Николай Попков: 2014 год будет переломным

Лилия Крапивина

Животноводческая отрасль Беларуси развивается не без проблем. Темпы роста производства молока и мяса не всегда соответствуют ожиданиям. А в некоторые периоды наблюдается даже временный спад. Как предлагает решить эти проблемы наука? Свои вопросы мы адресовали генеральному директору РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству» Николаю Попкову.

— Николай Андреевич, к 2015 году продуктивность дойного стада должна составить 6,5–7 тыс. кг молока на корову. В настоящее время этот показатель находится на уровне около 5 тыс. кг. Удастся ли достигнуть намеченного? Что предлагают ученые для выхода на запланированный результат?

— Ваш вопрос создает впечатление, что у нас в молочной отрасли вроде бы все плохо, но это не совсем так. Достаточно сказать, например, что в Республике Беларусь на одного человека производится 694 кг молока в год, а в такой передовой стране (фактически мировом лидере), как Нидерланды, — 684 кг. В Беларуси ведется системная работа по совершенствованию специализации молочного скотоводства, модернизируются молочно-товарные фермы, внедряются наукоемкие ресурсосберегающие технологии. Что касается потенциала, то с точки зрения генетических возможностей породности нашего стада рубеж 6,5–7 тыс. кг молока на корову не является проблемным. Разводимая в стране черно-пестрая порода крупного рогатого скота имеет потенциал продуктивности в пределах 8–10 тыс. кг молока от коровы в год. Уже есть все возможности, чтобы получать 6,5–7 тыс. кг. Тем более что в республике группа хозяйств уже имеет такой показатель. Сегодня в стране 159 сельскохозяйственных организаций имеют удой свыше 6 тыс. кг молока, а у 57 — продуктивность свыше 7 тыс. кг. Это и подтверждает, что поставленная задача не проблема: есть все условия для ее решения.

В то же время сегодня 40 % из 1 335 всех сельскохозяйственных организаций, которые занимаются производством молока, имеют продуктивность ниже средней по республике, т. е. удой ниже 4 тыс. кг. Печально также, что у 12 % сельхозорганизаций продуктивность дойного стада менее 3 тыс. кг. И совсем плохой пример: 15 хозяйств получают удой менее 2 тыс. кг. Их немного, но они есть, к сожалению.

Если проанализировать динамику продуктивности коров за последние годы, то мы увидим, что там нет устойчивого роста: один год наблюдался небольшой прирост, затем происходило снижение, т. е. фактически мы топчемся на месте. Так, в 2011 году удой на одну корову по республике составил 4 522 кг, в 2012-м — 4 711 кг, в 2013-м — 4 570 кг. До 5 тыс. кг недотягиваем. Казалось бы, и немного, но эту прибавку обеспечить никак не можем.

Если же сравнить нынешние показатели с теми, что были в начале 2000-х годов, то прогресс, конечно, есть. Тогда у нас среднегодовой удой был на уровне 2 150 кг. Мы приняли соответствующие программы, многое решили за счет организационных мероприятий, административного ресурса, повысили в целом уровень кормовой базы. В результате в 2006 году подошли к 4 тыс. кг, а в 2008-м уже превзошли этот рубеж. Когда же пошли дальше, то увидели: чтобы надоить 5–6 тыс. кг, надо решить комплекс вопросов, в первую очередь иметь соответствующую кормовую базу. Надо обеспечить качество объемистых кормов, я имею в виду и кукурузный силос, и травяных кормов: сенажа, силоса травяного. Причем кукурузный силос и травяные корма должны быть в оптимальном соотношении — один к одному. То есть хозяйства должны иметь энергетические корма на уровне не менее 10 МДж. Соответственно, в них должно быть и необходимое количество белков. При высоком качестве объемистых кормов мы бы могли практически без концентратов спокойно получать 5 тыс. кг молока.

Причины проблем в том, что у нас этого нет. Имеющаяся в Беларуси кормовая база соответствует тому уровню продуктивности, который мы имеем. Так что, если серьезно не займемся качеством кормов, то выше по молоку не поднимемся.

Каждому специалисту и руководителю необходимо знать и понимать, что корма являются важнейшим средством интенсификации животноводства и главным условием экономически эффективного производства животноводческой продукции. Именно корма на 60–70 % формируют продуктивность скота, в решающей степени влияют на рост производства молока и мяса, снижение себестоимости и повышение конкурентоспособности товарной и племенной животноводческой продукции. Поэтому так важно обеспечить их качество, ведь не зря народная мудрость гласит: «Молоко у коровы на языке».

Проанализировав ситуацию с кормами, мы видим, что при несбалансированности рационов по основным питательным и биологически активным веществам генетический потенциал животных используется на 50–60 %, а недобор животноводческой продукции составляет 40–50 %.

— Вероятно, животноводы-практики понимают свои проблемы. Что же они реально должны сделать, чтобы получить высокопродуктивные качественные корма?

— Да, большинство хозяйственников это понимают и знают, как достичь результата. Если они имеют корма высшего качества, тогда на удой примерно 6,5–7 тыс. кг надо условно 15–16 % концентратов в общей структуре. Если речь идет о качестве кормов уровнем ниже, то надо уже 20–22 % концентратов, еще ниже — 35–40 %. Практически получается так: чем выше концентрация энергии в сухом веществе травяных кормов, тем меньше требуется концентратов. Пока же все издержки основного рациона компенсируем дорогостоящими компонентами — концентратами. Вот вам и экономика хозяйства.

Чтобы получить качественные корма, надо обладать соответствующей материально-технической базой и применять передовые ресурсосберегающие технологии. То есть хозяйства должны заготовить корма первым укосом травы максимум в течение двух недель — в самую оптимальную фазу содержания питательных веществ в травах. Сделать это могут не все. Не хватает высокопроизводительной техники, чтобы успеть скосить и убрать травостои в короткие сроки, и заготовка кормов растягивается почти на месяц. Да к тому же ежегодно сплошь и рядом мы видим нарушение и несоблюдение рекомендованных технологических требований заготовки и закладки кормов на хранение.

Еще одна проблема, на которой акцентирует внимание и Минсельхозпрод, — недостаток в структуре посевных площадей многолетних трав, зернобобовых: клевера, люцерны. Требуется в разрезе каждого региона критически проанализировать сложившуюся структуру кормовой базы и с учетом рекомендаций ученых и передового опыта привести ее к оптимальному состоянию. Без качественных, полноценных кормов «большого» молока не получим.

— Между тем молочное скотоводство перешло на индустриальную основу, созданы современные молочно-товарные фермы и комплексы. Как этот фактор повлиял на повышение продуктивности коров?

— Да, республика последние годы очень активно ведет строительство крупных молочно-товарных комплексов. Это прекрасно. Мы видим, что в прежних условиях, в которых работали наши отцы и деды, вести производство уже невозможно, исходя из демографической ситуации, социальных и экономических факторов. Нужны новые условия, и они предложены на новых животноводческих комплексах. В настоящее время в Беларуси 41,1 % дойного стада содержится на современных высокотехнологичных фермах. По Гродненской и Брестской областях этот показатель превышает 50 %. Это нормальный уровень, и, казалось бы, он должен нас радовать. Увы, запланированного результата пока не получаем. Думали, что переместим животных на хорошие комплексы — и сразу молоко польется. Теперь видим, что само по себе строительство новой фермы не решает проблем производства.

Причины сложившейся ситуации нужно рассматривать только в сумме факторов, которые системно оказали отрицательное влияние на продуктивность дойного стада и уровень валовых надоев молока. Надо понимать, что промышленная технология требует очень жесткого соблюдения, здесь не может быть мелочей, включая комплектацию фермы поголовьем и выполнение требований по всей технологической цепочке. Мы же в некоторых случаях, перейдя на промышленную технологию, перенесли туда и старые, «хлевные» подходы, поэтому и обожглись. На ряде ферм возникли проблемы с организацией производства молока интенсивными методами, что связано с непониманием сущности новой технологии, с неготовностью руководителей, зооветспециалистов и исполнителей к ведению производства на совершенно новом хозяйственном и научно-техническом уровне.

Проблемы возникают в силу незнания того, как кормить животных. Им надо давать корма с оптимальным удельным весом концентратов. Мы же пытаемся компенсировать концентратами недостатки энергетической питательности рациона. Ну как же, вложили такие деньги, надо же иметь окупаемость — пытаемся получить больше молока! Недостатки в кормлении, невыполнение технологических требований в процессе содержания приводят к негативным последствиям, например к заболеваниям конечностей коров, маститам, к снижению воспроизводства животных.

Вместе с Минсельхозпродом наш научно-практический центр в 2013 году провел учебу кадров по этим проблемам. Продолжим эту работу и в нынешнем году. Самое главное, уже есть понимание того, что так, как мы делали раньше, сейчас работать нельзя, — надо соблюдать технологические регламенты, применять системные подходы, основанные на комплексной механизации и автоматизации процессов. Стоит напомнить и о жесткой исполнительской дисциплине кадров на производстве.

Я уверен: 2014 год станет переломным в решении этих проблем. Мы будем двигаться вперед с тем расчетом, чтобы в 2015-м уже получить определенный результат. Я реально оцениваю ситуацию и думаю, что в нынешнем году мы не сделаем резкого скачка, но большой комплекс организационно-технологических мероприятий уже в конкретной обстановке мы проведем. Имеется в виду подготовка соответствующей структуры посевных площадей, где будут многолетние травы. Более предметно разберемся и с качеством кормов.

К сожалению, проблемы с кормами отразились и на воспроизводстве стада. Одностороннее увлечение кукурузным силосом привело к тому, что по итогам 2013 года мы имеем очень плохие показатели по воспроизводству — 74 теленка на 100 коров. Мы никогда не опускались до такого уровня. Я уже 40 лет работаю в животноводстве, такое было разве что во времена моей молодости. В Беларуси уровень воспроизводства стада в последние годы составлял 84–85, уже подходили к 89–90. Для эффективного воспроизводства нужно обеспечить выход 95 телят на 100 коров. Поэтому необходимо принимать решительные меры в этом деле, исправлять ситуацию, выходить на высокий показатель воспроизводства стада и его сохранности, особенно коров и приплода.

Научных разработок, рекомендаций, предложений, пособий, как это сделать, достаточно. Их разрабатывают наш центр и дочернее предприятие — РУП «Институт экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского». Можно выбрать любую рекомендацию в соответствии с предпочтениями и возможностями — нужны только желание, исполнительская дисциплина и ответственность за дело, а этого нам порой и не хватает. Знаете, зачастую, когда разбираемся с конкретными проблемами в хозяйствах, не слышим от специалистов убедительных аргументов, почему нельзя было выполнить установленные требования. Есть лишь невнятное «недосмотрели, упустили». Такого быть не должно.

— Николай Андреевич, давайте вернемся к проблематике племенного дела в республике. Вы уже начали говорить о созданном высоком генетическом потенциале дойных коров — 8–10 тыс. кг молока. При каких обстоятельствах, условиях можно ожидать его реализации в хозяйствах?

— Последние годы мы работаем над созданием высокопродуктивных генотипов молочного скота — белорусского голштина. У нас уже есть племенное ядро для получения выдающихся быков-производителей и формирования конкурентоспособных стад коров с генетическим потенциалом не менее 12 тыс. кг молока за лактацию. Считается, если корова способна давать продуктивность на уровне 12–15 тыс. кг, т. е. в пределах более 1–1,5 тыс. кг молока на 100 кг живого веса, значит, она конкурентна.

Сегодня сформирована популяция из 450 тыс. коров специализированного молочного типа, белорусского голштина. Порода имеет потенциальные возможности в пределах 10–11 тыс. кг молока. Это очень хороший показатель, который соответствует мировому уровню. При апробации этого стада выяснилось, что оно реализовало свои генетические возможности почти на 85 %. Мы надоили 9,2 тыс. кг молока. Сейчас такие стада уже есть на многих фермах, комплексах. За ними будущее.

— Какие новые разработки ожидаются в селекционно-племенной работе в 2014 году? На какие результаты они нацелены?

— Разработаны модели полифакторных индексов племенной ценности коров, быков-производителей, ремонтных телок и бычков, на основе которых подготовлена методика комплексной оценки животных в молочном скотоводстве республики. Она по своей значимости не будет уступать тем, которые применяются в странах с развитым молочным скотоводством. Это позволит отбирать для разведения животных с высокой племенной ценностью, что будет способствовать более полной реализации генетического потенциала. При 70%-ной его реализации средняя продуктивность дойного стада в республике будет доведена до 6,5 тыс. кг молока. Это позволит полностью удовлетворить потребности внутреннего рынка, создать необходимые резервы для поставки молока и продуктов его переработки на внешние рынки.

В племенной работе для ускорения селекционного прогресса ученые Научно-практического центра по животноводству широко применяют биотехнологические методы: совершенствуют методы искусственного осеменения, занимаются получением и трансплантацией эмбрионов. Идут работы над получением эмбрионов крупного рогатого скота in vitro. Пересадка эмбрионов широко вошла в практику. На агрокомбинате «Снов», ГП «ЖодиноАгроПлемЭлита», РУСП «Племзавод «Кореличи», РУСП «Племзавод «Красная Звезда» проводятся эмбриопересадки от отобранных по генетическим параметрам коров. В 2013 году получено 82 теленка-трансплантанта. Эмбрионы получаем от коров с продуктивностью не менее 10 тыс. кг молока жирностью 3,6 % и содержанием белка 3,1 %. Впервые в республике в 2013 году в СХК «Лясковичи» Национального парка «Припятский» получены эмбрионы скота абердин-ангусской породы мясного направления. Применяются ДНК-технологии. Перспективное направление работы наших ученых — геномная селекция — оценка племенных качеств животных по генотипу.

— В плане развития животноводства Беларусь занимает достойное место среди стран-соседей, партнеров по Таможенному союзу и ЕЭП. Какие контакты, взаимодействия ученых в этой сфере могут быть полезными и перспективными?

— Беларусь по производству продукции животноводства на душу населения является лидером не только среди стран Таможенного союза, но и среди экономически развитых государств. Так, в 2013 году сельскохозяйственные организации республики произвели более 6,2 млн т молока, 1,5 млн т мяса, в том числе 633 тыс. т говядины, 457,6 тыс. т свинины, 505,7 тыс. т птицы. Резервы для увеличения производства сельхозпродукции имеются очень большие. Для этого мы должны не просто производить продукцию, а еще и ориентироваться на экономику, повышать интенсивность производства.

Считаю, что в Таможенном союзе нужно ввести единую оценку племенных качеств сельскохозяйственных животных. Это позволит обмениваться племенным материалом во всех отраслях животноводства и интенсифицировать отрасль в целом.

В России сейчас вышли на уровень производства молока 4 тыс. кг от одной коровы в год. Мы постоянно контактируем с российскими коллегами. Бывали в Башкортостане, Амурской, Брянской областях, знакомились с их опытом, обменивались мнениями. Вот сейчас брянские коллеги просят нас помочь им организовать программу по племенному делу и по молоку. Также мы сделали заявку на участие в конкурсе по отработке программы ведения племенного животноводства в странах Таможенного союза. Считаем, что в этом деле у нас есть хороший опыт, разработки, которые можно использовать и в других странах.

Мы также видим, что в России в мясное скотоводство активно пошел бизнес: у него появился интерес к этой отрасли. Если частный инвестор будет системно вкладывать средства в технологии животноводства, в кормопроизводство, то можно ожидать активного продвижения этих отраслей. Поэтому нам здесь тоже не надо расслабляться и довольствоваться имеющимся. Нельзя отстать в развитии этой сферы, поскольку наверстывать упущенное будет труднее.

— Белорусская молочная и мясная продукция стала брендом на внешнем рынке. Что нужно сделать, чтобы укрепить эти позиции?

— Да, качество нашей пищевой продукции оценено потребителями. Мы задаемся вопросом: в чем же конкурентоспособность белорусского молока? В цене? Нет, по цене на молоко мы никогда не будем конкурировать с Новой Зеландией. Это всем понятно: разные климатические условия. Мы конкурируем благодаря натуральности нашего продукта. В этом все дело. Натуральный продукт — наш бренд и надо его поддерживать.

Вот сейчас возник вопрос по птице. Ведь наша птица такая же, как и российская, американская и пр. Может быть, стоит ради натуральности нашего бройлера не доводить его среднесуточный привес до 69 г, а ограничиться 45 г? Тогда мы сможем сказать, что наша птица выращена на естественных кормах, без добавок, поэтому ее качество лучше. Точно так же нужно производить свинину, говядину, молоко. Правда, пока мы говорим о качестве обобщенно. Думаю, надо четко сказать, чем же наше мясо, молоко отличается от того же новозеландского. Я задаю этот вопрос и своим коллегам-ученым, и нашим хозяйственникам. Надо работать над тем, чтобы конкретно показать, чем наша продукция лучше.

Другие интервью
Комментарии
Войти как
Баннер-растяжка (внизу)