Гарри Коллар: эффективным должен быть комплекс машин в целом

Алексей Жуков

Тракторы Fendt, Challenger, Massey Fergusson и Valtra хорошо знакомы многим аграриям стран Таможенного союза. Последние 25 лет эти бренды развиваются под крылом международной корпорации AGCO. В неюбилейном интервью на выставке SIMA-2015 старший вице-президент корпорации, генеральный менеджер AGCO по Азиатско-Тихоокеанскому региону Гарри Коллар рассказал «БСХ» об особенностях рынка стран СНГ, о главных трендах в сельхозмашиностроении и об антарктической экспедиции Massey Fergusson.

— Насколько важен для AGCO рынок стран СНГ, и в частности Беларуси?

— Страны СНГ всегда были и будут иметь большое значение для AGCO. Мы ведем большой бизнес в России, поставляя туда нашу технику. Год назад открыли совместное предприятие в России по сборке тракторов, комбайнов и двигателей. К сожалению, из-за политических проблем сейчас не самое лучшее время для начала такого большого бизнеса, но мы это понимали и были готовы к трудностям, так что не собираемся отступать и намерены вести серьезный бизнес в СНГ.

Под политическими проблемами я имею в виду не санкции или антисанкции, которые вводят друг против друга Россия и страны Запады. Нас в большей степени затрагивает внутренняя политика российского правительства в аграрной отрасли, машиностроении. Насколько аграрии готовы инвестировать в развитие производства, в покупку новой техники? Сейчас видно, что характер спроса меняется. Он сохраняется на хорошем уровне в среднем ценовом сегменте, где работает и Минский тракторный завод, а вот спрос на премиумные тракторы западных марок действительно буксует.

Белорусский рынок для нас всегда был интересен — хотя бы по той причине, что политика вашего правительства в плане развития АПК значительно отличалась от российской. Главной трудностью для работы на белорусском рынке для нас была и остается конкуренция со стороны МТЗ. Это доминирующий игрок на вашем рынке, и, надо признать, у нас не всегда был правильный продукт, который мог бы играть с ним на одном поле.

Сейчас я отвечаю за развитие AGCO в Азии, и в частности в Китае, а до этого восемь лет работал в Европе и в странах СНГ, провел много времени на совместных предприятиях в России. Развивая бизнес и производство в Китае, мы делаем ставку на новую серию тракторов. Они будут иметь двигатели малой и средней мощности, их уровень оснащенности будет соответствовать базовым моделям МТЗ. Конечно же, цена такого трактора будет ниже, чем у стандартных моделей брендов AGCO, возможно, немного дороже, чем у МТЗ. Надеюсь, получим хороший продукт, который сможет достойно выступить на развивающемся азиатском рынке.

Еще один сильный конкурент из Беларуси — «Гомсельмаш». Это серьезный и крупный игрок на рынке Беларуси и России.

— У AGCO несколько брендов. Какие из них демонстрируют лучшие результаты в странах СНГ?

— Можно сказать, что за время работы AGCO на рынке СНГ у каждого бренда был успешный период. Лет десять назад отлично продавались тракторы Valtra, в первую очередь в Сибири, особенно в лесной промышленности. В этом была заслуга нашего дистрибьютора, но нельзя сбрасывать со счетов и то, что финский трактор — хороший вариант для работы в тяжелых северных условиях.

Результаты Massey Ferguson во многом зависят от активности дилеров, и в некоторых регионах мы добились успеха.

У Fendt отличная репутация среди аграриев России и Беларуси, особенно в крупных хозяйствах, где требуются самые совершенные технологии.

Был пятилетний период, когда Challenger оказался очень популярен в ваших странах, причем именно тракторы на гусеничном ходу. Колесные Challenger так и не снискали большой славы.

Подытоживая, могу сказать, что результатами высокотехнологичных Fendt и гусеничных Challenger наша компания довольна больше всего. Надеюсь, что совместное предприятие придаст им дополнительный импульс.

— Какой из ваших брендов можно назвать номером один?

— Massey Ferguson — наш глобальный бренд номер один, известный на всех континентах. Fendt — технологический лидер, именно на его базе разрабатываются и внедряются новейшие технологии. Valtra — трактор, созданный в Скандинавии для экстремальных условий, что, правда, не мешает этой машине хорошо продаваться в Южной Америке. Challenger — мощные машины на гусеничном ходу из Америки.

— Какие тренды, на ваш взгляд, будут главными в сельхозмашиностроении в течение ближайших пяти лет?

— Тренд номер один — развитие электронной начинки тракторов, применение телеметрии, развитие точного земледелия. Точное земледелие уже сегодня предполагает постоянный обмен данными. Они должны с поля поступать агроному, чтобы он мог принять решение и выдать точные указания по применению удобрений.

Я думаю, что в ближайшие годы все производители будут инвестировать в это направление и развивать электронное наполнение техники. У нас тоже есть такая технология. Она называется Fuse и объединяет все машины на ферме в единую сеть.

Индустрия видит здесь ресурс для увеличения производительности хозяйства, роста доходов фермеров. Ведь они будут использовать ровно столько удобрений или средств защиты растений, сколько нужно, а не столько, сколько получается. Речь идет об увеличении эффективности, но не каждой машины в отдельности, а комплекса в целом. Эффективным должен быть не трактор или сельхозмашина, а машинно-тракторный агрегат целиком.

Тренд номер два — то, чем мы занимаемся уже многие годы: наращивание мощности техники. Основная причина — рост размеров ферм. Эта тенденция характерна для всего мира, и даже для Азии, в том числе Китая. Сейчас фермы здесь слишком маленькие, чтобы быть высокопродуктивными. Местные аграрии понимают это и расширяют фермы.

Россия, Беларусь, Украина, Казахстан — хорошие примеры высокопроизводительных масштабных хозяйств. Этот тренд сегодня присутствует и в Азии, и в Африке, и в Европе. Фермы будут укрупняться, поэтому более мощная техника будет востребована.

— Как вы думаете, есть ли предел для наращивания мощности тракторов?

— Есть, и мы уже близки к нему.

— И каков этот предел?

— Трактор сам по себе не увеличивает производительность. Все зависит от того, насколько эффективна машина, которая с ним агрегатирована. По мере роста ширины захвата и мощности трактора (600, 700, даже 1 000 л. с.) вы рано или поздно столкнетесь с тем, что, каким бы большим ни было поле, агрегату будет просто тяжело развернуться, а это непосредственным образом скажется на эффективности его работы. Можно сказать, что мы видим начало конца гонки мощностей. Далее вектор развития будет направлен в сторону увеличения числа и сложности электронных компонентов, развития точного земледелия.

— Как вы оцениваете перспективы альтернативных двигателей — водородных, электрических — в сельхозмашиностроении? За последние годы продемонстрировано несколько концептов. Работает ли AGCO в этом направлении?

— Безусловно, это тренд будущего, новые возможности для повышения эффективности. Сегодня наиболее близки к выходу на рынок гибридные концепции: у вас есть обычный дизельный двигатель, который вращает генератор. Однако такая конструкция пока получается довольно громоздкой, а нам нужно что-то более эффективное.

У нас есть несколько проектов в этой области — как для комбайнов, так и для тракторов. Мы видим в альтернативных двигателях большой потенциал, в первую очередь в плане энергоснабжения и управления прицепной техникой. У электрического привода агрегатируемых машин большое будущее. Эта технология уже есть на рынке.

У альтернативных источников есть и свои ограничения. Например, прежде чем трактор получит электродвигатель, должен произойти прорыв в производстве аккумуляторов. Мы уже видим серьезный прогресс в этом направлении в автомобилестроении. Однако емкости аккумуляторов пока недостаточно, чтобы обеспечить приемлемый уровень автономности для сельхозтехники.

Я думаю, что новые виды двигателей — перспектива не ближайших пяти лет. Но через пять-десять лет это может стать одним из главных трендов.

— В этом году трактор Massey Ferguson доехал своим ходом до Южного полюса. Какова была цель данной экспедиции?

— Это длинная история. У AGCO есть партнер в Голландии, фермер, с которым у нас просто отличные взаимоотношения. Лет пять-шесть назад он затеял проект, в ходе которого собрался доехать на тракторе от Европы через Африку до Антарктиды. Добравшись до последнего этапа, он обратился к нам за спонсорской помощью, и мы не смогли отказать, т. к. это отличная идея.

Экспедиции понадобилось 800 часов чистого ходу, чтобы добраться до Южного полюса. В течение этого времени участники постоянно делали записи в социальных сетях, выкладывали видео. Мы получили сотни тысяч просмотров и «лайков». В итоге вышла хорошая маркетинговая кампания: отличная команда, отличная идея — идеальные послы бренда Massey Ferguson.

Надо заметить, что в 1958 году знаменитый путешественник, покоритель Эвереста Эдмунд Хиллари уже совершил подобное путешествие на двух 24-сильных тракторах Massey Ferguson. И сейчас, через пятьдесят с лишним лет, мы повторили то путешествие и снова добрались до полюса. Это лучшее подтверждение надежности и качества Massey Ferguson. Конечно же, трактор для экспедиции был специально подготовлен, но мы взяли стандартную серийную модель: такой же серийный мотор, разработанный в Финляндии, как и на других тракторах, стандартная трансмиссия. За 800 часов похода не было никаких серьезных поломок.

— Начиная новый бизнес в Китае, вы не боитесь, что местные производители смогут взять ваши технологии и составить в будущем вам конкуренцию? Китайская техника с каждым годом выглядит все лучше и лучше, по меньшей мере на выставках.

— Мы предприняли некоторые шаги, чтобы защитить себя в Китае. У нас нет партнера в этой стране. Наше новое производство целиком принадлежит нам и строится с нуля. Мы развиваем собственную сеть поставщиков, следим за тем, чтобы к ним уходила только информация, необходимая для работы.

И главное — вся самая сложная инженерная работа для проекта делается здесь, во Франции. В Китае разрабатываются отдельные узлы и детали, дополнительное оборудование, но вся главная инженерная работа осуществляется в Европе. Мы думаем, что так сможем защитить технологии и создать новую платформу для работы на развивающихся рынках.

Китайцы, безусловно, развиваются. Они скупают западные предприятия, создают совместные бизнесы, чтобы получить доступ к технологиям. Это очень умные, сообразительные люди, которые уже в состоянии делать машины мирового уровня... Но если мы возьмем высокотехнологичные решения, то произведенные в Китае, они будут стоить примерно столько же, сколько и на Западе. Кроме того, китайским машиностроителям потребуется время, чтобы внедрить какую-либо приобретенную технологию, и здесь наша задача — в технологическом плане всегда быть на шаг впереди.

Другие интервью
Комментарии
Войти как