Анатолий Хотько: «Необходимо улучшать условия для развития отрасли в целом»

Евгений Ерошенко

03.10.2019 Многие интервью крупных чиновников строятся по стандартной схеме: собеседник рассказывает о прошлом. Речь идет о том, что уже сделано, и эта информация подкрепляется данными статистики: тоннами удоев, миллиардами экспорта, гектарами площадей. Мы же, полагая, что читатель «Белорусского сельского хозяйства» и так прекрасно осведомлен о достижениях отечественного АПК, решили спросить министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь Анатолия Хотько о будущем. Так что этот текст — об изменениях, которые ждут нашу аграрную отрасль в ближайшие годы.

— Анатолий Николаевич, обозначьте, пожалуйста, пять приоритетных направлений вашей деятельности в среднесрочной перспективе. Вы говорите, что в работе с АПК необходимо делать акцент на точках роста. На каких направлениях министерство будет концентрировать усилия в ближайшие год-два?

Первое направление — растениеводство. Здесь конкретных задач на ближайшее время две. Важно повысить эффективность растениеводства и обеспечить общественное поголовье качественными полноценными кормами. Итоговая цель — улучшить отдачу с каждого гектара и резко повысить уровень обеспеченности животноводства растительным белком собственного производства.

Второе направление — мероприятия по повышению эффективности производства молока за счет работы с молочно-товарными фермами. Резервы здесь есть почти на всех этапах. Это касается и новых объектов, и модернизированных. Цель — достижение на этих комплексах не менее 7 000 кг молока с дойной коровы за лактацию.

Третье направление включает в себя вопросы, связанные с рыбоводством. Я считаю, что эта отрасль для белорусского АПК может рассматриваться как точка роста. Здесь важно задействовать уже существующий потенциал и, где необходимо, провести модернизацию.

Четвертое направление — производство свинины и говядины. Здесь также есть потенциал роста. По свиноводству есть возможность повысить эффективность работы старых производств, в том числе за счет модернизации. Кроме того, хорошие возможности нам даст программа строительства новых комплексов. Что касается говядины, то я вижу потенциал в расширении этого сегмента, увеличении поголовья, более плотном вовлечении производства говядины мясных пород в сферу экономики АПК. Здесь необходимо улучшать условия для развития отрасли в целом.

Пятое направление — фермеры. Уже сегодня принята новая программа по развитию овцеводства, которая, я надеюсь, даст импульс и будет способствовать вовлечению в работу фермерских и личных подсобных хозяйств. Вообще, КФХ планируем уделять более плотное внимание. Хотелось бы получить полноценное участие фермерских хозяйств в государственных программах, например. Есть моменты, которые нужно развить и в плане поддержки фермеров, и в плане их участия в обсуждении вопросов развития АПК.

— Давайте теперь чуть подробнее пройдемся по каждому из пяти пунктов.

— Что касается растениеводства, важен акцент на бобовых культурах в структуре посевных площадей. Чтобы звучало именно «бобовые», а не «злакобобовые». Зачем нам нужен свой белок? Чтобы белорусские товары были конкурентоспособны на мировом рынке, необходимо снижать себестоимость единицы продукции. Но это тяжело сделать, имея ежегодно более 1,1 млн т импортируемых шротов: соевых, подсолнечных и т. д. Здесь огромные возможности, для реализации которых у нас есть и сорта, и семена, и технологии. Именно расширение использования площадей под бобовые позволит заметно сгладить и вопросы себестоимости, и вопросы экономической эффективности отрасли. Я хочу, чтобы меня понимали правильно: мы не говорим об импортозамещении на 100 % — всего исключить невозможно, да и не нужно. Все должно быть грамотно и разумно. Но повысить процент обеспечения собственным белком мы можем и должны. Я считаю, что речь должна идти о цифре не меньше 70 %. И наука говорит, что мы можем эту задачу решить.

— Изменения в кормах скажутся на общей эффективности молочного животноводства?

— Они скажутся и на продуктивности животных, и в первую очередь на их здоровье. Корова — не курица, в основе кормления которой лежит зерно. Это жвачное животное, которое природой ориентировано на травы. Все остальное — концентраты — лишь дополнение к рациону. Этот фактор мы порой не учитываем. А потом ищем причины проблем. Мы пытаемся заместить этот основной травяной корм добавками, витаминами, минералами. Но корова должна получать травяные корма — вот этот фактор у нас пока сильный тормоз в развитии, в повышении продуктивности и в целом в молочной экономике.

Также в существующей в Беларуси ситуации важна продолжительность эксплуатации животного. Чем она меньше, тем, естественно, будет меньше продуктивность, тем хуже окупаемость и тем большую долю в структуре затрат займут расходы на его выращивание.

— Что нас интересует кроме бобовых?

— Важно повысить интенсивность использования одного гектара земли. Тут можно вспомнить и сев полосных посевов с осени, и правильный подбор озимых культур — озимую вику, например. Разные можно называть подходы.

Те же полосные посевы дают безболезненный переход на весенний период, позволяют обеспечить раннее начало заготовки кормов. А дальше мы уже получаем весной возможность повторно использовать освободившиеся площади: либо под подсев кукурузы, либо под однолетние. То есть уже за год обеспечивается с одного гектара не менее двух урожаев. Конечно, многие хозяйства сегодня получают и три урожая, но важно, чтобы подобные технологии стали действительно массовыми. Если же мы увеличим выход с одного гектара кормовых единиц, тогда освободятся площади. Хотя здесь точнее было бы говорить не о кормовых единицах, а о получении с гектара обменной энергии, сырого протеина, или общего протеина. Эти площади можно эффективно использовать под расширение сева технических культур, под перезалужение многолетних трав и т. д. Я считаю, что нужно активизировать работу по этому направлению.

Далее: использование или подбор трав под конкретные почвенные характеристики. Это опять же технологический момент. Вот в хозяйстве сегодня высевают кукурузу каждый год. Это работа. Это затраты. Между тем в ряде случаев использование многолетних культур, которые дают в год по 3–5 урожаев и интенсивно используются по 5 лет, экономически более оправданно.

Добавлю о зерне. Когда мы сегодня говорим о зерне, то речь идет как бы об основном урожае. Но на самом деле зерно — промежуточный продукт, звено в цепочке формирования продукции животноводства. Беларусь себя обеспечивает продовольственным зерном, нам его нужно около 1 млн т. Все остальное — фураж. Но оценка работы АПК идет по зерну. И Дожинки проводятся сегодня с оценкой по урожаю, по валовому сбору зерна. Хотя порой даже те хозяйства, которые собрали хороший урожай, не являются прибыльными. А прибыль сегодня примерно на 70 % формирует животноводство. И именно животноводство сейчас делает экономику в целом по сельскому хозяйству.

— Более конкретно, какие изменения произойдут в свиноводстве?

— Во-первых, построение работы по технологии. На каждом комплексе должна быть отработана технология. Есть моменты, которые можно улучшить по структуре маточного поголовья, по структуре основного стада. Вообще, структура поголовья на предприятиях должна соответствовать той, которая необходима для грамотно организованной технологичной работы. Дальше важна правильно сформированная племенная часть. Здесь тоже есть резервы: поступление, замена ремонтного молодняка, завоз или закупка для обновления маточного поголовья материала с высокой генетической ценностью.

При этом мы ориентируемся не на импортных животных, а на то, что есть в селекционно-генетических центрах. Это и «Заднепровский» с довольно хорошей генетикой. Это и наши нуклеусы — «Полесье-Агроинвест», «Черняховский», нуклеус НПЦ по животноводству. База у нас есть. И теперь надо добиться того, чтобы весь сегмент четко работал. Собственно, технология тоже прописана. Есть ли возможность вносить в нее какие-то улучшения? Безусловно. Сейчас, например, мы согласовали с ветеринарными службами вопрос по передвижению поголовья. Мы решили, что каждый комплекс должен покупать определенное количество ремонтных свинок для повышения выхода товарной продукции.

К слову, что касается селекционно-племенной работы на племенных предприятиях, то она ведется. Дает довольно-таки хороший материал, качества которого достаточно, чтобы комплексы без сомнения его использовали и занимались производством уже товарной свинины.

— В плане говядины доминировать по-прежнему будет голштинизированный скот?

— По мясному скотоводству я вижу перспективу в переходе на интенсивное выращивание. Это в первую очередь использование пастбищного содержания. Белорусские луга и пастбища прекрасно подходят для выпаса мясного скота и получения говядины самого высокого качества. А вот в строительстве помещений под нужды мясного скотоводства хотелось бы видеть акцент на легких конструкциях. Навесы, где животные могут содержаться, кормиться, должны быть, но основное содержание — на воздухе. Мы должны перейти от капитальных серьезных сооружений для выращивания скота на легкие экономически оправданные проекты и технологии. Это скажется на себестоимости и рентабельности. Напомню, молоко у нас прибыльно и рентабельно, а говядина — далеко не всегда.

В плане пород можно использовать разные варианты разведения или воспроизводства. Это и помеси: скрещивание наших молочных с мясным быком. И чистопородные варианты. В этой части выбор за конкретным хозяйством. Возможности есть. Мы их обозначили. Сегодня важно, чтобы мы как министерство дали возможность специалистам работать в этом направлении, подсказывали, как именно данное направление может работать, как получать и давать экономический результат. Конечная цель — прибыльная говядина. Это вопрос технологический, и мы его сейчас активно отрабатываем.

— Многие хозяйства считают, что говядина мясных пород должна стоить дороже.

— Безусловно. Задача наших мясоперерабатывающих организаций — подключиться к решению этого вопроса. Потому что мы понимаем, что качество мяса мясных пород отличается от молочных. Я считаю, что надо работать на потребителя. Надо рассмотреть и цены, и процент выхода продукции с поголовья мясных пород. Это следующий шаг, который мы должны обсудить с нашими переработчиками. Не должно быть торможения. Важно, чтобы то, что мы сегодня произвели, мы могли правильно, профессионально реализовать.

— По рыбе что изменится?

— Мы скорректируем направления по развитию прудовых хозяйств. Сейчас в Беларуси основной прудовой вид — карп. Мы планируем изменить структуру. Чтобы в водоемах шла очистка от растительности, увеличится доля амура и толстолобика. Кроме того, шлифуется технология выращивания прудовых рыб, оптимизируются и отрабатываются вопросы кормления и зарыбления.

Активизировалась работа по получению ценных пород: осетра и форели. В Беларуси пока небольшой процент этой товарной продукции. Основное, что нам предстоит сделать в среднесрочной перспективе, — это из общего годового объема в 16 000 т всей выращенной прудовой рыбы получить около 1 000 т ценных видов рыб. Будут определены рыбхозы, которые займутся разведением или выращиванием ценных пород. Кандидаты есть: ОАО «Волма», опытный рыбхоз «Лахва», ОАО «Пинскводстрой» и др. Возможно, мы увидим и строительство новых хозяйств, которые будут использовать установки замкнутого водоснабжения.

— Когда вы говорили о фермерах как о важном направлении развития, вы упомянули новую программу по овцеводству. Что изменится здесь?

— Действительно, в том числе для фермеров мы подготовили и утвердили программу развития овцеводства. Определены условия и направления по дотациям, в частности дотации и субсидии при сдаче и реализации мяса на переработку. Также определена цена, размер дотации при реализации шерсти. Есть возможность удешевления закупок племенных животных. То есть созданы условия определенной финансовой поддержки для развития овцеводства.

Мы ожидаем, что фермерские хозяйства смогут усилить свой вес в общем объеме производимой продукции. Это важно, учитывая, что в общественном секторе удельный вес овцеводов составляет где-то 15 %, а все остальное — это население, фермерские хозяйства. Поэтому овцеводство, считаю, в ближайшие 2–3 года будет ждать существенный рост. Со своей стороны мы этот рост, разумеется, поддержим, потому что нам важно, чтобы те параметры, которые определены в программе, были выполнены.

Я считаю, что у белорусских фермеров хороший потенциал, но он не задействован в полной мере. Те 2 % продукции, которые они дают в общем объеме АПК, — это крайне мало. Между тем вовлечение именно этого сегмента производителей оптимально способствует развитию сельских территорий. То есть я считаю, что драйвером развития сельских территорий по отдельным направлениям могут стать именно фермерские и личные подсобные хозяйства. Как им в этом помочь? Создавать соответствующие условия для развития фермерских и личных подсобных хозяйств.

Другие интервью
Комментарии
Войти как