Фермерское садоводство: учение в бою

Александр Ращупкин

В Беларуси можно стать успешным предпринимателем в сельском хозяйстве без помощи государства и банковских кредитов. Пример тому — крестьянское (фермерское) хозяйство «Новатор Сад» в Дзержинском районе Минской области. Когда-то здесь все начиналось с двух гектаров земли, сегодня такую площадь занимают только насаждения на шпалере. Хотя успех не исключает испытаний — как на технологическом, так и на экономическом поприще.

На плодовом рынке тесно

Самую ответственную работу глава фермерского хозяйства Владимир Марченко делает сам. Когда мы с генеральным директором ассоциации «Белсадпитомник» Анатолием Коренько приехали к нему, фермер на тракторе окучивал отводки на маточнике подвоев. Это надо было сделать без промедления, иначе оголенная корневая система подмерзла бы.

«Новатор Сад» — своего рода гордость ассоциации, в первую очередь потому, что Владимир Марченко всего добился собственными силами. Государство помогло ему разве что трактором в лизинг и благоустройством площадки под хранилище. Все остальное он покупал, создавал и строил за свои деньги. Даже кредиты не брал — развивал хозяйство за счет реализации продукции, посадочного материала.

По специальности Владимир Марченко физик, однако судьба так распорядилась, что в 2001 году он занялся плодоводством.

— Тогда образование мое никому особо не нужно было, в принципе, как и сейчас, — вспоминает фермер. — Я решил, что раз уж попал в эту колею, то надо довести дело до конца, с отдачей, и не стал кидаться из одной сферы деятельности в другую.

Начали работать всей семьей с 2 га — медленно, но уверенно. Все делали своими руками. Первые саженцы, разумеется, покупали. Сегодня Владимир Марченко убежден: чтобы не тратить лишних средств, надо в хозяйстве иметь свой саженец. Надо, чтобы в хозяйстве было все — от посадочного материала до хранилища, полного продукции. Иначе конкуренции не выдержать. Сначала яблоки хранили в подвале, сегодня построено хранилище на 300 т.

Без хранения на яблоке не заработаешь хотя бы потому, что спрос на плодовую продукцию весьма неустойчив. В этом сезоне особенно трудно конкурировать с польским яблоком, которого торговые сети берут фуру, тогда как белорусского — пару тонн. По сведениям фермера, себестоимость плодовой продукции в Польше сегодня очень низкая, отчего и цена ее привлекательна даже с учетом транспортировки и таможенных пошлин. К тому же сейчас к нам поступает польское яблоко самого лучшего качества, которое раньше уходило на недоступный нынче российский рынок.

Впрочем, и на наше яблоко уже есть спрос. Наиболее рентабельными (и урожайными) в хозяйстве оказались сорта Эрли Женева (это было самое первое яблоко и, соответственно, самое дорогое) и Чемпион.

Российский рынок посадочного материала сегодня также теряет покупательную способность. Такому небольшому хозяйству, как «Новатор Сад», подстроиться легче, тем более что здесь ставку сделали не на количество (не более 80 тыс. саженцев в год), а на ассортимент. По оценкам Владимира Марченко, труднее придется тому, кто вырастил миллион саженцев яблони, а теперь столкнулся с тем, что покупатели рассчитывают, что цены в российских рублях останутся неизменными, несмотря на падение курса.

Обрезку зайцу не поручишь

— Начинал Владимир Викторович пешком, потом — на велосипеде, а теперь уже не сосчитать, сколько у него машин и тракторов, — смеется Анатолий Коренько.

Сегодня в КФХ «Новатор Сад» 12 га земли: новые перспективные сады, а также немного старых (10–15 лет), которые ждет раскорчевка. На их месте тоже будут насаждения на шпалере.

Ассоциация «Белсадпитомник» постоянно снабжает своих членов полезной информацией, ежегодно проводит учебу для садоводов, организует семинары в хозяйствах, приглашает зарубежных специалистов, ученых. В хозяйстве Владимира Марченко даже открыта Школа передового опыта.

Набравшись этого самого опыта дома и в заграничных поездках, глава хозяйства решил наконец посадить современный интенсивный сад уплотненного типа по схемам от 4 × 0,7 до 4 × 1,2 м. Глядя в будущее, Владимир Марченко намерен впредь в садах высаживать не менее 2,5 тыс. деревьев на гектар (если не все 3,5 тыс.).

Пока же яблоня на шпалере занимает 2 га, и на ней фермер оттачивает навыки удобрения, защиты и обрезки. Последняя — крайне тонкая операция, и ее посторонним не доверяют.

Бамбуковая опора держит шпалерный лидер — ветвь, которую не укорачивают, а лишь сдерживают регулятором роста. Толстых веток на такой яблоне быть не должно. Трехлетнюю древесину после плодоношения обрезают по принципу «стройного веретена». Все ветви, кроме лидера, должны быть тоненькие, плодоносящие. Скелетные ветви тоже убирают.

Первые ветви надо обязательно оттянуть, чтобы они не пошли расти вверх. Если их потом обрезать, они вырастут еще больше и яблоня будет работать на дрова, а не на урожай. Поэтому их оттягивают — шпагатом фиксируют в нужном направлении.

— В многолетнюю древесину мы не залазим, не делаем грубых обрезок, замечая, что ветка не туда пошла. Если рубануть, то сразу из нее штук пять тоненьких вылезет. Поэтому обрезают только однолетнюю древесину, отросшую за год, по 5 см, постепенно. Нам нужен маленький рост ветвей, где каждое яблоко будет на солнышке, — объясняет Владимир Марченко.

Штамбы деревьев обмотаны специальным пластиком, защищающим от грызунов, гербицидов, морозобоин. Такое обматывание активно применяют в Европе, а вот в хозяйстве попробовали впервые (раньше просто белили). Насколько оно эффективно, покажет время. Конечно, если уровень снега окажется высоким, то ветви сможет достать не только заяц. Ветку поест — поможет с обрезкой, шутит фермер. Гораздо хуже, если снега не будет и грызун повредит у основания штамб — самое ранимое место. Заяц отрывает полоску коры, тянет ее, и весь штамб оголяется.

Чередование в основе защиты

Уязвимые европейские сорта, растущие на шпалере, требуют максимальной защиты. Начнем с того, что в междурядьях скашивают траву и вносят гербициды: первый раз — глифосат, затем — его же вместе с почвенным препаратом, чтобы удерживать сорняки до сбора урожая. Позже, когда ветки согнутся, применять глифосат опасно: на них может попасть яд.

Траву скашивают пять раз в году, если не больше (в зависимости от погоды). Последние два года на этих насаждениях применяли гербицид «Фолар» — он держит сорняки с самой середины июля.

Защита от парши требует не менее 10–12 обработок. В наиболее уязвимые периоды — до и после цветения — их число может увеличиваться, особенно в дождливую погоду. Есть сорта (например, Эрли Женева), на которых проводится еще больше обработок: если идут дожди, то фунгициды применяются как минимум каждые три дня — как только выпадет 20 мм осадков. Если прозеваешь одну обработку, яблоко сразу потеряет товарность.

На европейских сортах в хозяйстве провели производственный опыт, чтобы оценить эффективность системы защиты фирмы BASF. В том числе проверяли способности фунгицида «Беллис» в борьбе с паршой.

— И парши не было, — заверяет фермер. — По крайней мере, сотрудники Института защиты растений ее не нашли, хотя проводили осмотр каждую неделю.

Вообще, в КФХ «Новатор Сад» не зацикливаются на препаратах определенных производителей. В дело идет все, что есть на рынке: активно работали фунгицидом «Мерпан», инсектицидом «Калипсо». Владимир Марченко рекомендует: дабы избежать возникновения резистентности у возбудителей болезней и вредителей, препараты нужно постоянно чередовать — один год работали «Скором», на другой присмотрели «Луну Транквилити».

Среди вредителей на яблоне — пилильщик, тля, плодожорка. На груше — медяница, против которой надо работать вовремя, не затягивать. Необходимо постоянно наблюдать за стадиями ее развития и обрабатывать, как только появляется личинка. Если упустить медяницу в жару, то груша может и погибнуть: вредитель высосет все, растение станет черным и не перезимует. Хотя, по опыту Владимира Марченко, никакие препараты не убирают медяницу на 100 %, даже самые эксклюзивные.

Азот и кальций в меню яблони

Владимир Марченко — один из немногих садоводов, широко применяющих в производстве органические удобрения. Он создает парниковый эффект, расстилая навоз под деревьями сплошным ковром толщиной 10–15 см. Как только сад на шпалере посадили, сразу внесли лошадиный навоз на основе опилок. Купили итальянский разбрасыватель для внесения органики в междурядья. Этим летом, несмотря на редкостную засуху, слой навоза удерживал влагу и земля оставалась рыхлой. Устанавливать капельное орошение на площади в 2 га, по расчетам фермера, нецелесообразно — нужно хотя бы 5 га.

Саду на шпалере четвертый год, и органику вносили уже два раза. В прошлом году это был птичий помет. С ним надо уметь работать, знать норму, и вносится он без заделки. Помет покупали вылежавшийся, все опасные процессы в нем прошли еще в буртах, хотя аммиака оставалось много. Поэтому в почву его и не заделывают, а разбрасывают сверху, чтобы аммиак постепенно поступал к корням с талыми водами.

— Возможно, яблоки сорта Лигол хуже хранятся в этом году именно потому, что птичий помет дал слишком много азота, — размышляет фермер. — Если бы яблок было много, он бы распределился. Ведь плоды сортов, давших большой урожай (Хани Крисп, Чемпион), были без горькой ямчатости. А на Лиголе яблок было немного, плоды жировали, быстро росли, кальций не успевал усваиваться. На все нужны знание, опыт и наука. Если случится еще раз такое, буду чаще и больше вносить кальций внекорневыми подкормками. Очевидно, я применял недостаточно кальциевой селитры или она не сработала во время жары, и это отразилось на сохранности плодов Лигола. В холодильнике-то он без пятен, но как вытащишь, так через пару недель в нем начинаются физиологические процессы и проявляется нехватка кальция. Теперь его надо продавать и съедать за неделю.

Из белорусских сортов в торговлю лучше всего идет Алеся — самый надежный сорт по лежкости и реализации. «Новатор Сад» поставляет свою продукцию в пищеторги, райпо, а также в крупные минские торговые сети. Последние диктуют свои правила, перебирают продукцию и возвращают то, что им не подходит. Предприниматель понимает, что от этого никуда не деться. Говорит, что если яблоко качественное, как в прошлом году был тот же Лигол, то и отходов практически не бывает. Такое яблоко не бьется, не мнется. Например, если Белорусское сладкое в магазине покупатели начнут трогать руками, то сразу образуются вмятины. С Лиголом и Алесей таких проблем нет.

По мнению Владимира Марченко, нежные яблоки следует поставлять в детские сады, где в них не копаются, а дали — и съел. Покупатель в магазине пока лучшее выберет, все соседние помнет. Не спасает даже упаковка: их перебрасывают, пытаясь рассмотреть содержимое.

Кстати, менее востребованные яблоки «Новатор Сад» продает по более низкой цене на социальные нужды.

В хозяйстве выращивают яблоки европейских сортов Лигол, Чемпион, Эрли Женева, Целеста, Игл, американский Хани Крисп, отечественные сорта Алеся и Белорусское сладкое, прибалтийский Ауксис, российский Мечта. Есть антоновка и белый налив.

Чемпиона немного. Он в холодильнике неплохо лежит, но его надо снимать чуть зеленоватым. Также и Алесю если снять ярко-красной, дозревшей, то она вспухнет и треснет. Для лежки нужны техническая зрелость и охлаждение без задержек, для быстрой продажи — красивая спелость, ведь покупатель выбирает товар глазами. Сорт Ауксис вкусный, однако лучшее время для его употребления оказалось упущено, из-за того что на яблоки не было спроса. Пришлось заложить их в холодильник.

Сорт груши в КХФ один — Память Яковлева. Он слаборослый, крона сформирована по принципу веретена, поэтому его и предпочли для возделывания. Вообще, торговые сети грушу берут с большим энтузиазмом, и стоит она раза в два дороже, тем не менее эта культура у нас не имеет такого широкого распространения, как яблоня.

— Не было такого, чтобы грушу в торговле не брали, но нужны технологии, клоновые подвои, их надо районировать, изучать на совместимость с основными сортами, — поясняет Владимир Марченко. — На практике же выходит, что посадил грушу — и потом видишь, что надо было по-другому. Большие деревья только на четвертый год начинают плодоносить, а если прививаешь на айве, то на шестой-восьмой год проявляется несовместимость… Идет производство с экспериментом, а нужно, чтобы производство основывалось на четких знаниях. Надо, чтобы наука сказала: этот сорт следует возделывать по такой-то схеме, тогда будет такая-то урожайность.

Захват рынков — дело общее?

В какой-то степени заполнить пробелы в знаниях фермерам помогает ассоциация «Белсадпитомник», которой, кстати, 4 декабря стукнуло 17 лет. Она получает бюджетное финансирование (порядка 20 млрд руб. в год), участвует в реализации государственных программ. За это время в Беларуси посажено около 17 тыс. га многолетних насаждений, она полностью обеспечила себя посадочным материалом, производит 3 млн саженцев плодовых культур и столько же ягодных. Посадочный материал из-за пределов республики завозится теперь эпизодически, например, отдельные фермеры из западных областей работают с польскими саженцами.

За последнее десятилетие производство плодов в общественном секторе увеличилось в три раза: если в 2004 году собирали 34 тыс. т, то в прошлом году — 92,8 тыс. т, а в этом — около 100 тыс. т.

Генеральный директор ассоциации Анатолий Коренько ратует за развитие органического земледелия с применением микроудобрений и биопрепаратов, за производство экологически чистой продукции. Он уверен, что наши ученые должны больше работать над сортами-аборигенами, обладающими иммунитетом к внешним воздействиям и требующими минимума обработок.

В то же время государственная помощь, поступающая в хозяйства через «Белсадпитомник», направлена на создание садов нового поколения, которые дают урожайность 30–40 т/га.

— Наши яблоки в последние годы продавались практически до нового урожая. Белорусские сорта Алеся, Имант, Вербнае вполне способны храниться до лета. Это обеспечивается не только специальным температурно-влажностным режимом или газовой средой хранилища — у отечественных сортов более растянутый период цветения, они меньше подмерзают, более устойчивы к засухе и даже граду, обладая более плотной кожурой, — говорит Анатолий Коренько.

Сегодня в хозяйствах республики есть возможность хранить более 70 тыс. т плодово-ягодной продукции. В этом году заложено около 50 тыс. т, так что еще есть резервы для наращивания объемов производства. За пять лет планируется выйти на 300 тыс. т.

Для такого вала, безусловно, нужно заранее искать или создавать рынки сбыта. И вряд ли кто-то понимает это лучше фермеров, которые уже сегодня ведут постоянную борьбу за покупателя. В этом русле перед ассоциацией «Белсадпитомник» открывается неиспользованная возможность принести дополнительную пользу своим членам.

— Ассоциация могла бы помогать небольшим производителям с реализацией их продукции, — рассуждает Владимир Марченко. — Договариваться с фермерскими хозяйствами, объединять их возможности и организовывать большие объемы поставок, с которыми можно было бы выходить на российские торговые сети.

 

Другие интервью
Комментарии
Войти как