Болезни копытец у крупного рогатого скота. Война на два фронта

Алексей Жуков

Заболевания конечностей крупного рогатого скота стали одной из главных проблем на современных комплексах. От них страдают коровы по всему миру. О британском и белорусском подходах к решению этой проблемы «БСХ» беседует с членом Королевского колледжа ветеринарных хирургов Великобритании Роджером Блоуи и профессором кафедры общей, частной и оперативной хирургии УО «Витебская ордена «Знак Почета» государственная академия ветеринарной медицины», доктором ветеринарных наук Василием Руколем.

Оба собеседника журнала являются признанными экспертами в своих странах. Год назад благодаря компании DeLaval они познакомились в британском Бристоле на международной конференции, посвященной заболеваниям конечностей КРС. В мае 2014-го они снова встретились, на этот раз в Санкт-Петербурге на конференции «Продуктивное долголетие коров», организованной МСХ России и компанией DeLaval. Белорусский и британский эксперты выступили перед практиками из стран Таможенного союза, а также нашли время ответить на наши вопросы.

— Вы уже хорошо знакомы с научными взглядами друг друга. Насколько различаются ваши подходы к проблеме заболеваний конечностей крупного рогатого скота?

Василий Руколь (В. Р.): Конечно, как и любые ученые, мы можем расходиться в нюансах, но в целом наши подходы и взгляды на данную проблему совпадают. Надо заметить, что перед тем, как познакомиться с господином Блоуи лично, я читал его труды. Поэтому при первой встрече мне хотелось разрешить некоторые спорные вопросы, что нам и удалось.

Многие ученые и практики в своих выступлениях, ссылаясь на зарубежных коллег, иногда настаивали на противоречивых данных, связанных с болезнями конечностей, в частности копытец. Доказать им свою правоту было очень сложно. Не до конца понимая всю суть происходящего при болезнях конечностей, они говорили, мол, зарубежные ученые утверждают одно, а вы — другое. Возникали сомнения. Участие в международных конференциях и обмен опытом с ведущими европейскими учеными, особенно с Роджером Блоуи, позволили мне утвердиться в своих знаниях и правильности моего направления исследования.

Добавлю, что вариться в собственном соку, как это нередко происходит с учеными из небольших стран, крайне неоправданно. Участие в научных и практических конференциях и подобный обмен мнениями двигают вперед белорусскую науку.

Роджер Блоуи (Р. Б.): Действительно, в целом у нас нет больших расхождений. Сегодня хромота коров для всех стран стала большой проблемой, в основе которой лежит множество причин. Полагаю, что можно выделить две их основные группы.

Первая связана с травмами копытного рога, и в частности кориума — зоны роста копытца. Благодаря различным исследованиям в последние пять лет мы очень много узнали о структуре и функциях пальцевого мякиша. Теперь мы знаем, что он очень уязвим после отела. Коровы теряют вес, возможно истончение пальцевого мякиша при недостаточном питании, что увеличивает риск травмы.

Также в этой группе стоит обратить внимание на необратимые разрастания кости на поздней стадии ламинитов. Поэтому очень важно выявлять эту болезнь как можно раньше.

Вторая группа причин — инфекционные заболевания. Пальцевый и межпальцевый дерматиты. Для их эффективного контроля важны регулярные профилактические и лечебные ножные ванны. Де-факто для коров они должны стать примерно тем же, что и чистка зубов для человека — семь раз в неделю дважды в день.

В последние пять лет мы наблюдаем рост числа заболеваний пальцевым дерматитом не только в США или Британии, где развито беспривязное стойловое содержание, но и в Австралии, Южной Америке, Новой Зеландии, где велика доля пастбищного содержания. Однозначно назвать причины этой тенденции я не могу, но в ближайшие годы это станет одной из главных проблем. Некоторые даже сравнивают ее с чумой для КРС.

В. Р.: Возможно, это связано с изменениями в технологиях содержания скота…

Р. Б.: Вероятно, также среди возможных причин следует упомянуть изменения в племенной работе. Например, желая добиться более высокой продуктивности, стали применять генетический материал, в котором заложена более высокая восприимчивость. Может сыграть роль и управление стадом, и кормление. Рационы поменялись так, что произошли изменения в коже, из-за чего упростилось проникновение возбудителя.

В. Р.: Говоря о пальцевом дерматите, вы, конечно же, имеете в виду болезнь Мортелларо?

Р. Б.: Да.

В. Р.: Когда я разговаривал в прошлом году с Карло Марией Мортелларо на конференции, он утверждал, что у болезни неинфекционная этиология. В то же время на основании моих исследований скорее можно говорить об инфекции. Если после завоза из-за границы скот размещался в общем помещении, то шло стремительное распространение болезни на всех аборигенных животных. Как считаете вы?

Р. Б.: Я согласен. Мы то же самое видели в Великобритании.

В. Р.: В последнее время возникнование этой болезни связывают с трепонемой.

Р. Б.: Да, у нас придерживаются такого же мнения.

В. Р.: Кстати, в белорусской и российской науке язвенные поражения в области венчика, мякиша, свода кожи межпальцевой щели, в зависимости от локализации процесса, рассматриваются отдельно. На западе эти патологии рассматриваются как одна болезнь — пальцевый дерматит (болезнь Мортелларо).

 

— Каковы, на ваш взгляд, основные факторы развития болезней конечностей в Беларуси и Великобритании?

В. Р.: Одна из причин в том, что к здоровью копытец мы подходим односторонне, а не комплексно. В своем докладе на конференции я как раз и показываю развитие болезней конечностей с биологической и физиологической точки зрения, а также способы их профилактики. Еще одна трудность в профилактике и лечении пальцевого дерматита состоит в том, что его трудно отличить от других поражений кожи. Диагностика болезни Мортелларо является очень сложной и требует профессиональных знаний.

Р. Б.: Лет 15–20 назад мы считали, что основная причина болезней конечностей — в кормлении. Сегодня большинство наших специалистов уже не так сильно связывают корма с хромотой животных. Во всяком случае, кормление не рассматривается как главный фактор. Безусловно, оно вовлечено, но главным сегодня стал комфорт животных: то, как они двигаются, сколько отдыхают и т. д.

В. Р.: По моим данным, в Беларуси все-таки на 70 % заболевания конечностей связаны с нарушениями кормления.

Р. Б.: Да, мы так и думали 15–20 лет назад. Возможно, сейчас фермеры улучшили качество рационов… Впрочем, я не берусь утверждать, что через пять лет мы не изменим своего мнения и снова не начнем ставить на первое место кормление. Однако сейчас главный фактор для нас — комфорт: время, которое корова стоит; чистота полов; сухость копытного рога; то, как хорошо и часто делаются ножные ванны, и т. д. Я занимаюсь этой проблемой уже достаточно давно и помню, что мне было довольно интересно наблюдать, как менялось мнение экспертов. Посмотрим, что будет в ближайшие пять лет. Вы же знаете, что длина женских юбок меняется каждое десятилетие. Возможно, и здесь будет так же.

— Сколько раз вы рекомендуете практикам в своих странах проводить функциональную расчистку копытец?

В. Р.: В Беларуси только что закончена работа над республиканским регламентом по производству молока, который утверждается на очень высоком уровне. Я принимал участие в его разработке. Мы с коллегами рекомендуем — и это строго прописано в регламенте — для безвыгульной системы содержания проводить функциональную расчистку копытец не менее трех раз в год.

Р. Б.: Это зависит от системы содержания скота. На пастбище расчистка и вовсе может не понадобиться. При беспривязной стойловой технологии я рекомендую осматривать копытца раз в год. Затем, если выявлены проблемы, проводить расчистку. Если доля скота с проблемными копытцами велика — делать расчистку еще чаще, по мере необходимости.

— Еще один практический вопрос. Как делать ножные ванны, использовать предварительную очистку или нет?

Р. Б.: Здесь впору опять вспомнить про длину юбок. Это зависит от моды, но сейчас я вижу, что чаще всего в Британии фермеры применяют одну ванну. Скот через нее прогоняют каждый день. Иногда дополнительно применяют автоматический обмыв в роботе или в ванне.

В. Р.: Я снова сошлюсь на регламент. Для современных молочных комплексов с беспривязной, безвыгульной системой ванны должны быть как минимум двухступенчатые. Длина ванны должна быть 5 м с расстоянием между ваннами также 5 м. Первая заполняется водой или моющим средством, вторая — дезинфицирующим раствором. Обязательное условие для применения любых ванн — предварительная функциональная расчистка. Без нее мы не устраняем путь проникновения инфекции, поэтому ванны менее эффективны.

Лично я еще считаю, что лучше исключить человеческий фактор, и рекомендую применять автоматические ванны.

Р. Б.: В Великобритании есть те, кто использует две ванны. Большинство же обходится одной. Это связано не только с экономикой. Фермеры считают, что регулярность может компенсировать отсутствие предварительной ванны. Кроме того, с одной управляться проще, чем с двумя: меньше работы.

В. Р.: В Беларуси в основном применяются ванны с медным купоросом, параформом, формалином. Данные вещества вызывают сухость рога. Я рекомендую нашим производителям использовать ванны один-два раза в неделю и ориентироваться по состоянию копытцевого рога. Нужно постоянно следить за ним. Если рог размягчается, то нужно увеличить периодичность ванн до трех раз в неделю, если пересыхает — можно сократить до одного.

Р. Б.: Я соглашусь, что частоту обработок можно регулировать в зависимости от чистоты коровника, ситуации с инфекционными заболеваниями. Кроме того, в зависимости от страны отличаются требования к утилизации химикатов. Это также может влиять на частоту ванн. Я только добавлю, что за последние несколько лет мы уже выяснили, что основным резервуаром инфекции является участок на задней части стопы и что для эффективного контроля болезни нужно начинать профилактику как можно раньше, делая ванны и для нетелей.

Other interview
Comments
Войти как
Ilya Golodzko
|
3 years ago
Грамотно и ценно для практиков!