Отечественное семеноводство на карте будущего

Отечественное семеноводство на карте будущего
Александр Ращупкин
Опубликовано в №10 (150), октябрь

Этим летом в Беларуси была принята Государственная программа развития селекции и семеноводства зерновых, зернобобовых, технических и кормовых сельскохозяйственных растений на 2014–2020 годы. О том, как достигается ее основная цель — обеспечение производителей семенами высокопродуктивных сортов, наш разговор с генеральным директором республиканского объединения «Белсемена» Петром Николаенко.

— Петр Васильевич, новая программа революционна или, скорее, является логическим продолжением предыдущей, действовавшей в 2008–2013 годах?

— Предыдущая программа была, можно сказать, первым серьезным проектом, который вывел белорусское семеноводство на высокий уровень. Например, в ее рамках были построены 40 линий по доработке семян, и сегодня на них готовятся семена с действительно высокими посевными качествами. Однако за предыдущую пятилетку не все удалось сделать в науке, в сортоиспытании, и государство продолжает поддерживать развитие селекции и семеноводства.

В новых планах — техническое переоснащение научных организаций, хозяйств, производящих элиту, сортоиспытательных станций, подразделений Главной государственной инспекции по семеноводству, карантину и защите растений. Предусмотрено дальнейшее строительство линий по доработке семян, сушильного хозяйства.

Революционным пунктом новой программы можно назвать строительство современного селекционно-семеноводческого комплекса в Научно-практическом центре НАН Беларуси по земледелию, что позволит создавать сорта, способные составить высокую конкуренцию европейским. Должно быть, там будут установлены фитотроны и прочее оборудование, которое позволит сократить период создания сорта, обычно длящийся около 10 лет. Внедрение современных научных технологий позволит также сократить срок между созданием сорта и его широким внедрением в производство. Пока что на организацию семеноводства после включения сорта в реестр уходит до пяти лет.

— На реализацию программы 2014–2020 годов планируется направить около 3,2 трлн руб. Какие сферы производства потребуют наибольших вложений?

— Еще до начала программы на 2008–2013 годы в Гомельской области было начато строительство кукурузокалибровочного завода, который позже был передан РСУП «Экспериментальная база «Криничная» Мозырского района. На этом предприятии так и не доведено до конца строительство четвертой линии по калибровке и протравливанию семян. На это выделены большие финансовые средства. Мы планируем, что завод уже в этом году заработает в полном объеме. Строительство второго кукурузокалибровочного завода — в Ивацевичах (ООО «Брест-травы») — уже завершено.

В хозяйствах республики будут строиться новые или укрупняться существующие семяочистительные комплексы. В каких именно, будут решать облисполкомы по согласованию с Минсельхозпродом.

Вообще, в финансировании программы участвуют республиканский и местные бюджеты, будут привлекаться ссуды и кредиты, собственные средства предприятий.

По-прежнему немало средств отводится на удешевление семян. На осенний сев текущего года и весенний сев следующего выделено порядка 60 млрд руб. Оригинальные семена удешевляются на 80 %, элитные в зависимости от культуры — на 10–20 %, зернобобовые — до 50 %. Предполагается, что эта практика будет применяться в течение всей программы — до 2020 года включительно. Бесспорно, это весомый вклад государства в поддержку семеноводства.

— Как завершился сев озимых? Все производители были обеспечены семенами?

— Под осенний сев научные учреждения страны, как и требовалось, произвели 114 т оригинальных семян озимых: 40 т пшеницы, 46 т тритикале и 28 т ржи. Элитхозы по заданию министерства должны были произвести 31 тыс. т семян. Они произвели даже больше. Между сельхозпредприятиями республики распределено 13,6 тыс. т семян озимой пшеницы, 13,2 тыс. т озимой тритикале и 6,4 тыс. т озимой ржи.

Правда, не все хозяйства выбрали заказанные семена. Тем более что научные учреждения не отпускали свою продукцию без предоплаты. В итоге на семена, не полностью востребованные Могилевской и Гродненской областями, нашлись другие желающие, и к завершению сева элита все же была выбрана на 100 %. Брестская область забрала только 71,8 % заказанных оригинальных семян.

Сейчас началась подготовка семян под сев яровых, мы опять уточняем потребности областей. По графику засыпка уже проверенных, кондиционных семян должна быть завершена до конца декабря. Думаю, с учетом того, какой высокий урожай зерновых собран в этом году, проблем с их заготовкой не возникнет.

— Иностранные семена белорусские хозяйства покупают исключительно по собственному почину, исходя из своих интересов?

— В нашей системе семеноводства есть официальный представитель польских производителей семян — Гродненский зональный институт растениеводства (в Щучине), который по лицензионным договорам производит и реализует в Республике Беларусь два сорта озимой пшеницы и два сорта озимой тритикале. В остальном же, если наши хозяйства решают покупать семена за пределами республики, то занимаются этим самостоятельно, напрямую работая с иностранными фирмами.

В принципе, объемы импорта семян у нас небольшие: по данным НПЦ по земледелию, на 80 % посевных площадей республики используются отечественные сорта. Велика доля иностранных семян в производстве сахарной свеклы, потому что в наш реестр включено лишь два отечественных гибрида, селекцией занимается только Опытная научная станция по сахарной свекле в Несвиже. В большом объеме завозятся семена овощных культур, потому что наш единственный Институт овощеводства не способен охватить все направления селекции. Нередко хозяйствам приходится закупать семена трав, особенно востребованной в последнее время люцерны, семена которой в наших условиях не вызревают. Немного клеверов, многокомпонентные смеси. В то же время очень много семян трав производится и в нашей республике.

— Можно ли утверждать, что сильные хозяйства ориентируются на импорт семян?

— Я бы так не сказал. Иностранные сорта зачастую более интенсивные, требуют досконального соблюдения технологии. Обеспечить реализацию всей технологической цепочки могут, понятно, более развитые хозяйства. Однако и наши сорта на фоне хорошей заправки и высокой культуры земледелия способны дать высокий урожай. Можно привести пример того же агрокомбината «Снов», где и белорусские, и импортные сорта дают достойную урожайность. Другой вопрос, что далеко не все хозяйства сегодня имеют подобные материально-технические возможности.

— Каковы перспективы развития селекции в отечественном овощеводстве? Сможем ли мы когда-нибудь отказаться от импорта семян овощных культур?

— Существует комплексная программа развития картофелеводства, овощеводства и плодоводства, которой предусмотрено финансирование семеноводства, строительства объектов переработки и хранения продукции и других направлений отрасли. Однако, как я уже заметил, наш единственный институт все равно не сможет закрыть все потребности рынка. У нас выведены конкурентоспособные сорта капусты, моркови, лука, свеклы столовой, есть огурец, томат. И все же ассортимент овощей небольшой, производитель, особенно население, хочет иметь в распоряжении обширный перечень сортов с различными хозяйственно-полезными признаками.

Не говоря уже о том, что наша наука не ведет селекционную работу по защищенному грунту. Так сложилось, что голландская селекция в этой сфере считается непревзойденной, и в производстве посадочного материала для теплиц мы конкурировать с зарубежными поставщиками в ближайшее время не сможем.

— Как семеноводческая политика в стране способствует решению «белкового вопроса»?

— Как вы, наверно, заметили, удешевление семян зернобобовых значительно выше, чем зерновых. Это делается для того, чтобы заинтересовать хозяйства производить белковые культуры. Наши аграрии излишне увлеклись кукурузой: в этом году 924 тыс. га были посеяны на зеленую массу и 131 тыс. га — на зерно. Многолетних трав опять посеяли меньше, чем планировал Минсельхозпрод, хотя за счет увеличения площадей бобовых трав до миллиона гектаров можно ощутимо сократить дефицит белка в кормах.

Я думаю, что в конце концов понимание придет. Все-таки сегодня затраты на заготовку травяных кормов ниже, чем на кукурузный силос. Возможно, причина, по которой в производстве все еще отдают предпочтение кукурузе, в том, что второй укос трав совпадает с уборкой зерновых и на его проведение в иных хозяйствах просто не хватает людских и технических ресурсов. В итоге от трав им не удается получить полной отдачи. В то же время кукурузу убирают уже после жатвы, и, хотя в этот период параллельно идет уборка сахарной свеклы и картофеля, хозяйствам все же проще уделить ей должное внимание.

— На какой стадии находится зарубежное производство отечественных поздних гибридов кукурузы, не вызревающих в нашем климате?

— Пока можно привести только один пример: Полесский институт растениеводства производит часть родительских линий в Молдове. В Беларуси семена кукурузы производятся только в Гомельской и Брестской областях. Для получения F1 надо посеять родительские линии, а до этого — где-то вырастить эти родительские линии. Среди засилья кормовой кукурузы семеноводческим посевам порой трудно найти место, поэтому часть «родителей» заказывают в Молдове.

Кстати, с появлением кукурузокалибровочных заводов на белорусском рынке увеличился объем семян отечественного производства. Это позволило сэкономить порядка 30 млн долларов валюты, которые ушли бы на оплату импорта. Важно и то, что белорусские семена создают конкуренцию на внутреннем рынке и не дают возможности импортерам резко поднимать цены на свою продукцию. Сегодня в областях используют очень разные доли отечественных семян кукурузы — от 40 до 95 %, как, например, в Витебской. Белорусские гибриды раннеспелые, и их целесообразно использовать как раз в северных регионах. В южных регионах на зеленую массу большую отдачу дадут, конечно, гибриды позднеспелые, более урожайные, которые приходится закупать за рубежом.

— Экспортирует ли Беларусь свои семена? Какие рынки могут покориться нам в будущем?

— Для того чтобы продать семена за пределы республики, они должны быть включены в реестр страны-импортера. Когда-то в Евросоюзе проходили регистрацию сорта белорусского картофеля, люпинов, но там помимо общего реестра действуют еще и национальные, на которые фермеры ориентируются в первую очередь. К тому же в странах Европы очень распространено пострегистрационное испытание: фермеры объединяются, дополнительно испытывают сорта именно в тех условиях, в которых они производят продукцию, и выбирают из всего объема, предлагаемого реестром, два-три сорта.

Поэтому пробиться в Евросоюз со своими семенами сложно, и наш основной рынок на сегодня — это Россия, куда тоже пока продаются лишь небольшие объемы семян. Белорусские сорта районированы у них только в граничащих с нами регионах, а дальше на российских просторах совсем другие почвенно-климатические условия — наша селекционная наука так далеко свои интересы не простирает. Старые сорта, уже давно включенные в российский реестр, продать тоже трудно, поскольку каждый производитель хочет постоянно обновлять ассортимент.

Мы представили свои сорта на демонстрационном поле в Брянской области, и местные производители хорошо отзывались о наших зерновых, картофеле, рапсе. Скоро в России должны пройти регистрацию несколько белорусских сортов озимых, есть в испытании новые сорта наших яровых, картофеля. Это даст нам возможность предлагать свои семена восточным соседям, хотя в этом году свои семена в России продавались дешевле, чем белорусские, и над рынками сбыта еще предстоит поработать. Ведь Республика Беларусь после введения в строй всех семяочистительных комплексов сможет производить 150–170 % внутренних потребностей семян элиты и экспортировать излишки.
 

Другие материалы рубрики
Мульчирование кукурузы: защита почвы и борьба с вредителями
Жан-Поль Рену
Опубликовано в №11 (139), ноябрь

Из всех зерновых кукуруза способна восстанавливать в грунте наибольшее количество органических веществ. Именно поэтому мульчирование — поверхностное покрытие почвы для ее защиты и улучшения свойств — признано одной из...

Проблемы органогенных почв Беларуси
Галина Цытрон, Татьяна Азаренок, Светлана Шульгина
Опубликовано в №6 (158), июнь
Теги:

Более 80 % всего фонда органогенных почв сельскохозяйственных угодий и более 90 % пахотных земель приходится на агроторфяные низинные почвы. Нерациональное использование этих почв в сельскохозяйственном производстве приводит...

Антракноз коры. Профилактика и лечение
Вероника Комардина
Опубликовано в №10 (150), октябрь

С недавних пор плодоводам доставляет много неприятностей антракноз (или ожог) коры яблони. Заболевание не новое, тем не менее в последние годы растет его вредоносность в промышленных садах республики. Для борьбы с антракнозом коры...

Сахарная свекла: в поле новые игроки
Иосиф Татур, Николай Лепетило
Опубликовано в №3 (155), март

С 2015 года в госреестр сортов включен новый совместный белорусско-польский гибрид сахарной свеклы, и опытная научная станция предлагает свекловодам обновленный ассортимент семян.  

Картофель «в шоколаде». Опыт картофелеводства в КФХ «Цнянские экопродукты»
Александр Ращупкин
Опубликовано в №4 (156), апрель

Крестьянское (фермерское) хозяйство «Цнянские экопродукты» создано в Логойском районе четыре года назад — с нуля, на голом месте. Прямо скажем, беспрецедентное финансирование производства картофеля оправдало...

Николай Сорокин, Василий Шлапунов, Николай Надточаев
Опубликовано в №4 (156), апрель

Недостаток белка в рационе сельскохозяйственных животных требует постоянного поиска способов увеличения его производства за счет растительных источников. Одним из них может стать амарант, на широкое распространение которого ученые...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ

Баннер-растяжка (внизу)