Николай Попков: Рецепт успеха — соблюдение технологических требований

Николай Попков: Рецепт успеха — соблюдение технологических требований
Григорий Зарембо
Опубликовано в №1 (129), январь

Сегодня белорусское животноводство развивается в условиях жесткой конкуренции. После вступления России в ВТО как никогда актуальным становится повышение эффективности производства — только так можно гарантировать конкурентоспособность нашей продукции на основном рынке сбыта. О том, как отечественная наука помогает аграриям отвечать на эти и другие вызовы, перспективах и подходах к развитию животноводства в нашей стране, «БСХ» рассказал генеральный директор РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству» Николай Попков.

— Николай Андреевич, каковы главные итоги и достижения 2012 года для РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству»? Какие новые разработки центр может предложить АПК страны в наступившем году?

— В 2012-м, как и в другие годы, наши основные усилия были сосредоточены на селекционной работе, совершенствовании пород сельскохозяйственных животных, развитии технологий производства кормов и животноводческой продукции, ветеринарного обеспечения. В рамках селекционного направления мы работаем над созданием собственного специализированного молочного типа скота — белорусского голштина. Отечественному АПК необходима порода, адаптированная к промышленному производству молока в наших климатических условиях, с учетом всех нюансов сложившейся хозяйственной практики. Как показывает практика, животные, привезенные из других стран, довольно изнеженные. Далеко не всегда их потенциал удается реализовать.

К счастью, многолетняя селекционная и племенная работа уже дает свои результаты. Сегодня половина отечественного стада имеет признаки, которые могли бы характеризовать новую породу — белорусский голштин. Думаю, к 2015 году мы получим тип скота, полностью соответствующий нашим требованиям. Одно из них — выход молока в объеме 1 500 кг на 100 кг живого веса. Такая продуктивность обеспечивает конкурентоспособность продукции на внешних рынках. В свое время нам уже удалось создать белорусскую черно-пеструю породу, которая комфортно чувствует себя в жестких условиях промышленного производства, однако она дает только 800 кг молока на 100 кг живого веса.

Не менее важное направление — совершенствование технологий производства. Благодаря белорусским ученым, аккумулированному зарубежному опыту и нашей передовой практике, мы сегодня четко представляем, какой должна быть технология на современной МТФ.

Центр завершил большую работу по созданию новой системы оценки кормов по энергетической питательности. Мы разработали всю методическую и практическую часть оценки кормов по обмену энергии в мегаджоулях и уже выдали соответствующие рекомендации. Дело за их внедрением в производство.

В свиноводстве мы также работаем над созданием белорусского гибрида. Наша цель — среднесуточные привесы не менее 800 г при затратах корма менее 3 ц к. ед. Такие отечественные гибриды свиней уже есть, осталось их немного доработать.

В Институте экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского разрабатываются вакцины для животноводства, хотя раньше этим в Беларуси не занимались. Многие продукты уже выпускает УП «Витебская биофабрика». Некоторые препараты может производить и сам институт на собственной базе. Они будут появляться как на белорусском, так и на внешних рынках.

— Главные проблемы отечественного молочного животноводства — высокий уровень выбраковки, болезни конечностей, маститы, несбалансированный рацион и т. д. Что делает центр для их решения?

— Прежде чем ответить на этот вопрос, я должен сделать одно важное пояснение по поводу выбраковки. Не нужно ее бояться. Если мы ставим задачу увеличить продуктивность дойного стада, то здесь нельзя установить нормативы. Низкопродуктивные животные должны выбраковываться. Например, если поставлена цель за короткое время нарастить продуктивность и есть запас поголовья для обновления стада, то можно отсеивать и 40 % животных в год.

Другое дело — непроизводительное выбытие из-за заболеваний конечностей, маститов, иных причин. Нужно стремиться к тому, чтобы оно было минимальным. В этом играют роль и генетика, и технология, и культура производства. У высокопродуктивного животного все обменные процессы ориентированы на производство молока и, естественно, устойчивость к каким-либо другим факторам, в том числе влияющим на воспроизводство, ниже. Кроме того, такая корова более восприимчива к кормлению, больше подвержена заболеваниям конечностей и т. д. С помощью селекции можно устранить эти недостатки. Например, белорусская черно-пестрая порода лучше переносит жесткие условия промышленного производства, чем голштины. Мы выяснили, что устойчивость к заболеваниям конечностей у белорусского голштинизированного скота зависит от степени кровности с чистыми голштинами.

Сотрудники нашего центра, а также специалисты Института экспериментальной ветеринарии уже выдали тысячи различных рекомендаций по сокращению непроизводительного выбытия. Вроде бы всем все понятно, и никто не возражает, но, к сожалению, выполняется далеко не все. На самом деле рецепт один, и он прост: соблюдать все технологические требования и регламенты.

— Как вы думаете, удастся ли Беларуси уже в нынешнем году решить проблему сбалансированности кормов? Что, по вашему мнению, нужно для этого сделать?

— Данную проблему нельзя решить за один год. 2013-й — еще один шанс заложить солидную основу для необходимой кормовой базы как в количественном, так и качественном отношении, и мы просто обязаны его использовать. Начиная с весенней посевной надо увеличить посевы многолетних трав, таких как люцерна, клевер. Необходимо, наконец, выполнить задачу, которую постоянно ставит министерство, по расширению посевов зернобобовых культур. Чтобы поддерживать рост продуктивности, мы должны заготовить качественные корма энергетической ценностью не менее 10 МДж/кг сухого вещества. Для этого необходимо убрать травы первым укосом максимум за две недели, а лучше всего за десять дней. Чтобы выполнить такую задачу, надо бросить все силы на обеспечение наших сельхозпредприятий современной кормозаготовительной техникой.

В последнее время мы много говорим о качестве кормов, но давайте посмотрим, все ли сделано для обеспечения их требуемого количества? По данным статистики объемы заготовки растут, но на самом деле их недостаточно. Смотрите, в 1990 году выход кормовых единиц составил 34,5 ц/га, а в 2010-м — 34,9 ц/га. В 1990 году было произведено 10,8 млн т к. ед., в 2010-м — 10,182 млн т, а в 2012-м — около 10,3 млн т. Да и поголовье за 22 года сократилось. Теперь одной корове достается больше кормов, что частично и дает прирост продуктивности. Но ведь планами предусмотрено наращивание поголовья. В 2012 году прибавилось примерно 50 тыс. коров, а заготовлены ли для них корма в объемах, достаточных для поддержания роста продуктивности?.. Именно поэтому и нужно не только работать над качеством кормов, но и не забывать про их количество.

— Сегодня наша страна переходит на беспривязную технологию содержания молочного стада. В то же время в Беларуси немало привязных ферм, на которых получают высокие надои — более 7 000 кг молока на корову. Стоит ли отказываться от таких ферм, и так имеющих хорошие результаты? Как вы полагаете, станет ли беспривязное содержание преобладающим в нашей стране и когда это произойдет?

— Сегодня никто не говорит о том, что нужно закрывать высокопродуктивные, эффективные привязные фермы. Возможно, если бы мы располагали достаточными трудовыми ресурсами, то не пришлось бы торопиться и с переходом на промышленные технологии. Но дело в том, что с каждым годом на селе становится все меньше и меньше работников. Да и молодежь хочет трудиться в современных условиях. Желаем мы того или нет, но в перспективе беспривязное содержание станет доминирующим. Я уверен, пройдет еще пяток лет и около 80 % всего молока будет производиться на беспривязных МТФ. Фермы с привязным содержанием какое-то время продолжат существовать, но в перспективе они исчезнут. Этого требуют и экономика, и демография.

— Как вы уже говорили, в Беларуси ведется работа по голштинизации белорусской черно-пестрой породы КРС. Однако в той же России, в Ленинградской области, заметную долю в дойном стаде занимают айрширы, симменталы. Каковы наши планы в отношении этих или каких-либо других пород?

— Исходя из региональных особенностей сегодня можно разводить бурый скот, например белорусской красной породы, на Витебщине и Могилевщине. В настоящее время осталась небольшая ее популяция. Мы с ней работаем, пытаемся возродить.

Симменталы могут быть востребованы на Полесье, где они являлись традиционной породой. Симменталы меньше страдают от мошки, которой по весне много на болотистом юге страны.

Некоторые породы, действительно, стоит постепенно возрождать, для этого нужны деньги. Точно также и с айрширами. По своим характеристикам они близки к белорусской черно-пестрой породе и могут представлять для нас интерес. Ими можно заниматься, но тут проблема не только в деньгах. Айрширов просто негде закупать: ввоз скота в Беларусь из многих стран закрыт по соображениям ветеринарной безопасности. Айрширы из Ленинградской области будут стоить баснословных денег.

— Как вы полагаете, насколько обоснованы запреты на ввоз скота из стран Евросоюза?

— Я считаю, они полностью оправданы. Мы не имеем права рисковать экспортом мясо-молочной продукции. Нельзя давать даже малейшего повода для введения карантина. Запрет на импорт продукции в ту же Россию будет катастрофой для всего АПК. Поэтому все меры, которые принимает ветслужба, чтобы обезопасить страну, я считаю правильными. У нас нет ни малейшего права даже подумать о том, чтобы ослабить контроль.

— Может быть, существует какая-нибудь технологическая возможность соблюсти все меры предосторожности, но при этом избежать полного запрета на ввоз?

— Мы не можем оградить всю среду обитания. Например, через Беларусь транзитом везут животных. Многие болезни, тот же вирус Шмалленберг, распространяют насекомые. Как с ними бороться? Мы можем говорить о мерах безопасности при посещении ферм, строить дезподушки и пр. Дезинфекционные мероприятия эффективны, но есть вещи, которые мы не в состоянии контролировать.

Полумерой является и контроль животных в странах-экспортерах. У скота могут быть скрытые формы болезней или недуги, которые проявляются лишь в определенный период. Гарантировать, что скот, закупаемый в том или ином месте, полностью здоров, не имеет болезней в скрытой форме, невозможно. Поэтому наши ветеринары и вводят ограничения, как только для этого появляются предпосылки в той или иной стране. Лучше надоить на 100–500 кг на одну корову меньше, но иметь возможность продать молоко, чем завезти высокопродуктивный скот, вложить большие деньги и закрыть для себя внешние рынки.

— Можно ли сказать, что запреты на ввоз скота из-за рубежа не тормозят развитие нашего животноводства?

— Да, можно. Сегодня в Беларуси создается селекционный нуклеус — ядро, которое позволит выращивать высококачественный племенной скот, применяя современные биотехнологические способы воспроизводства и селекции. Такая ферма уже введена в строй под Жодино, идет ее комплектация за счет белорусского поголовья. Наша цель — свести до минимума импорт телочек и бычков из-за границы. Вероятно, для этой фермы мы будем закупать какое-то количество эмбрионов и семени, но только тех животных, которые действительно необходимы. Такой подход выбран не из-за экономии (мы готовы платить за высокоценный эмбрион и 1 000 долларов, а за дозу семени и 500), а из соображений безопасности.

— Многие хозяйства нашей страны начали заниматься мясным скотоводством, однако далеко не всегда эти проекты успешны. Определенную роль играют экономические условия. Возможно, есть и некоторые технологические упущения, которые уже заметили ученые центра. Каковы, в целом, перспективы мясного КРС в нашей стране?

— Мясное скотоводство в Беларуси без сомнения будет развиваться. Однако нужно понимать, что в отличие от молочной мясная корова на протяжении почти полутора лет не дает никакой продукции, она генерирует только затраты. Чтобы мясное скотоводство стало выгодным, необходимы определенные экономические условия. Их может создать государство, например, оказывая поддержку в первые два года. Их может создать и рынок, сформировав покупателя, готового платить за ту же мраморную говядину. Пока же для потребителя цена важнее вкусовых качеств мяса. Покупателя нужно воспитывать, объясняя ему, почему говядина мясных пород лучше, вкуснее, чем молочных, почему за нее стоит платить больше, одним словом, создавать своего потребителя.

Тем не менее, думаю, что даже при благоприятных условиях мясное скотоводство в Беларуси не будет масштабной отраслью. Определяющими для экономики отечественного животноводства останутся наши традиционные области — молочное скотоводство, птицеводство и свиноводство.

— Свинина относится к наиболее проблемным экспортным продуктам после вступления России в ВТО. Среди главных причин — высокая себестоимость производства по сравнению с ЕС. Как сохранить конкурентоспособность белорусской свинины?

— Себестоимость свинины можно снизить за счет генетически обусловленных факторов и сокращения затрат на корма. Над генетикой, как я уже говорил, работают ученые нашего центра.

В производстве комбикормов необходимо увеличивать долю отечественных ингредиентов, в первую очередь белкового сырья. Сегодня наша страна закупает все, кроме соли и зерна. Увы, но пока в белковой части мы ничего своего, кроме рапса, ввод которого ограничен, в достаточном количестве не имеем. Надо отрабатывать технологию выращивания гороха, люпина, подсолнечника, сои.

— Какова судьба программы по возрождению овцеводства?

— Ее обсуждение продолжается на самых разных уровнях. Возрождение овцеводства в Беларуси — крайне непростая задача. Для одного «Камволя» требуется около 500 тыс. овец. Чтобы удовлетворить потребность всего «Беллегпрома» в шерсти, нужен целый миллион. Кроме того, необходимы свободные сельхозугодия, следует закупить не менее 50 тыс. овец маточного поголовья, а это достаточно затратная и сложная операция, к тому же проблематичная по ветеринарным причинам: многие страны закрыты для ввоза.

— Несколько лет назад в прессе много писали о белорусско-российском проекте по выведению трансгенных коз. Осуществляются ли иные проекты аналогичной тематики?

— Задачу по выведению трансгенных животных с высоким содержанием белка лактоферина в молоке белорусские ученые выполнили. Следующий этап — получение конечного продукта. Он включает в себя строительство фермы на 200 голов с перспективой расширения, а также промышленного производства по выделению лактоферина. Вероятнее всего, в 2013 году будет принята новая совместная программа «БелРосФарм», целью которой станет получение готовой фармацевтической продукции на основе лактоферина.

— Сегодня в Европе активно продвигается animal welfare — улучшение благосостояния животных. Представляют ли новые нормы, ограничивающие производителей ЕС, какую-то угрозу и для нашей страны?

— В принципе пять свобод, положенных в основу данной концепции, уже предусматриваются нашими регламентами: животных надо кормить, поить, лечить, содержать в технологичных помещениях, соблюдать технологию доения. Что касается директив ЕС, которые начали действовать в 2012–2013 годах, то нередко в них больше политики, чем собственно заботы о животных. Можно долго рассуждать о свободной «счастливой птице», но, какие бы условия мы не создавали, судьба у бройлера одна: через 40 дней он отправится на убой.

Сегодня в свиноводстве предписывается свободновыгульное содержание, но даже в ЕС производство еще не вполне готово к этому. На «EuroTiеr-2012» показали лишь первые образцы действительно отлаженной промышленной технологии.

Вокруг директив продолжается серьезная борьба. В случае внедрения новых стандартов производители клеточного оборудования для птицеводства понесут серьезные убытки, поэтому они не намерены так просто сдаваться. Что касается наших опасений по поводу выхода на рынок ЕС, то пока он закрыт для нас отнюдь не из-за норм содержания животных. Поэтому пока отечественным животноводам имеет смысл сосредоточиться на решении других задач. Со временем, если это окажется нужно, мы тоже будем производить «счастливую птицу».
 

Другие материалы рубрики
«Белферма»: лучшая корова живет в Снове
Алексей Жуков
Опубликовано в №6 (134), июнь
Теги: Белагро

Наиболее зрелищным моментом «Белфермы» стал, конечно же, День молочной коровы с конкурсом племенных животных, на котором выбрали лучшую корову страны. Конкурс в таком формате проводился впервые, став испытанием для всех...

Активный моцион — здоровые копытца
Василий Руколь
Опубликовано в №1 (153), январь

Заболевания конечностей КРС, хромота, повреждения копытец — все это, увы, объективная реальность, существующая сегодня на крупных молочно-товарных комплексах в условиях интенсификации животноводства. Чтобы предупреждать эти...

Молочный сервис по шведским стандартам
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (136), август

Молочная отрасль Беларуси за первое полугодие увеличила экспорт на 21,5 % и принесла более 1 млрд долларов США валютной выручки. Это доказывает, что ставка на молоко начинает оправдывать себя. Несмотря на такие внушительные...

Риемереллез уток. Инфекцию можно остановить
Руслана Лизун
Опубликовано в №5 (157), май

В Беларуси за 2014 год выращено 4 935 т мяса утки. По данным Минсельхозпрода, производство этой продукции с каждым годом увеличивается, хотя и незначительно. Рекомендации ученых-ветеринаров будут полезны хозяйствам,...

Лечим подагру птиц
Руслана Лизун
Опубликовано в №3 (155), март

О причинах и симптомах подагры птиц «БСХ» писало в № 9 за 2014 год. В новой статье изложены меры профилактики и лечения этой болезни. Также в Беларуси разработан новый противоподагрический препарат, который проходит...

Силосные траншеи: трамбуем правильно
Ольга Еременко
Опубликовано в №5(193), май
Теги:

Заготовка кормов в Беларуси идет полным ходом, и все внимание агрономов и зоотехников приковано к траншеям. Сейчас возле них постоянное движение людей и техники в дневное, а в некоторых...

Комментарии
Войти как