Алексей Богданов о рынке Китая: «Чтобы торговать успешно, нужно торговаться»

Евгений Ерошенко

04.12.2017 Ноябрьская командировка директоров белорусских мясоперерабатывающих предприятий в Китай стала важным шагом на пути завоевания этого очень важного для отечественных производителей рынка. Ее итоги мы попросили прокомментировать начальника главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексея Богданова.

— Алексей Игоревич, можете кратко рассказать о результатах поездки?

— Мы провели переговоры в Главном государственном управлении по контролю качества надзора и карантина КНР (ГГУККИК), где среди прочего обсуждали вопросы доступа на китайский рынок белорусской говядины и мяса птицы. По мнению китайской стороны, в высокой степени готовности к началу поставок говядины в КНР находятся два предприятия: ООО «Велес-Мит» и ОАО «Могилевский мясокомбинат». Осталось завершить некоторые формальности. Кроме того, нам обещали до конца текущего года прислать предварительный отчет об итогах инспекции наших птицефабрик, которая состоялась летом этого года. И надеюсь, что в первом квартале 2018 года птицу мы тоже откроем. Также наша делегация посетила предприятия полного цикла по производству, выращиванию и переработке говядины и огромный логистический центр, куда завозится импортное мясо всех видов животных, в том числе и говядина. Изучили особенности торговли импортной говядиной, а также логистики мяса и мясопродуктов по региону южного Китая. Кроме того, мы встретились с г-ном Ли Шилонгом — президентом Мясной ассоциации Китая, в которую входят 8 тыс. производителей и переработчиков — руководители почти всех предприятий мясной отрасли. Состоялись конструктивные переговоры и достигнуты договоренности о дальнейшем сотрудничестве.

— С вашей точки зрения, Китай реально заинтересован в поставках белорусской говядины?

— Сам по себе рынок Китайской Народной Республики имеет большие перспективы для поставок нашей продукции, поскольку он достаточно дефицитен. Ежегодный импорт мяса составляет порядка 4,5 млн т. Кроме того, с ростом доходов населения растет и потребление мяса и мясопродуктов. Ну и конечно, Китай прекрасно понимает, что, диверсифицируя импортеров, он меньше зависит от политических рисков.

— Но зачем ему Беларусь, когда есть Австралия, Новая Зеландия, Аргентина?

— Не так уж много стран, готовых поставлять качественное мясо в Китай. То, что Беларусь попала в этот список, — это очень здорово, это признание достижений нашего сельского хозяйства, его уровня качества и безопасности. Китайский бизнес также очень заинтересован в работе с белорусскими поставщиками. Мы эту заинтересованность увидели как в ходе нашего визита в Китай, так и по той активности, которую проявляют различные китайские бизнесмены в нашей стране.

— Активная работа в китайском направлении как-то связана с майским визитом Президента?

— То, что между Беларусью и Китаем сложились хорошие отношения на самом высоком уровне, только подталкивает и стимулирует стороны к более быстрой и эффективной работе. Таким образом, два важных фактора сошлись вместе: с одной стороны, есть реальная заинтересованность бизнеса, с другой — есть политическая воля. Оба этих фактора способствуют общему делу.

— У вас нет чувства, что процесс пока несколько буксует? Нет ощущения, что китайцам это взаимодействие нужно больше, чем белорусам?

— Процесс буксует, но по объективным причинам. Согласно китайским требованиям необходимо, чтобы на предприятиях функционировала система раздельного убоя и переработки говядины и свинины. Нельзя, чтобы на одном предприятии, на одной линии перерабатывалось мясо различных животных, особенно свиней. Об этом требовании мы узнали совсем недавно. В ходе второй инспекции китайские специалисты высказали это требование устно, а позже эта информация подтвердилась и в письменном виде. Поэтому пока из восьми предприятий, которые посещали китайские инспектора, по мнению ГГУККИК, наиболее соответствуют требованиям и готовы к сертификации два. Это ОАО «Могилевский мясокомбинат» и ООО «Велес-Мит».

Совсем недавно мы получили от китайской стороны предварительный письменный отчет с замечаниями и предложениями по совершенствованию системы раздельного убоя. Над их реализацией сейчас идет работа, и мы надеемся, что до конца года эти два предприятия будут открыты.

Могу сказать, что почти все руководители белорусских предприятий заинтересованы быстро перестроить процессы внутри производств, чтобы соответствовать требованиям КНР. Тем более что они не уникальны. Мы же хотим продавать продукцию в арабский (мусульманский) мир? А там тоже есть требование раздельного убоя. Поэтому если настроим бизнес-процессы на мясокомбинатах так, как требует Китай, то одновременно будем соответствовать и основным требованиям арабско-мусульманского региона. Останется только получить сертификацию «Халяль».

— Но разве редки ситуации, когда конкретный директор предприятия говорит: «Я продавал в Россию и буду продавать»?

— Если такие руководители и есть, их буквально по пальцам можно пересчитать. Мы активно работаем с облисполкомами, мясо-молочными объединениями и конкретными предприятиями, доводим информацию о международных рынках и требованиях под них. Ну а относительно китайской ситуации, то выхода тут два. Можно в рамках каждого завода открывать дополнительные цеха под свинину или говядину, чтобы это было отдельное производство. Либо в рамках областей перепрофилировать существующие или строить новые предприятия, которые будут заниматься исключительно убоем говядины и ее переработкой. Других вариантов нет.

— А если предприятие закрылось для контакта? «Не хочу, и всё!»

— Ситуации бывают разные. Но руководители предприятий неглупые, грамотные, образованные люди. Да, бывает так, что сейчас не получается, что ты там ни делай. Чтобы построить отдельное производство, нужны большие инвестиции. Есть переработчики, которые сегодня не могут себе этого позволить. Здесь, как я уже говорил, нужно использовать второй путь: выделять на уровне области отдельное предприятие и на нем перестраивать бизнес-процессы под производство говядины. А свинину перебрасывать на другие комбинаты. Нужно в целом оценивать картину в рамках региона, и область сама должна понимать, как ей лучше решить этот вопрос. Мы можем совместными усилиями, учитывая мировой опыт, решать многие задачи. Думаю, что и с этой мы тоже успешно справимся.

— В рамках поездки были случаи, когда негативное отношение к китайскому рынку менялось?

— Да. Некоторые изначально в штыки воспринимали все эти инициативы, но потом меняли точку зрения. Потому что видели отношение китайского бизнеса. Видели, что действительно есть интерес к работе с Беларусью. Где бы мы ни были, нас принимали очень радушно, открыто, везде проявляли заинтересованность в сотрудничестве в разных сферах. Многие представители китайской стороны выражали намерение в дальнейшем инвестировать в Беларусь. Но — и это важный нюанс — после старта какого-то вида бизнеса, например торгового. Дело в том, что психология китайских бизнесменов такова: все начинается с торговли, а уже когда завязываются отношения, контакты, стороны узнают более-менее рынок, тогда речь идет об инвестициях. Сразу в большинстве своем никто не инвестирует.

Потому для нас было важно, чтобы руководители предприятий во время этой служебной командировки узнали Китай и взглянули на него другими глазами. В КНР сейчас достаточно высокий уровень жизни, и потребность в мясе растет из года в год.

— Но что делать с ценой? Цифры от китайских партнеров, очевидно, ниже тех, которые хотели бы услышать белорусы.

— С ценой нужно работать. Любой бизнесмен, и китайский в том числе, будет стараться получить товар как можно дешевле. Нашим руководителям предприятий, маркетинговым службам и службам продаж следует упорно отстаивать свои позиции, добиваясь приемлемых цен. Чтобы торговать успешно, нужно торговаться. Мы же сейчас поставляем мясо на рынок Юго-Восточной Азии, в Гонконг и Вьетнам. Значит, это выгодно. Значит, цена уже сегодня интересная. А рынок Китая намного больше. Поэтому, думаю, можно договариваться.

— Можете назвать в порядке приоритета рынки третьих стран, кроме России и Китая, которые для Беларуси сейчас очень важны по говядине?

— Рынок стран Персидского залива: Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Катар, Иран и Ирак и др. Эти страны богаты, обеспеченны и имеют высокий уровень потребления говядины. И цена на этих рынках достаточно высокая. Но, опять же, для выхода на эти рынки нужны сертификация по системе «Халяль» и раздельный убой.

Следующие рынки — страны Юго-Восточной Азии, кроме Китая. Прежде всего это Вьетнам и Индонезия, в которых растет потребление говядины ввиду экономического роста и повышения покупательной способности населения.

И наконец, Африка. Хотя здесь нужно подходить аккуратно и делать акцент на государствах, которые обладают финансами, чтобы покупать товары. Не все страны готовы это делать по тем ценам, которые мы предлагаем.

Как пример могу упомянуть Египет: заинтересованность есть, и в этом направлении мы работаем, хотя страна очень непростая. Египетские бизнесмены тоже хотят иметь низкие цены, ссылаются на поставщиков из Южной Америки, но здесь, как и с любой другой страной, необходимо торговаться, находить взаимовыгодные компромиссы по цене, упаковке и качеству товара.

— Я правильно понимаю, что нас больше интересует англоязычная Африка?

— Скорее да, поскольку она более экономически развита.

— А есть ли рынок, который нам очень нужен, но к которому вообще нет доступа?

— Европейский союз. В принципе, он нам очень интересен, несмотря на высокую насыщенность продуктами. Мы видим в Европе отдельные сегменты рынка, по которым можем продвигаться. В первую очередь это некоторые части мяса птицы. Но сперва необходимо до конца пройти сертификацию. К сожалению, европейские коллеги увязывают завершение этой процедуры с некоторыми политическими вопросами и уступками в доступе товаров. Но наш Департамент ветеринарного надзора активно работает над завершением сертификации в кратчайшие сроки.

Другие интервью
Комментарии
Войти как