Свиноводство на военном положении

Свиноводство на военном положении
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (136), август

Африканская чума свиней – враг с которой белорусскому АПК в ближайшие годы предстоит жить на одной территории. Можно ли минимизировать потери от неприятного соседства? Да, говорят специалисты, но только при условии, что будут соблюдаться несложные правила безопасности.

Мойте руки!

Специалисты утверждают, что страховки от проникновения вируса АЧС на предприятия не существует. Однако риски можно минимизировать. Перестройка белорусского животноводства для работы во «фронтовых» условиях — важнейшая задача, которую необходимо решить в самое короткое время. Базовые принципы профилактики чумы просты и напоминают набившие оскомину рекомендации врачей вроде знаменитой фразы «Мойте руки перед едой», что, разумеется, не умаляет их важности. Обязательными должны стать следующие правила:

•          никаких посторонних на свинокомплексе;

•          полный запрет работникам содержать свиней в ЛПХ (желательно, чтобы их не было и у родственников);

•          строгое соблюдение правил личной гигиены;

•          исключение перемещений работников внутри комплекса без необходимости;

•          никаких «ссобоек» — питание должно быть организовано на базе предприятия;

•          ежедневная дезинфекция рабочей одежды (на предприятии должны быть установлены промышленные стиральные машины).

В стране приняты беспрецедентные меры по биологической защите свинокомплексов, заверил во время онлайн-конференции на сайте БелТА первый заместитель директора Департамента ветеринарного и продовольственного надзора Министерства сельского хозяйства и продовольствия Юрий Пивоварчик:

— Работа свиноводческих организаций осуществляется в режиме закрытого типа. Он предполагает автономную работу комплекса. Весь транспорт попадает на территорию свинокомплексов через дезбарьер, а люди — через санпропускник. Если сотрудник пришел на работу, он должен принять душ и переодеться в рабочую одежду. При уходе с работы — те же действия, но уже в обратном порядке. Свинокомплекс должен быть обнесен забором высотой не менее 1,8 м, чтобы туда не могли попасть бродячие животные и дикие кабаны. Работники не должны держать свиней в личном подворье. Иначе есть потенциальная возможность попадания вируса на свинокомплекс. Ветврач, который обслуживает этот комплекс, тоже не должен иметь свиней и работать в личных подворьях граждан. Руководители и сотрудники комплексов знают эти правила, и я призываю их неукоснительно соблюдать эти принципы. Мы их проверяли и будем проверять очень строго. Все нарушения будут выявлены, виновные понесут серьезное наказание.

Документы с подробными указаниями, как и что делать, в том числе Ветеринарно-санитарные правила выращивания свиней и постановление Министерства сельского хозяйства РБ № 30 «О внесении дополнений и изменений в некоторые постановления Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь», в хозяйствах есть. Проблема в том, что никакие бумаги не помогут переломить ситуацию, если сами люди не будут осознавать масштабы бедствия.

— Биологическая защита — это прежде всего идеология, — утверждает директор РУП «Институт экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского» Анатолий Гусев. — Она должна работать на подсознательном уровне. Как у хирурга, для которого невозможно не вымыть руки перед операцией. Я сам вирусолог и уже после того, как ушел на руководящую работу, лет пять освобождался от привычки мыть руки по любому поводу. Все думают, мол, забор поставили — и проблема решена. Нет, это не так. Эффекта не будет до тех пор, пока каждый человек, начиная от директора и заканчивая свинаркой, не будет осознавать, что любое действие, которое он совершает, может иметь последствия для всего предприятия.

Парадокс в том, что работники свинокомплексов, которые, по идее, должны быть едва ли не самыми подкованными в плане АЧС, зачастую не обращают внимания на элементарные вещи.

— Вот работница пошла в лес, — рассуждает Анатолий Гусев. — А там дикий кабан оставил возбудитель со слюной или калом. Женщина начинает собирать ягоды — всё: она уже основной источник инфекции. Потом возвращается домой и сразу на работу. Плохо руки помыла, под ногтями где-то осталось — готово, есть очередной очаг. Другой вариант: заболел у бабки в деревне поросенок. Она за ним поухаживала, тряпицей обтерлась и в магазин. Взяла грязными руками купюру, передала продавщице, та ее потом со сдачей вернула другому — всё: пошло распространение вируса.

Вакцины нет и, скорее всего, не будет

В публикациях, которые посвящены АЧС, довольно часто поднимается вопрос о лекарстве, способном побороть вирус. Мол, как же так: наука, делающая в последние годы огромные успехи, не в состоянии победить болезнь, которая держит животноводов в страхе уже несколько десятков лет.

— На разработку вакцины от АЧС в Евросоюзе, например, были потрачены огромные средства, — поясняет Анатолий Гусев. — Однако ничего не получилось. Почему? Потому что возбудитель африканской чумы свиней — ДНК-содержащий вирус семейства Asfarviridae, рода Asfivirus, — по изменчивости хуже вируса иммунодефицита человека. Если по ВИЧ хоть какие-то наработки есть, то здесь полный провал. Вирус АЧС фантастически изменчив, мутирует с феноменальной скоростью. Причем возможна даже реассортация — построение генома дочернего вируса из фрагментов геномов разных родителей. Он имеет восемь серотипов и тридцать генотипов, т. е. создать универсальную вакцину нереально. Для сравнения: за время изучения ВИЧ-инфекции (с 1983 года) ученые выделили и описали всего четыре разновидности вируса.

По словам специалистов, изначально ветеринары попытались разработать инактивированную (с мертвыми возбудителями) вакцину против АЧС и потерпели неудачу. Полученный препарат ни в одном случае не смог защитить ни одно животное. Аттенуированная (с живыми, но ослабленными вирусами) вакцина показала чуть лучшие результаты. В отдельных случаях в контрольной группе выживало до 50–60 % животных. Беда в том, что все они оставались вирусоносителями, а значит, представляли угрозу для других.

— Поэтому все разговоры о вакцинах ведут только люди, которые реально не понимают, что такое АЧС, — констатирует директор Института экспериментальной ветеринарии. — Во всем мире на законодательном уровне принято, что если у тебя АЧС, то единственный эффективный метод борьбы — поголовное искоренение больных и подозреваемых животных. Иначе, ну сохранишь ты их, вакцинируешь… Кто у тебя их купит? Свиноводство-то — экспортно ориентированная отрасль.

Либо охота, либо производство

Ветеринары утверждают: если речь идет о победе над АЧС, нужно помнить, что два основных источника вируса — личные подсобные хозяйства и популяция дикого кабана. Другие варианты, включая распространение через транспорт из соседней России, маловероятны.

— Беларуси нужно определиться. Если мы хотим сохранить промышленное свиноводство, необходимо полностью уничтожить дикого кабана, — говорит заместитель директора по научной работе Института экспериментальной ветеринарии Петр Красочко. — Дополнительным бонусом этого, кстати, станет решение проблемы потрав на полях.

В качестве примера, на который можно было бы ориентироваться, он приводит Данию и Голландию — две мощные свиноводческие державы, где популяция диких кабанов в связи с высокими рисками отсутствует. Впрочем, специалисты полагают, что решить проблему с «дзiкамi» будет непросто. В соседней России попытки тотального отстрела кабанов натолкнулись на сопротивление Министерства природных ресурсов и экологии РФ.

— В России 39 регионов поражены АЧС. Болезни нужна подпитка, она идет, как пожар по степи: одна территория выгорает — перекидывается на другую. Сейчас вирус вырвался на просторы Московской, Псковской, Смоленской областей. Российская ветслужба предлагает кардинальные меры, — отмечает Анатолий Гусев, — но работать ей достаточно тяжело. У соседей потеряна та вертикаль власти, которая была при СССР, когда начальник главка ветеринарии мог отдать распоряжение, обязательное для выполнения. Сейчас все зависит от субъектов Федерации, и единой политики нет. Губернаторы имеют большую самостоятельность, а потому может сложиться ситуация, когда в одном регионе принимают все возможные меры профилактики и нераспространения АЧС, тогда как в соседнем практически никаких мероприятий не проводится.

К слову, 23 июля в России был принят Федеральный закон «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», который резко усиливает ответственность за несоблюдение ветеринарно-санитарных правил. В частности, нарушение ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 4 до 5 тыс. рос. руб., на должностных лиц — от 20 до 40 тыс. рос. руб., на юридических лиц — от 500 до 700 тыс. рос. руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Будут ли соответствующие положения введены и в Беларуси — вопрос пока открытый. Известно, что между странами достигнута договоренность о постоянной координации действий ветеринарных служб по ликвидации и дальнейшему недопущению распространения АЧС, а также других особо опасных болезней животных. Кроме того, разрабатывается единое для Таможенного союза законодательство в этой сфере. Специалисты как минимум не против.

— Я согласен, что надо было бы ввести такие поправки, потому что в ряде случаев происходит безобразие, когда люди скрывают факты и т. д., — поделился с корреспондентом «БСХ» своими соображениями по этому вопросу ректор Витебской государственной академии ветеринарной медицины Антон Ятусевич.

Не возражают и депутаты.

— Все необходимые меры уже содержатся в принятых постановлениях правительства, их пока хватает. Однако, если события будут развиваться и ситуация не погасится, я не исключаю того, что мы выйдем и на изменения в законодательстве, — отметил председатель Постоянной комиссии по аграрной политике Палаты представителей РБ Виктор Щетько.

Безопасных регионов нет

Среди мер, на неукоснительном выполнении которых настаивают врачи, одна из ключевых — изоляция свинокомплексов от частных подворий и диких источников вируса. Как известно, постановление № 30 Министерства сельского хозяйства РБ внесло изменения в Ветеринарно-санитарные правила выращивания свиней. Теперь животных нельзя держать в радиусе менее 5 км от свиноводческих комплексов не только людям, но и частным предпринимателям, а также фермерским хозяйствам.

— Почему именно 5 км? — разъясняет Петр Красочко. — Потому что это расстояние, которое обеспечивает минимальную безопасность на случай переноса вируса с личных хозяйств. Зона безопасности предполагает и отстрел диких кабанов. Потому что, если на комплексе 200 свиноматок в охоте, там такие феромоны идут, что любой самец с ума сходит. Вот зараженный кабан подошел к комплексу и умер. А дальше мыши, крысы, птицы, насекомые — есть заражение.

Кроме того, в настоящее время Институт экспериментальной ветеринарии подал предложение о корректировке существующих инструкций по безопасности на свиноводческих комплексах с учетом накопленного опыта. Специалисты института предлагают ввести четкое зонирование территории страны на предмет наличия очагов АЧС. Для каждой зоны: очага, неблагополучного пункта и т. д. — предлагается четкий план мероприятий, в котором пошагово расписано, что и как делать.

— Скажем, если зона признана очагом, — говорит директор института, — то свиньи, которые контактировали с зараженным животным, подлежат убою. Те животные, которые, предположим, находились в отдалении, оперативно вывозятся на мясоперерабатывающие предприятия, где их перерабатывают только на виды продукции, проходящие термическую обработку. Естественно, на самом мясокомбинате, прежде чем произвести убой, идет термометрия, ветврач стоит на контроле, чтобы не было никаких изменений в органах, и пр. В случае возникновения подозрений патологоанатомический материал отправляется для анализа в ГУ «Белорусский государственный ветеринарный центр», сам цех закрывается, продукция утилизируется, проводятся дезинфекционные работы.

Медики особо подчеркивают, что полностью безопасных в плане АЧС регионов в Беларуси нет. Стопроцентной гарантии нераспространения заболевания не может дать никто. И если не принять жестких профилактических мер, то все области, в которых нет вспышек африканской чумы, будут представлять собой горючий материал для распространения инфекции.

— В классическом случае, — рассказывает Анатолий Гусев, — буферная зона вокруг очага поражения должна составлять не менее 100 км. То есть несколько очагов — это фактически вся территория республики.

По его мнению, самое узкое место в системе мер по предотвращению распространения АЧС — райисполкомы. В ряде случаев местные власти устранились от решения проблемы, считая, что чума — забота исключительно ветеринаров. Однако врач может только поставить диагноз и расписать план мероприятий. У ветеринара нет полномочий заказывать технику, рыть канавы, проводить утилизацию и т. д

По его мнению, самое узкое место в системе мер по предотвращению распространения АЧС — райисполкомы. В ряде случаев местные власти устранились от решения проблемы, считая, что чума — забота исключительно ветеринаров. Однако врач может только поставить диагноз и расписать план мероприятий. У ветеринара нет полномочий заказывать технику, рыть канавы, проводить утилизацию и т. д.

***

Безусловно, беспрецедентные меры, которые страна принимает для борьбы с АЧС, вызывают уважение. Об их адекватности и своевременности говорят и международные эксперты.

— Беларусь — это пример того, как надо реагировать и работать в сложившейся ситуации. Мы видим очень большие усилия со стороны белорусского правительства и Министерства сельского хозяйства и продовольствия. Делается очень многое. Мы хотим перенять опыт Беларуси в борьбе с африканской чумой свиней и предлагать его другим странам, — отметил на недавней встрече с журналистами глава представительства Международного эпизоотического бюро по Восточной Европе Казимирас Лукаускас.

Тем не менее важнейшей задачей, решение которой будет еще долго требовать серьезных усилий, остается работа с населением. Стране необходимо уже сейчас учиться жить в условиях, когда вирус побежден, но не уничтожен.

— АЧС эндемична для Африки, — напоминает Анатолий Гусев. — Там этот возбудит

Другие материалы рубрики
Протеин для птицы — свой и дешевый
Анатолий Ромашко
Опубликовано в №9 (137), сентябрь

Отечественные производители комбикормов, в том числе предназначенных для выращивания птицы, остро нуждаются в белковом сырье, которое чаще всего приходится закупать в других странах. Между тем сотрудники РУП «Опытная научная...

Сквозь такое «сито» не пройти маститу
Александр Богуш, Олег Ивашкевич, Василий Иванов
Опубликовано в №6 (134), июнь

Многолетний опыт борьбы с маститом коров показывает, что проведение на молочных комплексах только лечебных мероприятий, как правило, не дает ожидаемых результатов. Необходим системный подход, предусматривающий строгое соблюдение...

Риемереллез уток. Инфекцию можно остановить
Руслана Лизун
Опубликовано в №5 (157), май

В Беларуси за 2014 год выращено 4 935 т мяса утки. По данным Минсельхозпрода, производство этой продукции с каждым годом увеличивается, хотя и незначительно. Рекомендации ученых-ветеринаров будут полезны хозяйствам,...

Норка браун. Как вырастить качественный мех?
Лилия Крапивина, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №12 (176), декабрь
Теги:

Изделие из меха норки — это красиво, богато, дорого. Раньше пушнину называли «мягким золотом». Да и сейчас этот товар приносит валюту от продажи. О том, как выращивают норок и получают ценный мех,...

Может ли рапсовый шрот заменить сою?
Опубликовано в №9 (149), сентябрь

Основанная в 1992 году, компания АО «Фармет» — один из ведущих чешских производителей сельскохозяйственного оборудования. Два основных направления деятельности предприятия — разработка и...

Низкопротеиновые рационы для свиней
Василий Голушко, Василий Рощин, Сергей Линкевич, Александр Голушко
Опубликовано в №4 (180), апрель

Какими же должны быть рационы молодняка свиней, чтобы в них оптимально сочетались незаменимые аминокислоты и энергия? Исследования показали, что уровень сырого протеина (аминокислот) в корме можно снизить за счет определенных условий...

Комментарии
Войти как