Португальская еда

Елена Слав

В 2011 году португальцы были в полушаге от дефолта. Официально считается, что страну спасли 78 млрд евро финансовой помощи от ЕС и МВФ. Но реальной причиной динамичного выхода из кризиса стал туристический бум, принесший Португалии миллиардные инвестиции в строительство, транспорт и HoReCa. Если в 2006 году страну посетили 12 млн туристов, то к 2017-му туристический пассажиропоток одних только аэропортов достиг 44 млн человек.

 

Посещаемой страной Португалию сделали мощная реклама и способность португальцев точно и быстро сориентироваться в мировых тенденциях, вложить средства в инфраструктуру и наладить достойный сервис. Структура ВВП Португалии сегодня выглядит так: 75 % — сфера услуг, порядка 20 % — промышленность и лишь 2,7 % — сельское хозяйство. На долю сельскохозяйственных земель в целом (пахотная площадь под постоянные культуры и постоянные пастбища) приходится 40,4 % всей площади страны, это приблизительно 37 тыс. км2. В последние годы у производителей и переработчиков сельхозпродукции также открылось второе дыхание. Ведь среди всего прочего туристический бум взвинтил спрос и цены на еду.

 

Агрогеография

Географическое положение страны — перекресток на пути из Европы в Америку и Африку, а далее в Индию и Китай. Португалия расположена едва ли не в центре крупнейших торговых морских путей, которые особо не изменились со времен Васко да Гамы и Фернана Магеллана.

 

Берега страны с юга и запада омывает Атлантический океан. Длина береговой линии — 1 793 км. Это почти на 600 км больше, чем длина единственной сухопутной границы страны — с Испанией.

Португальцев чуть больше, чем белорусов. Страну, включая острова, населяют 10,5 млн человек. Около 28 % экономически активного населения занято в агросекторе, в том числе в переработке, а также в рыбном и лесном хозяйствах.

 

Континентальная Португалия делится на северную и южную части по границе реки Тежу, хотя климат в обоих направлениях примерно одинаковый — средиземноморский. В декабре там +12–15 °С. В феврале на всей территории страны начинается потепление, что означает цветение косточковых и сбор первого урожая цитрусовых. Летняя погода считается комфортной. Средняя температура воздуха — 26 градусов тепла, кроме августа, когда столбик термометра преодолевает отметку в 28 со знаком плюс.

 

На севере — горы. Здесь выпадает больше осадков, а в некоторых местностях зимой даже бывает снег. Чем дальше к югу, тем солнечнее и суше. Благодаря постоянному притоку влажных воздушных масс, приходящих с Атлантики, засушливый сезон в Португалии намного короче, чем на средиземноморском побережье Испании. Климат здесь в целом мягче, чем на остальной территории Пиренейского полуострова.

 

Основные зерновые культуры континентальной Португалии — пшеница на юге и кукуруза на севере. Повсеместно выращивают овес, рожь, ячмень. В низовьях рек юга в небольших объемах возделывают рис. Значительные площади отведены под бобовые и картофель. Овощеводство, садоводство и плодоводство распространены повсеместно, но по разнообразию продукции на первом месте стоит самая южная провинция страны — Алгарве. Здесь расположены гектары апельсиновых рощ, финиковых пальм, инжира, миндаля и рожкового дерева (Ceratonia siliqua), бобы которого используют в кондитерской промышленности в качестве заменителя какао. Особенность рожкового дерева — откалиброванные самой природой семена. Все бобы имеют одинаковый размер и массу — 0,2 г. Это свойство подметили еще древние римляне, использовавшие семена рожкового дерева как эталон веса. От латинского сeratonia в итоге произошло всем известное слово «карат».

 

Островная Португалия — два архипелага: Азорский (девять островов) и Мадейра (три острова). От Азора до португальской столицы 1 447 км по прямой, т. е. около двух часов самолетом. От Мадейры до Лиссабона еще ближе — чуть менее 1 000 км. Климат Азорских островов и Мадейры — морские и океанические субтропики: зимой там +14–20 °С, а летом около +34 °С.

 

Азорские острова обитаемые. Почти все острова архипелага специализируются, помимо туризма и рыболовства, на разведении КРС для мясо-молочной отрасли. На островах Пику, Грасьоза и Сан-Жоржи выращивают также виноград.

 

В архипелаг Мадейра входит прежде всего одноименный остров Мадейра с населением около 280 тыс. человек. Большое место в его жизни занимает сельское хозяйство. Местные почвы — суглинки вулканического происхождения, кислые, с высоким содержанием гумуса, магния и железа, со средним содержанием фосфора и с малым содержанием калия: то, что нужно для высоких урожаев всех видов овощей и фруктов, садовых культур, зерна, картофеля, бобов, кукурузы, арбузов и дынь, сахарного тростника. А на высокогорье расположены сплошные пастбища.

 

На втором по величине острове архипелага — Порту-Санту — климат более сухой, но пастбищное скотоводство здесь тоже считается одной из главных отраслей экономики. Хотя основной источник дохода все же туризм. Две известнейшие местные достопримечательности — песчаный пляж длиной 9 км и музей Христофора Колумба. В архипелаг Мадейра также входит группа островов Ильяш-Дезерташ — это национальный заповедник.

 

Агробизнес в Португалии считается отраслью, которая оказалась весьма отзывчивой на вложенные инвестиции. Сегодня по всей стране открываются сельскохозяйственные холдинги, в том числе с иностранным капиталом. В годы кризиса правительство ЕС активно субсидировало местных фермеров. Многие охотно брали в аренду предлагаемые участки земли площадью до 20 га по льготным ценам. Но кризис закончился, и постепенно стоимость аренды выросла. Сейчас владеть землей в Португалии — дорогое удовольствие, так что средняя португальская ферма не может окупиться только за счет производства и продажи сырья. В связи с этим буквально в каждом хозяйстве, помимо полей и хлевов, имеются мини-отель, магазин продуктов и сувениров, кемпинг, экскурсионное бюро, зал для дегустаций и т. п. При этом устричная ферма одновременно может специализироваться на выращивании орхидей, а владелец мини-свинокомплекса — возделывать еще и ананасовую плантацию.

 

Оливковая ветвь

 

Типичный португальский сельский пейзаж — оливковые деревья и виноградники, и для тех и для других хорошо подходят имеющиеся в изобилии известковые и тонкие песчаные почвы. Оливковое масло и вино — два предмета национальной гордости, на которых мы остановимся подробнее.

 

В Португалии настоящий культ оливкового дерева. Например, в сфере услуг есть отдельное направление — «оливковый туризм», а в каждой провинции существует свой музей «жидкого золота» — так здесь называют масло. Всего в стране выращивают около 10 сортов оливы. По мере созревания плоды могут становиться светло-зелеными, желтыми, розовыми, гранатовыми, коричневыми, фиолетовыми и черными.

С маслинами (черные плоды оливкового дерева) все не так просто. Они могут быть черными по двум причинам: либо созрели до черноты на дереве, либо их покрасили. Отличить можно так: у крашеных нет косточки, а у натуральных — есть, потому что они слишком мягкие, чтобы автомат на линии мог ее достать, не раздавив плод.

При изготовлении искусственных черных оливок берут зеленые плоды и «оксидируют» (насыщают кислородом). Этот процесс происходит в растворе едкого натра: в нем оливки вымачивают, чтобы быстро удалить натуральную горечь незрелости. Как стабилизатор окраски применяется глюконат железа. Такие оливки дешевле, и, как правило, на банках производители пишут Black oxidized.

Около 97 % оливкового бизнеса в Португалии — производство масла, остальное — сбор столовых оливок (недозревшие зеленые плоды оливкового дерева) и маслин (дозревшие черные плоды). В масличном секторе заняты около 1,6 % работников АПК, а примерно 60 % всех посадок оливкового дерева сосредоточено в регионе Алентежу. Всего в стране, по данным Международного совета по маслинам, порядка 500 маслозаводов, 12 рафинировочных заводов и 17 экстракторов оливкового жмыха. Площадь оливковых рощ Португалии составляет 352 тыс. га, и только 23 % орошаются искусственно. В среднем одно дерево дает 20 кг плодов, причем для производства 1 л масла требуется 5–6 кг маслин.

Сырые плоды оливы есть невозможно: они слишком горькие. Горечь пропадает только после вымачивания в специальном рассоле в течение нескольких недель.

Масло производят из плодов различной степени зрелости и оценивают по трем основным параметрам: «фруктовости», кислотности и остроте. Например, чем ниже кислотность, тем масло лучше и т. д. Масло из зеленых, недозрелых оливок считается более острым, но в то же время более тонким — для гурманов. Чем спелее маслины, тем выше кислотность масла. Лучшее натуральное масло получают механическим отжимом без нагрева.

 

Португалия производит около 80 тыс. т оливкового масла в год. Примерно 81 % от общего объема экспорта приходится на продукт класса Extra Virgin и Virgin, 8 % занимает масло из оливкового жмыха. Кроме ЕС португальцы поставляют оливковое масло в Бразилию, Анголу, Китай, Россию и страны СНГ.

 

Рыбные консервы

Рыболовный флот Португалии добывает морепродукты и в национальных водах, и в акватории мирового океана: Комиссия ЕС по рыболовству ежегодно выделяет стране особые квоты. Впрочем, рыболовством занимаются не только профессиональные рыбаки, но и многие фермеры. Лов рыбы — хороший дополнительный заработок.

 

Португалия занимает одно из первых мест в мире по потреблению морепродуктов — более 60 кг в год на человека. Для сравнения: белорус ежегодно съедает всего 13–16 кг.

 

Добывают сардины, ставриду, кальмаров, скумбрию, рыбу-саблю, хек, мерлузу, моллюсков и ракообразных. Средний улов — около 210 тыс. т в год. Это, кстати, совсем немного по сравнению с другими странами-рыболовами. Так, соседняя Испания добывает почти в 10 раз больше.

 

Рыбная промышленность Португалии — это более 220 предприятий. Около 30 % улова консервируется. Рыбные консервы активно продвигаются на зарубежные рынки: средний объем экспорта — 53–55 тыс. т ежегодно. В основном за границу в банках отправляются сардины, тунец или скумбрия.

На внутреннем рынке власти пропагандируют блюда из рыбных консервов как элемент здорового питания. Впрочем, у местных производителей консервов действительно трепетное отношение к качеству и натуральности продукта. Консервирование рыбы — старейший португальский бизнес. Многие здешние фабрики могут похвастаться историей в 80–100 лет. А первая фабрика по выпуску тунца в масле (оливковом, конечно же) открылась в стране аж в 1865 году.

 

Выбор рыбных консервов фантастически разнообразен. Банальными угрями, консервированными каракатицами и устрицами в томате португальца не удивить. Тренд последних лет — морепродукты с добавками из специй, бобовых, фруктов, салатов. В продаже есть консервы с оливье (точнее, с «русским салатом»). При таком разнообразии продукта конкуренция, естественно, обострена до предела. Особенно ярко это проявляется в оформлении: этикетки и дизайн упаковки некоторых консервов — настоящее произведение искусства. Консервомания привела к тому, что в стране десятки магазинов и ресторанов, где продают или подают к столу только консервы. Консервами пронизана государственная вертикаль. Например, компания, созданная при государственном Университете Алгарве, выпускает осетровую икру. Завод рассчитан на производство 5 т деликатеса в год, и 95 % этого объема португальские ученые отправляют на экспорт. При такой популярности продукта нет ничего удивительного в том, что каждый год в стране проходит фестиваль консервов.

 

Мясо и молоко

Животноводство Португалии основано на местных породах, привычных к жаркому климату, каменистым почвам и определенной кормовой базе.

 

Страна экспортирует 92,8 тыс. т мяса в год: говядину, баранину, свинину и птицу. В основном мясо идет на внутренний рынок с учетом немалого спроса туристического бизнеса и HoReCa. Но расширяется и экспорт. Например, для португальской свинины открыты рынки Индии и некоторых регионов Китая. В целом на долю животноводства приходится порядка 30 % от всего АПК.

 

Стадо молочных коров в Португалии небольшое — 235 тыс. голов. Зато каждая корова дает в среднем 8 260 кг молока. Итого производится 1,94 млн т. Потребление молока в стране находится на среднем уровне — 208 кг в год на человека. Для сравнения: среднемировое потребление — 111 кг, а среднебелорусское — 251.

По статистике, в Португалии около 6,5 тыс. хозяйств — производителей молока, из которых 40 % находятся на Азорских островах, где коров выпасают круглый год.

 

КРС содержат как мелкие фермеры, так и крупные предприятия, причем холдинги активно поглощают сырьевую базу. Сейчас молочный сектор страдает от перепроизводства: спрос на португальское молоко упал из-за введенного Россией запрета на поставки, замедления темпов роста в Китае и на развивающихся рынках. Внутреннее потребление также снижается. В рамках борьбы с кризисом со стороны правительства поступали предложения сократить производство, но поддержки у аграрного сектора они, разумеется, не нашли — вплоть до многотысячных акций протеста.

 

В 2017 году ситуация немного выровнялась: сливочное масло на европейском рынке подорожало с 2 500 до 7 000 евро за тонну, и Португалия быстро переориентировалась на производство востребованного продукта. Португальцы сбили цену, заполнив рынок, но вовремя остановились, поддерживая стабильный спрос. Среди других мер, позволяющих сохранить объемы производства, Португалия собирается ввести обязательную маркировку молочных продуктов с указанием страны происхождения, чтобы потребитель мог четко определить, где молоко «свое», а где «чужое», и ему проще было поддержать отечественного производителя.

 

Сыр с категорией

Впрочем, некоторые португальские молочные продукты и так достаточно серьезно защищены от конкуренции и подделок. В Европе в 1992 году были созданы специальные знаки качества, которые помогают охранять и продвигать на мировой рынок традиционные продукты питания. Первый из них — категория DOP (наименование, охраняемое по происхождению). Согласно рейтингу «Высококачественных пищевых продуктов и вин» эта категория обозначает «продукт, качество и вкусовые характеристики которого полностью или в большинстве обязаны географической местности, в которой произведены или переработаны». Учитываются не только природные особенности конкретного региона, но и человеческий фактор.

 

Знак DOP присваивается продуктам, весь цикл переработки которых проходит строго на территории определенной местности.

 

Категория DOP присвоена нескольким португальским регионам, где производят сыр. Большинство сыров в стране изготавливают из коровьего молока, но в последние годы очень популярно овечье. Распространены также сыры из смеси коровьего, овечьего и козьего молока.

 

Как правило, поставками продукции на рынок занимаются некрупные предприятия или фермерские ассоциации. Высококлассный сыр по определению не массовое производство.

 

Лучшим сортом считается овечий Серра-да-Эштрела — по сути, ровесник Португалии: его производят с XII века. Для этого берут молоко овец двух определенных пород и створаживают продукт не сычужным ферментом, а настоем из окультуренного чертополоха (официально он называется артишоком испанским).

Серра-да-Эштрела изготавливается только вручную и выдерживается в помещениях со стенами из местного гранита и сланцев, типичных для древних сыроварен в долине реки Мондего. Сыр зреет примерно месяц. По мере созревания он становится мягким и густым. Жирность обычного сыра — 45 %. Продается он маленькими головками с желтой хрупкой корочкой и кремообразной сливочной массой внутри.

В среднем на производство 1 кг такого сыра требуется 14 л молока. Но стоит он, если учесть элитарность и ручной труд, недорого — 20 евро за килограмм. Добавим, что есть сыр с таким же названием, но с твердый, со сроком созревания четыре месяца. Такой «старый сыр» имеет жирность 60 %, обладает более выраженным ароматом, или, как говорят португальцы, «интенсивной пикантностью».

 

Лучшие сыры из коровьего молока производятся на Азорах по традициям первых колонистов, приехавших из Фландрии (историческая область на территории современной Франции, Бельгии и Нидерландов). Продукт выдерживают в натуральных вулканических пещерах. Азорская корова и сама по себе аграрная знаменитость. По сути, это подвид голштинской породы. Но, как и многие островные животные, вырастает она до впечатляющих, по сравнению с континентальными аналогами, размеров.

 

Пожарные козы

Португальское правительство в 2018 году начало реализацию программы по разведению коз, чтобы предотвратить распространение летних пожаров. Предполагается, что стада будут пастись в районах с высоким уровнем пожарной опасности и естественным образом уничтожать сухую траву. Решение было основано на результатах «лабораторных» испытаний жарким летом 2012 года. Тогда 50 животных, которые паслись на расположенном по периметру соснового леса участке площадью 90 га, обеспечили выдающиеся противопожарные свойства поверхности поля. Проще было поджечь асфальт.

 

Первые фермы специализированных животных появятся к декабрю 2018 года. Всего в противопожарной охране будет задействовано более 4 тыс. парнокопытных. Стоимость программы — около 35 млн евро. Этой суммы должно хватить на «зачистку» 1,4 тыс. км пожароопасной территории. При этом применение коз не отменяет традиционных мер противопожарной профилактики, включая работу вертолетных патрулей и дронов.

 

Дубовый агробизнес

Как уже говорилось выше, леса в Португалии не только природоохранные территории или источник сырья для бумажной промышленности, но и крупный бизнес. Особенно если речь идет о плантациях пробкового дуба.

 

В Португалии сосредоточено более 35 % мировых пробковых лесов. Их состояние контролирует Министерство сельского хозяйства. Страна — мировой лидер по производству и переработке коры пробкового дуба, а само дерево — один из его главных национальных символов. Богатейшая в Португалии семья Аморим (ее состояние насчитывает порядка 4,5 млрд долларов) владеет Corticeira Amorim — крупнейшим предприятием по производству пробки.

 

Плантации пробкового дуба больше распространены в центральной и южной частях Португалии. Переработка — на севере страны.

Пробковый дуб живет 200–250 лет. Кора у него необычайно толстая, снимать ее можно не только со ствола, но и с ветвей. Дуб может давать «урожай» лишь начиная с 25 лет, когда его кора достигает «промышленно полезной толщины». После сбора урожая дерево не погибает. Через 9–11 лет урожай можно снимать повторно. Каждое дерево маркируют, указывая возраст и дату последней обработки: по закону собирать кору можно не чаще одного раза в 9 лет. Самой качественной считается кора, снятая со 150-летнего дерева. Кора дуба старше 200 лет, как правило, непригодна для производства пробки. Чтобы выкорчевать старое дерево, нужно получить специальное разрешение одного из главков Министерства сельского хозяйства и обязательно посадить новый дуб.

 

Урожай собирают с дерева в форме пластин с июня по август. Кору раскладывают под открытым небом, чтобы ее пропитали дожди. Перед переработкой сырье кипятят: это нужно, чтобы расширить «поры» и сделать пробку более эластичной.

Из пластин вырезаются цельные пробки для винных бутылок — они стоят дороже всего. Оставшееся сырье измельчается в гранулы или пробковую крошку, из которых прессуют пробки более низкого качества, а также строительные плиты, декоративные панели и т. п. В пригороде Лиссабона есть монастырь капуцинов XVI века, полностью построенный из пробкового дерева.

 

Работа в пробковом бизнесе считается самой высокооплачиваемой. Обычный рабочий получает за сбор пробки около 80 евро в день. Сборщикам платят не за выработку, а за рабочие часы, иначе в погоне за количеством они пренебрегали бы качеством и могли бы навредить дереву.

 

Пробковый бизнес — безотходное, возобновляемое производство. Кора, крошка и гранулы поставляются в 133 страны. При этом собственно на кору — продукт премиум-класса — приходится 72 % от общего объема экспорта, а на строительные и отделочные материалы — 25 %. По данным Португальской ассоциации производителей пробок (APCOR), общий объем пробкового экспорта в деньгах достигает почти миллиарда евро.

 

Кстати, в 2003 году на воду реки Дору был спущен семиметровый викингский драккар, целиком собранный из винных пробок. Владелец лодки — американец Джон Поллак, журналист и помощник бывшего президента США Билла Клинтона. На своем драккаре Поллак проплыл по Дору 265 км. Стройматериалы на проект копили всем миром: всего на постройку судна ушла 165 321 пробка.

 

Беру портвейн, иду домой

На территории бывшего СССР портвейн считался не самым благородным напитком, хотя пробовали многие, не исключая академиков. В народном фольклоре до сих пор живы «Агдам», портвейн «777», или «три топора», а также «Вино фруктовое», оно же «Слезы Мичурина». К настоящему портвейну смесь забродившего яблочно-виноградного сока и картофельного спирта, конечно, отношения не имела.

 

Портвейн относится к числу изысканных напитков, и технологию его изготовления придумали в первой половине XVIII века.

 

Отношения между Францией и Англией тогда в очередной раз испортились, и последняя потеряла основного поставщика вина. В качестве компенсации англичане решили наладить дружбу с португальцами. Но Португалия гораздо дальше от британских границ, чем Франция, а вино из долины Дору обладало слишком высокой кислотностью. До Туманного Альбиона в первозданном виде оно не доезжало — портилось. Однако затем кто-то додумался добавить в него бренди в качестве консерванта — так и появился портвейн. С тех пор британцы и португальцы спорят, кому первому это пришло в голову. Находясь в Португалии, небезопасно утверждать, что портвейн придумали британцы.

 

Портвейн — национальная гордость. Это тоже «регионально защищенный продукт»: настоящим портвейном может называться только продукт, который был произведен в долине Дору, и нигде больше. Виноградные ягоды отжимают, но так, чтобы не раздавить косточки, иначе появится ненужная горечь. Сусло сбраживается и крепится 77%-ным спиртом, благодаря чему останавливается брожение и в вине сохраняется естественный сахар. Зимой напиток хранят в винодельнях и потом перевозят в Порту, в погреба ведущих домов портвейна. Там его купажируют и оставляют дозревать в подвалах. Созревать он может 2, 3, 5, 10, 30 лет и больше. Самый старый портвейн — 155-летней выдержки. Две бочки, заложенные на хранение в 1855 году, обнаружили 10 лет назад в подвалах одного из домов портвейна. Специалисты оценили вкус как «безукоризненный», и портвейн выпустили в продажу лимитированной серией в 1 400 бутылок по цене 3 100 евро каждая. Для сравнения: крепленое португальское вино премиум-класса стоит около 300 евро, а самое простое — от 10 евро за бутылку.

Портвейн, разумеется, не единственный алкогольный напиток, который производит Португалия: местная винная карта очень разнообразна. Почти каждый регион специализируется на белых, красных, розовых винах. В Португалии только официально (т. е. в больших объемах) культивируют 21 сорт винограда. На севере страны производят винью-верде (Vinho Verde), или «зеленое вино», — уникальный игристый напиток, напоминающий шампанское, но с очень мягким вкусом.

 

Остров Мадейра — родина знаменитой мадеры. Это тоже крепленое вино. Технология его производства предусматривает длительный нагрев бочек до 45 °С, из-за чего продукт приобретает особый цвет, аромат и ореховый привкус.

 

Изготавливаются и ликеры. Самый известный называется жинжинья: его принято подавать в стаканчике из шоколада, а внутри должны плавать вишни. Популярна сладкая настойка на листьях эвкалипта и корице.

 

Португальцы также производят агуарденте — португальский бренди крепостью 46 градусов и медронью — водку крепостью 40 градусов — точнее самогон на плодах земляничного дерева.

 

В Португалии есть и местное пиво, правда, чуть более сладкое, чем среднеевропейское. Туристы называют его «пивом со вкусом портвейна».

 

Потребление сухих вин на душу населения в Португалии — 42 л в год, а крепких алкогольных напитков (включая импортные) — только 3,3 л. Прямо скажем, по этому показателю она заметно отстает от многих стран Европы, особенно Северной и Восточной.

 

Культ еды

Кухня Португалии одна из самых разнообразных в Европе: даже беглый перечень первых блюд, второго и «компота» займет пару страниц мелким шрифтом.

 

Типичный обед длится полтора-два часа. То есть обычно с полудня до двух. Деловой этикет запрещает назначать на это время рабочие встречи, и даже звонить кому-то по телефону считается невежливым.

 

Национальное блюдо — бакальяу — сушеная и очень соленая треска, которую иногда подают со сливками. В огромных количествах бакальяу предлагают туристам в ресторанах, а дома его едят по праздникам. В Португалии свободно сочетают мясо и рыбу, следуя традиции terra е mar («земля и море»), — например, говяжий стейк с креветками.

 

В некоторых регионах свои традиции. В Порту, например, популярны блюда из требухи. К субпродуктам любых животных и птиц здесь принято относиться с уважением. По легенде, в Средние века город находился в очередной осаде. И чтобы показать противнику свою силу, местные жители выбрасывали за крепостные стены куски хорошего мяса, а сами питались тем, что оставалось. Возможно, в наше время осаждающие могли бы подумать, что горожане сошли с ума, но тогда противник решил, что в городе просто огромные запасы продовольствия, а значит, осада бессмысленна.

Когда в 2011 году выбирали «семь гастрономических чудес Португалии», золото получила традиционная сарделька Альейра де Мирандела. Это блюдо, которое подается с картофелем или яичницей-глазуньей. Для колбасок бараньи кишки наполняют фаршем из говядины и курицы с большим количеством чесночной приправы и паприки. Сегодня популярна разновидность этой колбаски из свинины, оленины и фазана. Серебро взял овечий сыр Серра-да-Эштрела, о котором мы упоминали выше. А вот бронзу получил Калду Верде — традиционный зеленый суп-пюре, который любят готовить во всех регионах Португалии. В его составе лук, чеснок, картофель, бульон, оливковое масло и зеленые листья капусты грюнколь или кале. Подают суп с броа — хлебом из смеси кукурузной и ржаной муки.

Другие материалы
Комментарии
Войти как