Внимание: нодулярный дерматит КРС

Внимание: нодулярный дерматит КРС
Ирина Субботина
Опубликовано в №9 (173), сентябрь

Нодулярный дерматит крупного рогатого скота — инфекционная болезнь, которая сопровождается лихорадкой, отеком подкожной соединительной ткани и органов, образованием кожных узлов, поражением глаз, слизистой оболочки дыхательного и пищеварительного трактов. Болезнь не опасна для человека, но несет довольно большие экономические потери, которые складываются из снижения продуктивности, выбраковки животноводческой продукции, затрат на лечение и профилактику. В Беларуси это заболевание не регистрировалось. Но в связи с тем, что нодулярный дерматит в последние годы довольно активно распространяется по территории России, в нашей стране предпринимаются все необходимые меры для профилактики. Особое внимание уделяется приграничным территориям и хозяйствам.

Экономический ущерб

Летальность при нодулярном дерматите скота не превышает 10 % и только в случае осложнения вторичной микрофлорой, рядом других болезней процент летальности повышается. В то же время по данным ряда авторов, экономический ущерб значительный, так как снижается молочная и мясная продуктивность, качество кожевенного сырья, нарушается половая цикличность у коров, а у быков развивается временная половая стерильность. В Индии эта инфекция ежегодно наносит ущерб в 0,7 млн долларов.

Этиология

Нодулярный дерматит крупного рогатого скота вызывают ДНК-геномные вирусы, разделенные по цитопатогенному действию на 3 группы: BLD, аллертон (Allerton) и нитлинг (Neethling). Вирусы группы нитлинг — основные возбудители нодулярного дерматита крупного рогатого скота, близкородственны вирусу оспы овец и коз.

Вирусы группы нитлинг довольно устойчивые к воздействию внешней среды, выдерживают 3 цикла замораживания и оттаивания; чувствительны к 20 %-ному эфиру.

Эпизоотологические данные

В естественных условиях к нодулярному дерматиту наиболее восприимчив крупный рогатый скот, особенно высокопродуктивные и чистокровные животные, а также зебу (подвид дикого быка). Болеют как взрослые животные, так и молодняк обоих полов, восприимчивы животные различных пород.

Источником возбудителя являются больные животные с выраженными клиническими признаками и животные-вирусоносители, а также животные в скрытом периоде заболевания и переболевшие. Заболеваемость колеблется от 5 до 50 % (при первичном возникновении болезни в стаде), но может достигать 75–100 %, особенно среди скота европейских пород. У 50 % заболевших животных можно наблюдать типичные признаки болезни. Течение болезни чаще подострое либо хроническое, однако может отмечаться и острое течение.

Нодулярный дерматит передается животным в основном трансмиссивно кровососущими насекомыми: комарами, клещами, москитами и мухами. Помимо этого вирус может передаваться с молоком, спермой, контактным путем, через нестерильные иглы и загрязненные предметы ухода за животными. У болезни отмечается сезонность и стационарность. Доказана возможность переноса вируса птицами (в частности, цаплями).

В окружающую среду вирус попадает с отторгаемыми кусочками пораженной кожи, спермой, слюной и кровью. Со спермой он продолжает выделяться 2 месяца после клинического выздоровления. В уплотненных кожных узлах вирус можно обнаружить в течение 4 месяцев с момента их образования.

Зарождение и развитие болезни

Патогенез имеет некоторое сходство с тем, как протекает оспа, но отсутствует четкая стадийность в образовании кожных поражений. Генерализация процесса происходит на 7–19-й день после заражения животных, этому предшествует лихорадка у больного животного в течение 48 часов и более. Вирус в крови животных обнаруживают лишь на 3–4 день после подъема температуры и массового образования бугорков. В этот период вирус с кровью разносится по организму, проникает в слизистую оболочку ротовой полости, носа, глаз, влагалища, препуция, в слюнные, молочные железы, семенники. Развивается тромбоз сосудов кожи, что ведет к коагулирующему некрозу окружающих тканей. Воспалительный процесс охватывает и лимфатические узлы. При наличии секундарной микрофлоры может развиваться воспаление лимфатических сосудов, образование изъязвленных ран, септические осложнения.

Клинические признаки

Инкубационный период — от 3 до 30 дней, чаще 7–10 дней. Продромальный период короткий. Острая форма сопровождается резким повышением температуры тела до 40°С, снижением аппетита, появляется слезотечение, серозно-слизистые выделения из носа. Через 48 часов на коже шеи, груди, живота, паха, конечностей, головы, вымени образуются плотные круглые или несколько вытянутые узелки с плотной поверхностью, диаметром 0,5–7 см, высотой до 0,5 см. Число узелков колеблется от десяти до нескольких сотен. Данные образования легко прощупать, они более заметны у животных с короткой шерстью, гладкой, на бесшерстных или слабо покрытых шерстью участках. Иногда узелки сливаются. Через несколько часов после появления по краям узелков начинает отделяться эпидермис, а в центре образуется характерная впадина, затем начинается некроз ткани. Через 7–20 дней после появления узелка некротизированный участок секвестируется, имеет вид пробки и его можно извлечь или, подсыхая, он отпадает. При неосложненном течении болезни образовавшаяся полость постепенно зарастает грануляционной тканью и кожей с шерстью. При осложнении болезни на месте полостей могут образовываться язвы.

У лактирующих коров довольно часто поражается вымя. На вымени появляются характерные узелки. Молоко приобретает розоватую окраску, густую, сметанообразную консистенцию, сдаивается болезненно по каплям, а при нагревании застывает в гель.

Отмечается увеличение и болезненность лимфоузлов, особенно предлопаточных.

При тяжелой форме отмечается длительная лихорадка, потеря аппетита, исхудание животного. Узелки прощупываются по всему туловищу, и патологический процесс интенсивно развивается во внутренних органах. Отмечается поражение органов дыхания и желудочно-кишечного тракта. На слизистых оболочках образуются плоские круглые эрозии и серовато-желтые некротические бляшки, которые в дальнейшем некротизируются и изъязвляются. На веках также появляются эрозии и язвочки, роговица мутнеет, наступает частичная или полная слепота. Изо рта выделяется густая тягучая слюна, из носа — гнойная слизь со зловонным запахом. При наличии большого количества язв на слизистой оболочке дыхательных путей развивается сильный отек и животное нередко погибает от удушья.

Атипичная форма нодулярного узелкового дерматита наблюдается у новорожденных телят и характеризуется перемежающей диареей, лихорадкой, при отсутствии заметных признаков кожных поражений.

У взрослых животных довольно часто отмечается поражение половых органов (у самок - отсутствие эструса и пропуск 4–6 половых циклов, а нередко и полное бесплодие, у самцов — временная половая стерильность). При осложнении болезни вторичной микрофлорой у больных животных нередко поражаются суставы.

Патологоанатомические изменения

Характеризуются узлами на коже и мышцах, состоящих из соединительной ткани или сливкообразного экссудата. Лимфатические узлы увеличены, отечные, на разрезе сочные. Под висцеральной плеврой кровоизлияния диаметром до 1 см, иногда такие кровоизлияния находят на носовых раковинах, в капсуле селезенки, печени, и в слизистой оболочке рубца. Легкие отечны, иногда в них обнаруживают аналогичные узлы.

На слизистой оболочке носовых ходов, в сальнике, почках отмечают застойное полнокровие, стаз, а в почках под капсулой могут быть и узелки размером 2×3 мм. Слизистая оболочка сычуга диффузно воспалена, на ней в области дна и пилоруса могут быть язвы. У павших животных отмечаются признаки энтерита и кровоизлияния в слизистой оболочке кишечника, чаще тонких кишок. У отдельных павших животных регистрируется поражение суставов.

Профилактика и лечение

Диагноз ставят на основании эпизоотологических, клинических данных, патологоанатомических, гистологических изменений, а также результатов лабораторных исследований (выделение вируса, биологическая проба).

Нодулярный дерматит крупного рогатого скота необходимо отличать от крапивницы, кожной формы туберкулеза, стрептотрихоза, эпизоотического лимфангоита, демодекоза, оспы, поражений, причиняемых личинками овода, последствий укусов клещей и других жалящих насекомых, поствакцинальных отеков.

Для борьбы с нодулярным дерматитом в качестве вакцины используют как гомологичные живые аттенуированные вирусные вакцины из штамма Neethling, так и гетерологичные живые аттенуированные вирусные вакцины из штаммов каприпоксвирусов, полученных от овец и коз.

Все штаммы каприпоксвируса, которые используются в качестве вакцины, могут вызывать реакцию в месте инъекции.

Рекомендуемая прививная доза из гомологичного вируса — 2,5lg 50/cm3.

Рекомендуемая прививная доза гетерологичной вакцины из вируса оспы овец и коз — 3,5lg 50/cm3.

Организуют и проводят мероприятия, препятствующие возникновению и распространению болезни. При появлении ее в ранее благополучных районах немедленно убивают всех заболевших и подозрительных по заболеванию животных и проводят тщательную дезинфекцию и дезинсекцию. Строго выполняют все правила ветеринарно-санитарных и карантинно-ограничительных мероприятий. В стационарно-неблагополучных районах больных и подозрительных по заболеванию животных тщательно изолируют, обеспечивают их полноценными витаминизированными кормами.

Лечение симптоматическое.

Справка

Нодулярный дерматит крупного рогатого скота (лампи, кожная бугорчатка, кожно-узелковая сыпь, узелковая экзантема), болезнь «кожного отека» у буйволов (Dermatitis nodularis bovum) пришел с африканского континента. Впервые нодулярный дерматит КРС был зарегистрирован в 1929 году в Северной Родезии и на Мадагаскаре, в 1945-м в Трансваале, затем в Кении, а уже в 1963 году появился в Румынии. Массовое распространение данного заболевания и по сей день отмечается в Южной и Восточной Африке и Индии. В последние годы нодулярный дерматит активно распространяется в южных районах Российской Федерации.

 

Другие материалы рубрики
«Чистобел» — дезсредство против возбудителя АЧС
Дмитрий Григорьев
Опубликовано в №11 (175), ноябрь

Ассортимент предлагаемых на рынке дезинфицирующих средств огромен. Выбрать оптимальный вариант непросто. Но очевидно, что при прочих равных имеет смысл обращать более пристальное внимание на те препараты, об эффективности которых есть...

Контролируем мастит. Комментарий к республиканскому регламенту
Артем Финогенов, Иван Кузьминский, Василий Иванов, Михаил Мистейко
Опубликовано в №8 (160) август

Больше года для животноводов Беларуси действует республиканский регламент «Организационно-технологические требования при производстве молока на молочных комплексах промышленного типа». Этот документ призван стать...

Смешанные инфекции свиней
Петр Красочко, Дмитрий Борисовец, Аскалон Ястребов
Опубликовано в №11 (163) ноябрь

В свиноводческих хозяйствах все чаще фиксируются случаи смешанных инфекций животных, вызванные сразу несколькими вирусами и бактериями. Клинические признаки этих заболеваний отличаются от классических, поэтому бывает достаточно...

Листериоз. Проблема ветеринарная и медицинская
Антон Ятусевич, Владимир Максимович, Валерий Семенов
Опубликовано в №8 (160) август

Листериоз — пищевая инфекционная болезнь, которая в последнее время все чаще регистрируется в мире и опасна тем, что может возникнуть как у животных, так и у людей. В статье авторы приводят данные о ее особенностях,...

«РиСтабил» — корова будет благодарна
Юлия Милашевская
Опубликовано в №11 (163) ноябрь

Отел и послеотельный период — самые сложные периоды с точки зрения физиологии коровы. В опытах было получено достоверное подтверждение уменьшения возникновения послеродового пареза и задержания последа у коров после...

«БелАгроГен» создает препарат для радикального лечения маститов
Лилия Крапивина
Опубликовано в №10 (162) октябрь

О лечении маститов без антибиотиков, о профилактике заболеваний и о новых белорусских разработках ветпрепаратов рассказал заместитель директора по науке и технологиям ООО «НПЦ «БелАгроГен» кандидат химических...

Комментарии
Войти как