Анатолий Хотько: генетика только частично обеспечивает успех, остальное — менеджмент стада

Лилия Крапивина

Ученые и практики утверждают, что продуктивность животного на 70 % зависит от кормления и содержания и на 30 % — от генетики. И все же именно генетика дает исходный племенной материал, с которым потом работают в хозяйствах. О том, как создаются высокопродуктивные селекционные стада в Беларуси, какие технологии применяются и как ведется геномная оценка скота, «БСХ» рассказал генеральный директор ГО «Белплемживобъединение» Анатолий Хотько.

Стимулировать племенное дело

— В госпрограмме развития аграрного бизнеса до 2020 года на племенное дело в животноводстве заложено около 10 млн руб. Это много или мало? И что на эти средства планируется сделать?

— Если сравнить с другими странами, этот объем финансирования небольшой. Но на данном этапе важно, что он есть, что в Беларуси сохранилась государственная поддержка племенного дела. У нас действует закон о племенном деле. В сельскохозяйственных организациях, на племенных заводах, в селекционно-гибридных центрах мы работаем над дальнейшим улучшением породных и продуктивных качеств животных.

Племенное дело — это и большая работа, и большое искусство. Племзаводы сконцентрированы на получении племенной продукции, они, конечно, несут затраты и по содержанию, и по выращиванию. Государство, оказывая поддержку, дает возможность стимулировать предприятия заниматься племенным делом, совершенствовать получаемый материал. Средства идут на развитие селекционных стад, на удешевление получения племенной продукции. Бюджетные ассигнования выделяются комплексно: на производство, науку, на совершенствование государственных информационных систем. Деньги также планируем направить на закупку высокоценной импортной племенной продукции. Будем работать с международными центрами по оценке племенных быков и продуктивности животных, проводить республиканские выставки и конкурсы.

Система племенного дела у нас построена на современных технологиях. Коллеги из России, Украины, Евросоюза дают нам хорошую оценку. По результатам визитов на областные племпредприятия, где выращиваются быки, производится глубокозамороженная сперма, есть аккредитованные молочные лаборатории, проводится весь комплекс работ по селекции, шведские, немецкие, финские специалисты дружно высказывают мнение: «У вас построена уникальная, легко управляемая, в отличие от европейских, модель племенной работы. Даже не ожидали, что в Беларуси такая есть! Сохраняйте и совершенствуйте эту модель племенного дела, потому что она очень результативна».

— На «Белагро-2017» мы увидели парад породистых высокоудойных коров. Достаточно ли в Беларуси племенных животных, чтобы обеспечить все хозяйства, фермеров, население?

— Для нас этот вопрос не стоит: мы обеспечиваем племенным скотом всю страну. Работа над распространением генетики новых генераций ведется по принципу пирамиды. Общеизвестен факт: качество используемых производителей — 80 % успеха, или, как говорили наши предки, «бык — половина стада».

Работает 48 племенных сельскохозяйственных организаций по молочному скотоводству — это «топ-генетика» (верхушка пирамиды); они занимаются совершенствованием породы. Рожденные там племенные телки идут на ремонт стада и племпродажу, а ремонтные бычки, полученные в результате «заказных» спариваний лучших коров и быков — мировых лидеров, доращиваются по интенсивной технологии на элеверах и поступают на племпредприятия областей.

Селекционно-генетические центры обеспечивают организацию достоверной оценки по качеству потомства всех быков, сперма которых работает в республике, — и белорусской, и импортной селекции. Коровы-первотелки — дочери быков — оцениваются по комплексу хозяйственно-полезных признаков. Белорусский индекс племенной ценности сбалансированный: учтены и молочная продуктивность, и качество молока, и здоровье вымени, и гармоничность экстерьера, и воспроизводительные качества, и скорость молокоотдачи, и продолжительность хозяйственного использования. Сперма только лучших по оценке быков используется в дальнейшем для осеменения молочного скота республики.

По данным УП ГИВЦ Минсельхозпрода, всего в республике насчитывается 1 259 445 племенных коров и 1 374 821 телок, зарегистрированных в государственной информационной системе по племенному делу, из 1 185 сельскохозяйственных организаций. Это племенные животные с установленным происхождением, по которым своевременно фиксируется информация по всем селекционируемым признакам. Эти хозяйства, не являясь по сути племенными, имеют возможность реализовывать ремонтных телок с оформлением племенных документов в установленном порядке. Поэтому ремонтных телок для обновления стада достаточно. Конечно, нельзя сказать, что мы сиюминутно подготовим к продаже тысячу голов. Но за плановый период сделаем — обеспечим и фермерские хозяйства, и ЛПХ хорошим племенным поголовьем.

Белорусские быки — микс лучшей мировой генетики

— Тем не менее некоторые хозяйства используют в селекционной работе биоматериалы из Канады, Германии. Допустим, с точки зрения импортозамещения это не очень хорошо. А с точки зрения обновления стада?

— В соответствии с мировой практикой до 5 % от общереспубликанского ежегодного объема использования отечественной продукции необходим завоз импортной генетики от племенных быков новых генераций с высокой племенной ценностью. Это увеличивает генетический потенциал продуктивности в селекционных стадах. Такой завоз оправдан, и племенные организации идут на повышенные издержки в связи с закупкой более дорогой импортной племенной продукции, чтобы получить ремонтных быков для племпредприятий республики.

Сегодня на белорусских племпредприятиях около 900 основных быков. В этих животных течет европейская, американская и канадская кровь. Племпредприятия системно приобретают импорт, новую генетику, смотрят, балансируют североамериканскую, обильно молочную и красивую, с европейской устойчивой, здоровой селекцией. Мы смотрим ценность животного и необходимость его для Беларуси, чтобы совершенствовать нашу породу по комплексу хозяйственно-полезных признаков. Для этого и закупаем ежегодно новую кровь, чтобы прилить ее здесь, потом провести оценку и дальше использовать нашим хозяйствам. Еще раз подчеркну, что эта работа поставлена четко и системно.

Чтобы сделать «высокую» генетику более доступной, за последние пять лет импортировано около 300 племенных быков голштинской породы различных генеалогических комплексов с высокой племенной (генетической) ценностью, в том числе геномно оцененных. От быков новых генераций имеется спермопродукция для реализации сельхозорганизациям. Всего на племенных предприятиях есть 20,5 млн доз спермы от более чем 700 быков-производителей молочных пород, оцененных по качеству потомства.

Во всех странах существует контролируемая система завоза, чтобы не было беспорядочного скрещивания, генетических мутаций и аномалий на генном уровне, чтобы не завезти проблем с ветеринарно неблагополучной территории. Недопонимание этого момента может быстро привести к какому-нибудь коллапсу в системе разведения. Мы должны понимать, что завозим. Это очень ответственно, все-таки Беларусь — молочная страна, и это направление у нас приоритетно, тут никак нельзя испортить дело. Белплемживобъединение здесь работает в тесной связке с наукой — РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству», с Минсельхозпродом. Это кластер, который определяет систему совершенствования пород сельскохозяйственных животных.

Руководителям следует понимать, что использование импортной спермопродукции оправданно там, где обеспечиваются все технологические процессы кормления и содержания животных, где уровень продуктивности более 6 500 кг по стаду и поголовье зарегистрировано в государственной информационной системе в области племенного дела для последующей оценки результатов использования. Там, где не решены вопросы кормления и содержания животных, отсутствуют кадры по проведению селекционных работ, использовать импортную продукцию экономически нецелесообразно. К генетике нужен менеджмент — кормление, содержание.

То, что у отдельных хозяйств есть желание покупать племенную продукцию, ввезенную на территорию Беларуси самостоятельно, — их воля. Но следует иметь в виду, что правила игры при проведении закрепления (подбора пар) установлены законодательно. Выбрать быка, понять, что он даст именно этому стаду, не нанесет ли вреда из-за незнания происхождения предыдущих поколений — сделать все это грамотно может только узкий специалист.

Поверьте, это не такое простое дело, что, если имеешь деньги — пошел, купил и решил вопрос. У нас работают высококлассные специалисты, имеющие ученую степень. Многие проработали в племенном деле десятилетия. Они скрупулезно отбирают и подбирают к стадам сперму быков, чтобы через несколько лет гордиться плодами своего труда.

Впрочем, даже если брать только генетику, то мы видим, что предки быков нашей селекции — с канадскими, датскими, голландскими, шведскими, немецкими корнями; идет движение, это правильно и нормально. Но, когда мы здесь разводим импортную генетику, совершенствуем в наших климатических условиях с учетом факторов кормления, содержания, животное все равно видоизменяется. Смотрим: в этих условиях оно выжило, дало продуктивность, оно здоровое. Мы от него берем дочку-телочку или бычка, следим, как они дальше себя поведут. Хорошо поведут — оставляем.

Если отдельные хозяйства сами решают эти вопросы, наверное, руководитель глубоко не разобрался в проблеме. Или мы не довели до него эту информацию, наш маркетинг не сработал. Мы должны поработать с таким хозяйством и помочь ему решить проблемы. Наша задача — показать, что мы можем, что у нас есть материал и с ним можно работать, а также определиться, по каким критериям хозяйство хочет совершенствовать свое стадо.

Сегодня мы знаем хозяйства, которые надоили в среднем на корову за год по 10 тыс. кг молока, есть уже много и 9-тысячников, работающих на племенной спермопродукции через областные племпредприятия. Генетика только частично обеспечила им успех, все остальное — менеджмент.

В Беларуси создан генетический потенциал дойного стада на 10 тыс. кг молока, но если бы мы его полностью использовали, то доили бы 8 тыс. кг. Однако пока не используем то, что имеем. Я бы так сказал: мы едем на машине, которая может двигаться быстрее, но ее надо правильно содержать, заправлять качественным топливом.

— По каким критериям хозяйства предпочитают совершенствовать стадо?

— Увеличить срок хозяйственного использования, продуктивность, поднять процент жира, белка. Но для этого надо сделать аудит стада: есть ли техническая возможность обеспечить его кормом, каковы условия содержания, доение, ветеринарное обслуживание? Если сегодня у кого-то даже имеющийся генетический потенциал не раскрыт, то, наверное, надо всем — и селекционерам, и производителям — вместе садиться и обсуждать, какие проблемы есть в хозяйстве. Надо же понять, почему качественный генетический материал есть, но нет удоев. Значит, проблемы не в генетике, а в уходе, кормлении, обслуживании.

Вот недавно прочел, что американцы выделяют деньги на совершенствование породы коров, которые будут устойчивы к жаре. Климат становится теплее — нужна такая порода. Но при этом под таких коров надо создавать и устойчивую кормовую базу. Значит, должно совершенствоваться и растениеводство, чтобы развиваться параллельно с генетикой.

Создается модель геномной оценки скота

— Что такое геномная оценка скота и как она проводится?

— Мы закупаем импортный скот, в частности бычков, которые уже имеют геномную оценку. Что такое геномная оценка? Это предварительная оценка животного по наследственному принципу. Даже у одной пары родителей рождаются дети с абсолютно разными сочетаниями генов. Тестирование позволяет выявить, есть ли в геноме особи участки, тесно связанные с позитивным проявлением хозяйственно-полезных признаков. Проще говоря — как в шпионских фильмах — на геномную карту животного накладывается «решетка Кардано», и, если в открытых окошках появляются нужные сочетания, с вероятностью около 75 % животное превзойдет своих сверстников.

Геномную оценку можно получить для недавно рожденных и даже для нерожденных животных. Современные технологии позволяют тестировать даже эмбрионы. Таким образом, смена поколений идет быстрее, быстрее осуществляется отбор, соответственно, снижаются затраты на всю государственную программу селекции. Внедрив технологию геномной оценки, государство сэкономит сумму, которая гораздо больше всех средств, идущих на поддержку племенного дела сегодня!

К собственной геномной оценке в Беларуси мы еще только подходим. Собственная база для проведения геномной оценки скота пока лишь формируется. Это колоссальная работа: идет сбор и отбор информации. Общее мнение руководителей селекционно-генетических центров: геномной селекции быть! И они прилагают все усилия — и организационные, и финансовые — для достижения этой цели.

Белплемживобъединение находится в постоянном контакте с зарубежными научными и практическими центрами по геномной оценке, под руководством Минсельхозпрода в республике создана рабочая группа.

— Какова задача белорусских селекционеров — вырастить стадо с высокой продуктивностью (удои более 10 тыс. кг), но коротким сроком жизни или увеличить количество лактаций при среднегодовом удое 6–7 тыс. кг?

— В белорусском животноводстве средний срок продуктивного использования коровы — 2,5–3 лактации. Чтобы повысить экспортный потенциал за счет реализации нетелей, ставится задача создать высокопродуктивные селекционные стада, не снижая продолжительности жизни животных. Мы контролируем, как соблюдаются технологические нормы по выращиванию и профилактике заболеваний высокопродуктивных племенных животных, потому что для продления лактаций это главное.

Американцы делают ставку на небольшое долголетие, но у них годовой удой — 11 тыс. кг, а не 5 тыс., как у нас. Мы признаем, что американская генетика — это хорошо. Но уровень американского менеджмента, где все работают по протоколам, несравним с белорусским. В США животные имеют все необходимое, потому что в противном случае будет убыток. А там никто себе в убыток работать не будет. Поэтому у американцев корова за три лактации дает 30 т молока.

В белорусских селекционных стадах на племзаводах тоже созданы условия, при которых коровы дают по 10 тыс. кг молока, а иногда и по 12–15 тыс. Основа, «сердце», скажем так, у нас есть. Но это отдельные результаты, а надо идти от частного к общему. Мы еще помним, как доили по 2 тыс. кг молока. А сейчас наши племенные животные, проданные в Узбекистан, дают там по 8 тыс. кг.

Прошли мы уже и адаптацию к новым технологиям. Помните, как еще несколько лет назад скептически оценивали новые комплексы, которые не давали отдачи. Сейчас увидели результат, потому что идем вперед с генетикой и менеджментом.

Белорусские породы свиней конкурентоспособны

— Анатолий Николаевич, в мире сейчас доминируют известные породы свиней: йоркшир, ландрас, дюрок. Белорусская крупная белая, судя по тому, что племзаводы сейчас почти не делают ставку на этот отечественный племматериал, становится неконкурентоспособной?

— Каждый производитель на этот счет имеет свою точку зрения, но она должна быть на чем-то основана. Мы понимаем, что в Европе работают с ландрасом, дюроком, пьетреном, там есть своя свинина. У нас свои породы — белорусская крупная белая, белорусская черно-пестрая, белорусская мясная. Они тоже сегодня имеют свою продуктивность и показатели. Я считаю, что, пока эксплуатируются комплексы, построенные 30 лет назад и более, пока не везде созданы условия, необходимые для йоркшира и ландраса, целесообразно выращивать белорусские породы. Хотя у нас и раньше использовались и ландрас, и дюрок, и другие породы.

В СГЦ «Заднепровский» содержится белорусская крупная белая порода, у которой хорошие многоплодие и привесы. Многоплодие свиноматок племенного ядра достигает 12 поросят и более, а среднесуточный привес на откорме — около 700 г. Поэтому я не считаю, что надо отходить от отечественных пород. Они нам нужны как материнские и отцовские — по воспроизводительным качествам, мясным, откормочным, другим функциональным характеристикам. Плюсы и минусы есть у каждой породы, если их сравнивать. Можем, например, сравнить и качество мяса. Я лично, например, по качеству мяса предпочитаю нашу крупную белую. Если я захочу сала, то в дюроке его не найду. Это не только мое мнение, это мнение нашей науки — профессоров И. П. Шейко, Н. А. Лобана и других, а оно значимо!

Раньше мы делали упор на мясные качества свинины. Сейчас уже и медицина говорит, что сало полезно. Военные, армия дает заказы на сальную свинину.

Есть целевое назначение породы. Отечественные породы его имеют. Я согласен с нашими учеными, что надо сохранять чистопородное назначение и создавать условия для правильного использования породы в Беларуси. Нельзя оставлять только импортные породы.

— То есть в любой ситуации отечественная порода сохраняет свою конкурентоспособность?

— Конечно. И не надо однозначно говорить о любой породе плохо или хорошо. По этим вопросам можно даже круглый стол провести — дискуссия будет, аргументов хватит у каждой из сторон.

И тут еще надо спросить третью сторону — переработчиков. Они тоже не говорят однозначно о породах, признают, что «течет» импортная свинина, не может созревать. С этим тоже надо разобраться.

— Почему белорусская черно-пестрая порода почти не выращивается в Беларуси и не перерабатывается в промышленном масштабе?

— Нет, она осталась, есть два племенных хозяйства, которые занимаются ее чистопородным выведением: племзавод «Ленино» Горецкого и СГЦ «Вихра» Мстиславского района. Расширить применение БЧБ-породы не позволяют ветеринарные проблемы. Каждый комплекс имеет свой эпизоотический статус по ветеринарии, они используют разные схемы вакцинации, лечения. Поэтому не всегда можно продать животное с одного комплекса на другой. Эту проблему мы пытаемся решить. Недавно вместе с НПЦ по животноводству в министерстве обсуждали, как создать схему движения племенных свинок: крупной белой, черно-пестрой — на другие комплексы, чтобы они участвовали в возобновлении стада и были более востребованы. Определенная схема передвижения поголовья уже сложилась, она будет утверждена министром, согласована с ветеринарной службой. Думаю, что это все-таки даст толчок к тому, чтобы наши породы больше использовались.

Также, считаю, надо прислушиваться и к товарным хозяйствам, понимая эти проблемы и экономику.

Вырастить барана и ярочку

— Что изменилось после совещания по овцеводству, прошедшего год назад в Белплемживобъединении? Вроде бы завезли в Беларусь много разных пород овец, но овцеводы по-прежнему жалуются, что трудно реализовать продукцию…

— Спрос порождает предложение, а предложение тоже формирует спрос. Да, многие экономические вопросы еще не удалось решить, хотя в программе по развитию овцеводства они были учтены. Но из-за недостатка финансирования сделали не все.

Однако то, что касается вопросов генетики, завоза племенного скота, сделано. Ввезены породы овец разного направления — мясного и мясо-шерстного. В результате и количественные показатели пошли вверх. Было у нас 50 тыс. голов овец — сейчас уже порядка 100 тыс.

Существующие проблемы не решаются массово, одномоментно. И переработка в том числе. Когда объемы выращивания будут увеличиваться, переработка тоже будет понимать, что есть предложение и надо с ним что-то делать.

Оршанский мясоконсервный комбинат выпускает детское питание, используя баранину. И получается высококачественный продукт. Думаю, что с учетом развития Оршанского региона, возможно, произойдет расширение мощностей предприятия, активнее заработает потребкооперация, чтобы создавать площадки по убою. Эти проблемы будут решаться: жизнь заставит, будет целенаправленное движение по созданию переработки. Малые цеха по переработке баранины уже создаются.

Что интересно: это движение уже заметно, люди почувствовало вкус к этому делу, когда можно выбрать и купить баранчика, ярочку. Племенное ядро есть, информация есть. Считаю, что у нас за какой-то год-два будет видно продвижение вперед.

Наши люди еще помнят, как их дедушки держали на подворьях по 5–6 голов овец романовской породы, всегда свежее мясо было. Теперь многие хотят восстановить это дело, возможности есть. В республике разводится 10 пород овец. К тому же много интересных пород появилось. В Витебской области разводят породы суффолк, тексель, романовскую. В Логойском районе новая генетика — иль-де-франс, там баранчик весом 150 кг всех удивляет. Попробуешь вкус этого мяса — он совсем не такой специфический, как мы ожидали от традиционных пород, это как вкус молодой говядины.

Наверное, стоит в следующем году наладить на «Белагро» дегустацию баранины разных пород, чтобы люди понимали, что им предлагают.

Качество молочного стада

— Анатолий Николаевич, если обобщить сказанное, что из сделанного Белплемживобъединением за последние 3–5 лет вы бы выделили как главное?

— Самое главное, считаю, это качество молочного стада. У нас идет прогресс по продуктивности за счет генетики. Совершенствуется и каждый год увеличивается селекционное маточное стадо. Создана информационная база племенного дела, охвачено более 90 % поголовья.

И, как я уже сказал, создаем свою, белорусскую модель геномной оценки скота. Это уже наша перспектива.

Племенная работа идет годами. В следующем году Белплемживобъединение отметит 30-летие. Можно будет подвести некоторые итоги, начиная от того, когда республика доила 3 тыс. кг молока на корову. Если хорошо идет экономика в сельском хозяйстве, здесь тоже роль генетики есть. Есть такая статистика: в себестоимости генетика занимает 2 %, а в товарной продукции — 70 %. Ее влияние, как видим, очень сильно. Постоянно надо поддерживать эту систему, ведь мы совершенствуемся, растет продуктивность, содержание жира и белка в молоке, увеличивается срок хозяйственного использования животных.

Мы поговорили с вами о свиноводстве, овцеводстве. А ведь идет работа еще и с лошадьми. Мы поддерживаем этот генофонд, сохраняем белорусские породы лошадей.

Другие интервью
Комментарии
Войти как