Овцеводство: как управлять хозяйством и оставаться на плаву?

Овцеводство: как управлять хозяйством и оставаться на плаву?
Елена Слав, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №4 (180), апрель

02.05.2017 Какими бы неприхотливыми ни были овцы в содержании, фермеры-новички рано или поздно из романтиков превращаются в скептиков. Владелец крупной овечьей фермы «Дворянская усадьба» Николай Киреенко изначально не то что овцеводом — даже фермером не собирался становиться. Вероятно, поэтому он до сих пор излучает оптимизм.

Около 300 га земли бизнесмен из Минска приобрел в Червенском районе 13 лет назад — собирался развивать экотуризм. «Я нашел место, которое мне понравилось, под рыбалку, отдых», — рассказывает Николай, который, к слову, наотрез отказался фотографироваться.

Площади позволяли не только зарабатывать на тяге туристов-горожан к слиянию с природой, но и заодно завести ферму. Фермерское хозяйство на берегу реки Волмы назвали «Дворянская усадьба». Купили 40 коров; 14 телок и один бык были породы шароле, которая известна экстремальными суточными привесами деликатесного мраморного мяса. Остальные — местной, черно-пестрой породы. Мясо помесных телят, по мнению Николая, нисколько не уступало по качеству мясу чистопородных шароле. Но пару лет назад от разведения крупного рогатого скота фермер отказался.

— Принимал их мясокомбинат у меня всего по 2 руб. за килограмм живого веса. Ну это ж чистые убытки! Вырастить корову — это труд, с овцами не сравнишь! — объясняет Николай.

Овцы на ферме появились случайно в 2012 году.

— Папа мой всю жизнь занимается сельским хозяйством. Купил себе 5–6 овец, но потом решил завести коз, а овец мне сюда «сплавил».

Потихоньку стадо разрослось и, как вспоминает фермер, до 2015 года овцеводством было заниматься выгодно.

Отара

Сегодня овцы «Дворянской усадьбы» — привычная деталь местного сельского пейзажа. За пять лет отара увеличилась в 70 раз, и сейчас в хозяйстве более 400 голов. Здесь специализируются на выращивании овец романовской породы и породы прекос. «Романовцы» традиционно отвечают за многоплодность, прекос — за высокое качество мяса. В виде эксперимента Николай приобрел несколько овец эдильбаевской породы, популярной в казахских степях. В планах приобретение мясных акселератов — баранов Иль-де-Франс.

Племенным разведением Николай Кириенко не занимается — только мясом, так что в хозяйстве полная толерантность к самым разнообразным проявлениям овечьей любви.

— Здесь у меня уже очень много помесей, — рассказывает фермер, обводя широким жестом свои владения. — Помеси — мировая тенденция. Спрос во всем мире сейчас только на мясо. Во всяком случае, в Европе и России. Чистопородное разведение не очень выгодно. У меня есть и чистопородные «романовцы», и прекосы, и эдильбаи. Эдильбаев — два барана и штук шесть овец. Овец оставлю, а баранов в этом году продам.

По его словам, он пробовал скрещивать «романовцев» и прекосов с эдильбаями и заметил, что если рождаются рыжие ягнята, то вырастает хорошее, крепкое животное. А если рождаются черные, то, скорее всего, овца будет слабой и проблемной. Демонстрируя пасторальных белоснежных ягнят в загоне, Николай утверждает:

— Белые тоже будут отставать в развитии от пятнистых. Вот эти, серо-буро-малиновые, к восьми месяцам будут весить более 50 кило. А одноцветные — хорошо, если 40.

Технология содержания

Два раза в год Николай обрабатывает стадо от кровососущих паразитов и глистов. Использует популярное среди фермеров средство «Фармацин». Овцы зимуют в большом сарае, поделенном на боксы, которые Николай называет «котухами». Овцы приучены сами заботиться о своем тепле.

— Подстилку с осени насыпаю на чистый пол: убираем все полностью, до бетона. Насыпаем 10 см опилок и ставим овец. Больше не подстилаем. Они сами прибирают сено, солому, которой их кормим. Так что сантиметров 30–40 к весне они себе настилают, — рассказывает фермер. — Солома преет и дает тепло, поэтому овцы не мерзнут.

Однако от влажности, по словам Николая, страдают эдильбаи.

— Как только весна, дожди — я эдильбаев отсюда вывожу. Лучше я их в холодное место поставлю, но там, где нет влажности. Потому что реально могут погибнуть даже годовалые уже овцы.

Гибель овец в хозяйстве фермер считает недопустимым:

— Если смотреть овец хорошо, это очень благодарное дело: гибнет крайне мало. Бывали, конечно, случаи: овца окотилась и бросила ягненка. А мы банально не можем эту овцу найти.

Нередко удается подсаживать брошенных ягнят к другой окотившейся овце. Николай не согласен с утверждением многих овцеводов, что окотившаяся овца априори не принимает чужих младенцев. Принимает, но добиться этого не так-то просто. Чем больше поголовье, тем меньше возможности внимательно следить за такими процессами, вмешиваться в них. Так что при большом поголовье, например, многоплодную романовскую породу фермер заводить не рекомендует.

— Жалко же их! Стадо большое, сложно заниматься каждой овцой отдельно. У меня есть овцы романовские, у которых по 3–4 ягненка приплод. Вот если четырех родила, двое из них погибнут — это 100 %. Троих может выкормить, но все трое будут слабые, если не подкармливать. А подкармливать, ухаживать отдельно за каждым новорожденным ягненком — это абсолютно другая работа, нужен отдельный специалист. Там уже другая специфика выращивания, — уверен Николай Киреенко.

Наемный труд

В большом числе работников фермер не нуждается. Говорит, что зимой достаточно одного толкового человека, способного управлять трактором. Летом — максимум двух. Чтобы упростить себе жизнь, Николай организовал систему загонов по 3–4 га каждый, где овцы могут пастись без присмотра.

— Пока работники мои трезвые, овец пасет пастух. Как только у меня работник получил зарплату, то приблизительно на три дня вводим в строй систему загонов.

В целом на селе с работниками, по словам Николая, нелегко:

— У нас тут рядом деревня — там десять человек безработных. Осенью в пятницу им почтальон привез «письма счастья» — налог на «тунеядство». Утром субботы девять из этих десяти человек стояли у меня под воротами. Все горели желанием работать. Но к понедельнику кто-то выяснил, что наличие приусадебного участка освобождает жителей сельских населенных пунктов от уплаты социального сбора. Больше я никого из этих людей не видел.

Выпас и корма

Из 300 га фермы половина земли засеяна зерновыми и многолетними травами, но это, как объясняет фермер, только «на сено». Ведь в распоряжении овец заливные луга — естественное пастбище площадью около 150 га.

— Вкус баранины процентов на восемьдесят зависит от того, что овцы едят. А у меня тут какие-то очень хорошие травы! Если кормить сеяными травами, мясо получается не настолько вкусным. Моя отара все лето на природном материале. Тут же речка: ни подсевать, ни удобрять ничего нельзя, даже подкашивать — и то проблема.

Питание своих овец фермер называет «экосодержанием». Зимой — сено и солома, а также зерно или мука собственного производства (на ферме есть собственная небольшая мельница). Если баран идет на мясо под заказ — 500 г зерна в день, остальным — 150 г в день. Многого, впрочем, стадо не требует. Последние годы с теплыми зимами паслось самостоятельно едва ли не до рождественских праздников.

Летом в рационе только трава. Если покупатель просит жирного, откормленного барана, такого дополнительно подкармливают зерном.

Кто и зачем покупает баранину?

Постоянные покупатели — обеспеченные жители Минска.

— Это люди богатые, привередливые именно к вкусу мяса. Им принципиально важно, чтобы баран при жизни ел только натуральную пищу, — рассказывает Николай.

Он доставляет мясо сам, на собственном автомобиле: от ворот его фермы до столицы примерно 70 км.

— Схема примерно такая: позвонили мне, сделали заказ на баранину. Потом должен приехать ветеринар, чтобы осмотреть овец и дать справку. Я за справку должен заплатить, потом загрузить барана, отвезти на бойню, если та свободна (потому что бойня обычно не свободна). Своей убойной площадки у меня нет, вожу в убойный цех Червенского райпо. Забьют там они моего этого барашка, и еще шесть часов туша должна отвисеться. Только после этого мне дают уже ветеринарное свидетельство на мясо и я могу забрать товар и отвезти его счастливым покупателям.

Хороший нестарый барашек «тянет» примерно на 15–20 кило. Семье из четырех человек этого количества хватает на две недели. Мясо Николай продает по 10 руб. за килограмм в туше, а если покупатель разделывает сам — то по 4,5 руб. В среднем хозяйство продает двух животных в неделю. Чтобы получить больший доход, нужна своя торговая точка. Но открывать ее в области смысла нет: стабильный спрос на баранину есть только в Минске. По словам фермера, магазины на минском Комаровском рынке и на рынке в Ждановичах продают 5–6 баранов в неделю.

К слову, традиционно баранина востребована у мусульман. Но несмотря на то, что «Дворянская усадьба» расположена в местах исторического расселения татар-мусульман в Великом княжестве Литовском в XV–XVI веках, сегодня эти места повышенным спросом на баранину не отличаются.

— Местные татары уже давно белорусы, — шутит Николай Киреенко. — Так что в основном фермерский продукт приобретают мусульмане-иностранцы. Когда большие праздники или какое-то выдающееся событие в семье, например, сын в белорусский вуз поступил.

Особенно запомнились ему гости из Туркменистана — родители студентов, которые учатся в Беларуси.

— Любо-дорого смотреть, как эти люди «делают» баранину, — восхищается фермер. — Во- первых, не выбрасывают ничего — только содержимое кишок. Они делают разрез на желудке и прямо там кишки на три группы делят: тонкие, толстые и кишки, на которых нарост жира. Эти кишки — они говорят — самые хорошие в баране, они целебные. Промыли их — и в суп. Так разделали, что нигде ничего даже не капнуло! Это надо уметь так делать! Я реально поражен был! Голову, ноги, копыта — все забрали, осмолили на костре. Безотходный абсолютно баран у них!

Николай Киреенко утверждает: профессиональная разделка баранов — специфическое, но увлекательное зрелище. Профессионалу на разделку всей туши достаточно пяти минут.

Шерсть и шкуры

Как и многие белорусские овцеводы, фермер так и не смог решить проблему с шерстью, при том что рядом с фермой расположена валяльно-войлочная фабрика.

— Шерсть абсолютно невыгодна: труд тяжелый, а платят гроши. Сами мы — и я, и работники — умеем стричь, но делаем это только по необходимости. Те, кто профессионально занимается стрижкой (как правило, эмигранты из Средней Азии), берут около 5 руб. за то, чтобы обработать одну овцу. То есть, чтобы постричь 200 овец, я должен 1 000 руб. отдать? Я понимаю, что если овцу регулярно стричь, то ей и бегать легче, и здоровее она будет, но зачем тратить реально большие деньги? — рассуждает Николай.

Затраты на стрижку выручка за шерсть не окупает: сдать шерсть можно в любом райпо по закупочной цене 5–10 коп. за 1 кг. Одна овца, по словам фермера, дает примерно килограмм шерсти. То есть выручка фермера за шерсть с 200 овец составит максимум 20 руб.

Авторы правительственной программы развития овцеводства предполагали, что к 2017 году в каждой области появятся и специализированные пункты стрижки, и мойки, и чесальни. Но фермер говорит, что «гладко было на бумаге», а пока шерсть белорусским предприятиям не нужна в принципе, даже за бесценок. В редких случаях могут принять только мытую, чесаную, отсортированную, упакованную. Единственное в стране предприятие, где моют шерсть, расположено в Гомельской области — Ильичевская шерстомойка. На данный момент сырье там не принимают. Да и вообще, овцевод — это тот, кто растит, кормит, лечит, стрижет овец. А мыть и чесать шерсть — это отдельная работа, к овцеводству фактически не имеющая отношения, скорее — к переработке шерсти.

Аналогично обстоят дела и со шкурами. Какое-то время фермер их собирал в надежде на реализацию, но потом разочаровался и одномоментно уничтожил весь запас. Николай Киреенко объясняет, что кожевенные заводы не принимают шкуры на выделку. Предприниматель рассчитывал, что в Минске кто-нибудь откроет бизнес по выделке шкур и пошиву из них одежды или аксессуаров. Но пока так и не дождался. Как и в случае с шерстью, рынок сбыта у фермерских овцеводческих хозяйств ограничивается заготовителями Белкоопсоюза. Но закупочные цены очень низкие: за шкуру овцы в зависимости от сорта и вида овчины предлагают 5–50 коп.

Можно ли разбогатеть на частном овцеводстве?

— Процветающий частник-овцевод в нашей стране сейчас редкость, я не слышал о крупных успехах коллег в этой отрасли, — говорит фермер.

В теории спрос на свежий натуральный продукт неограничен. Но на практике все иначе: в рейтинге популярности мяса у белорусского потребителя баранина занимает только пятое место, после крольчатины. Культура потребления именно баранины и ягнятины исторически не сформировалась. Даже при одинаковой цене на свинину и баранину, как правило, потребители выбирают свинину. В зависимости от объемов производства можно было бы организовать собственную бойню с разделкой туш на полуфабрикаты и продажей в сетевых магазинах. Но от этой идеи Николай Киреенко отказался еще в те времена, когда разводил коров.

— Хорошо, что не сделал: затраты бы не окупились. Просто были бы выброшенные деньги, — уверен он. — Штучный забой выгоднее.

А вот от идеи экотуризма Николай не отказался. Часть фермерской земли раньше принадлежала колхозу, а часть — бывшие владения лесничего Игуменского уезда. Его дом, разрушенный после революции, стоял в дубраве на берегу Волмы. На этом месте фермер поставил шесть домиков, каждый рассчитан на четырех человек. Но большого потока туристов пока нет. Водоснабжение — в канистрах, для электричества — генератор. Здесь, как правило, останавливаются на отдых те, кто приезжает за бараниной.

Один из недостроенных пока домиков агроусадьбы

***

Николай откровенно говорит о том, что фермерское хозяйство сегодня фактически не приносит ему прибыли. Впрочем, и больших убытков тоже. Но бросать дело он пока не собирается, ведь у него был успешный опыт в прежние, докризисные годы. Фермер не исключает, что «бизнес на овцах» в Беларуси еще пойдет в гору.

 

Другие материалы рубрики
Угорь — рыба фермерская
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №5 (157), май

Еще не так давно угря в Беларуси было много. Рыбаки регулярно хвастались уловом, филиал «Браславрыба» ОАО «Глубокский молочноконсервный комбинат» выпускал консервы «Угорь в желе», а вдоль...

Сетевая экология от «ЭкаЕжа»
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №10 (162) октябрь

В Беларуси экологически чистая еда еще только начинает завоевывать признание потребителей, но успешные примеры бизнеса на биопродуктах уже есть. На вопросы «БСХ» ответили владельцы первого в стране интернет-магазина...

КФХ «Прибужское»: частный случай успешного свиноводства
Елена Слав, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №7 (183), июль

КФХ «Прибужское» — предприятие-партнер известной брестской компании «Консультант Агро». Создавалось оно с целью получения племенного молодняка, способного конкурировать с производителями мирового...

Отвари потихоньку улитку
Елена Слав, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (185), сентябрь

Вице-премьер Михаил Русый в декабре 2016 года заметил, что запасы виноградной улитки в нашей стране не осваиваются в нужном объеме, хотя экспортный потенциал этих моллюсков очевиден. Действительно, лишь несколько белорусских...

Семенной картофель для России: денег хватит всем
Александр Ращупкин
Опубликовано в №9 (185), сентябрь

Будущее белорусского картофелеводства тревожно: наш товарный картофель все меньше востребован на внешних рынках. В связи с этим часть производителей сокращает площади под этой культурой. Фермерское хозяйство...

Ферма мощностью 365 лошадиных сил
Елена Слав
Опубликовано в №8 (184), август

В 2014 году в Логойском районе Минской области открылась молочная конеферма. По некоторым оценкам, проект обошелся примерно в 10 млн долларов США: частные инвестиции, в основном иностранный капитал. Имя идейного и...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ