Высокие полесские технологии

Высокие полесские технологии
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №10 (150), октябрь

В структуре холдинга «Агрокомбинат «Мачулищи» ОАО «Почапово» не самое крупное, но одно из самых высокотехнологичных предприятий. Акционерное общество специализируется на выращивании и генетическом улучшении крупного рогатого скота. Задача по получению эффективного молочного стада здесь решается на всех этапах — от формирования оптимальной кормовой базы до размножения высокопродуктивных животных в уникальной лаборатории. О том, как традиционная агротехника сочетается с высокими технологиями, «БСХ» рассказал директор хозяйства Юрий Хвостюк.

Точка отсчета — корма

— Известно, что «большое молоко» начинается с кормов. Расскажите, как в хозяйстве выстраивается кормовая база.

— Для начала нужно пояснить, что у земель, на которых расположено ОАО «Почапово», есть определенная специфика. Всего у нас 5 841 га, из которых 90 % — мелиорированные торфяники. Средний балл в хозяйстве: 30 у пашни и 34 у сельхозугодий за счет болотных почв. В чем проблема? Дело в том, что существующая методика определения качества торфяно-болотных почв далека от идеала. Ведь реально балл на торфе не равен баллу минеральных почв. Методика разработана еще в советское время, когда осушали первые торфяники. Тогда и отдача от них другая была, не нужно было вносить азотные удобрения и органику. Сегодня же все это требуется. Кроме того, нужно помнить, что эти почвы подтапливаются, а зимой еще и подмораживаются. Безморозный период на торфяных почвах в среднем на два месяца (за счет весенних и осенних заморозков) меньше, чем на натуральных, но эта специфика нигде не учитывается. Таким образом, наши 30 баллов — по документам, а в реальной жизни — не выше 26.— Для начала нужно пояснить, что у земель, на которых расположено ОАО «Почапово», есть определенная специфика. Всего у нас 5 841 га, из которых 90 % — мелиорированные торфяники. Средний балл в хозяйстве: 30 у пашни и 34 у сельхозугодий за счет болотных почв. В чем проблема? Дело в том, что существующая методика определения качества торфяно-болотных почв далека от идеала. Ведь реально балл на торфе не равен баллу минеральных почв. Методика разработана еще в советское время, когда осушали первые торфяники. Тогда и отдача от них другая была, не нужно было вносить азотные удобрения и органику. Сегодня же все это требуется. Кроме того, нужно помнить, что эти почвы подтапливаются, а зимой еще и подмораживаются. Безморозный период на торфяных почвах в среднем на два месяца (за счет весенних и осенних заморозков) меньше, чем на натуральных, но эта специфика нигде не учитывается. Таким образом, наши 30 баллов — по документам, а в реальной жизни — не выше 26.

Соответственно, производство кормов отталкивается именно от этого обстоятельства. На пониженных участках выращиваем многолетние травы. Стремимся, чтобы в кормах на 50 % присутствовал бобово-злаковый компонент, хотя не всегда это получается. Из-за выпадения клеверов приходится периодически подсевать. Риски на торфяниках выше, чем на минеральных почвах: в прошлом году нас, например, заливало, а в этом, наоборот, подсушило.

Кроме того, на сегодня подобрано 500 га люцернопригодных земель. Это максимум: увеличить эту площадь мы не можем, иначе пострадает производство зерна.

Вторая культура после трав — кукуруза на силос, которая занимает около 900 га. Дополнительно как источник белка используется рапсовый жмых. Под рапс мы отвели 200 га. Урожай на давальческих условиях отдаем переработчикам, а жмых забираем себе.

— Получается ли себя полностью обеспечить белком?

— Пока, к сожалению, нет, и это проблема первостепенной важности. Сегодня мы недобираем около 20 % белка. Однако резервы есть, и я считаю, что до 90 % вполне можно. Сейчас, как я уже сказал, частично дефицит восполняется рапсовым, частично — подсолнечным жмыхом.

— В дальнейшем вы продолжите ориентироваться именно на эти культуры?

— Посмотрим. В последний год в связи с ростом удоев пробуем применять соевый жмых для первого периода раздоя. Сою выращиваем сами, используем белорусские сорта, отрабатываем, нащупываем технологию производства. Говорить о каких-то прорывах, конечно, пока рано: фактически культура только испытывается. В этом году, несмотря на не самые подходящие для теплолюбивых культур условия весной, урожайность получается на уровне 18–20 ц/га. Это значит, что в худшем случае соя в нашем регионе может даст не менее 15 ц/га, что позволяет иметь определенную уверенность. Проблема, правда, в другом: земли лишней нет. Поэтому, когда выбираешь, что сеять: кукурузу или сою, сначала даешь приоритет кормовой единице, а потом уже думаешь, как сбалансировать с белком. В идеале, конечно, нужно наоборот, но пока мы должны исходить не из идеала, а из реального положения дел.

— Это интересный опыт, потому что соей, несмотря на хорошую известность этой культуры, мало кто занимается, кроме фермеров.

— Я вам так скажу. Для Беларуси основная проблема по сое заключается в недостатке раннеспелых сортов. По уму, убираться в нашем регионе она должна не в октябре, а до 10 сентября. Хорошо, сейчас осень сухая, а вот если бы дожди пошли, была бы проблема.

— Я понимаю, что ваш опыт выращивания пока не слишком большой, но какие-то выводы вы уже сделали?

— Основа — правильный подбор земли под культуру. У нас в хозяйстве есть все типы почв, характерные для республики. Сначала мы пробовали сеять сою на минеральной почве — есть вопросы: угнетение культуры и т. д. Опытным путем нащупали, что культура неплохо себя чувствует на торфяно-болотных почвах: недостаток влаги там исключен, плотность почвы подходящая (известно, что соя не любит переуплотненную почву). Единственный недостаток торфяно-болотных земель в том, что, если весна холодноватая, вегетация заметно задерживается…

— Кроме сои у вас также неплохо получается выращивать люцерну. Поделитесь опытом, ведь люцерна — больное место всего растениеводства.

— Опять же, все дело в том, что мы полностью используем потенциал торфяно-болотных почв. Обычно при производстве отталкиваются не от белка, а от выхода кормовых единиц. На хороших минеральных почвах, там, где земля может гарантированно давать 70–80 ц/га урожая, логично высевать зерновую группу. Но на торфяно-болотных участках получить такие урожаи невозможно — максимум 40–50 ц/га. Это происходит в том числе из-за недостатка влаги в летний период. Люцерна же за счет мощной корневой системы никогда не чувствует недостатка влаги и на торфяниках дает дополнительно один-два укоса. Итого, если я сею люцерну на минеральных почвах, то получаю три-четыре укоса, а на торфяных — пять-шесть. Когда посчитаешь и сравнишь выход кормовых единиц по люцерне и по зерну, оказывается, что люцерна выгоднее. В общем, все просто. Есть только одно обязательное условие: торфяники должны быть щелочные, а не кислые.

— Сколько укосов люцерны удалось получить в этом году?

— Вот как раз убрали шестой.

— Как она используется в хозяйстве?

— Я уже говорил, что земли нам не хватает. Поэтому объемы маловаты и качественный однотипный сенаж готовить не получается. Люцерну мы используем так: с 1 мая по 1 ноября организуется зеленый конвейер. Неизменно 10 кг зеленой подкормки люцерной к основному рациону для дойного стада. Все лишнее закатываем в рулоны.

Молоко — ежегодно в плюсе

— Что собой представляет стадо ОАО «Почапово»?

— В хозяйстве 5 800 голов КРС, из них 1 677 голов молочного стада и 900 бычков на откорме. Остальное — сопутствующий шлейф: телки, воспроизводство бычки молочного периода. Специально мясной скот не держим. Фактически стадо представляет пока сборную солянку, в которой присутствует как классическая черно-пестрая порода, так и ее местные варианты. В основном это издержки бурного роста: еще в 2010 году дойного стада было всего 300 голов. Соответственно, скот выбирался не самый лучший, а собирался где возможно — какой был. Так что здесь у нас и животные населения, и собственные. Если говорить о голштинизации, то пока примерно 50/50. Нужно учесть, что это спустя всего пять лет интенсивной работы. Еще есть, конечно, огромный объем того, что предстоит сделать.

— На текущий момент какие получаются средние надои?

— За 2013 год надоили 5 874 л, за этот, я думаю, процентов десять прибавим. Вообще, мы плюсуем на протяжении последних пяти лет.

— Какое доильное оборудование используете?

— Все доильные залы у нас однотипные — DeLaval. Плюс еще на одной маленькой ферме также установлена система учета и управления сталом DelPro. Выбирали в основном по двум параметрам: надежности и цене. Кроме того, сыграло свою роль программное обеспечение, которое позволяет полностью контролировать ситуацию в стаде. Специалисты работают, и им нравится. Вообще, я считаю, что в хозяйстве должно стоять оборудование какого-то одного производителя, потому что сборная солянка неминуемо влияет на результат.

— Рост производства молока связан с грамотным формированием рационов?

— В том числе. Люцерна, травы, кукуруза, жесткое соблюдение технологии. Если делать уборку, то не когда появилась возможность, а четко в нужный сезон, в нужную фазу. Баланс между травами и кукурузой — 1:1 и т. д. В этом году при составлении рационов сделали акцент на сено, чтобы увеличить долю сухого вещества. Заготовили 2 500 т. Но корма — это тактика. Стратегический фактор — селекция. Результат этой работы проявляется не сразу, но со временем она дает весьма ощутимый эффект.

Трансплантация своими силами

— Селекцию проводите своими силами?

— И самостоятельно, и с привлечением сторонних специалистов. Используется лучшая генетика Республики Беларусь. Поскольку хозяйство расположено в Брестской области, чаще других к нам попадают быки-производители Брестского племпредприятия. Плюс, если есть хорошие варианты, — доступный импорт.

— По каким параметрам производится отбор?

— Основной показатель, который применяется в республике для оценки быков-производителей, — это количество молочного жира. Однако есть еще масса сопутствующих параметров, влияющих на качество продукции животноводства и на экономику. Например, важный параметр — продолжительность хозяйственного использования, который зависит от легкости отелов. Известно ведь, что первотелки трудно телятся, и отсюда сразу возникают убытки — отходы и молодняка, и маточного поголовья. Генетика влияет также на количество соматических клеток: ведется отбор и в этом плане. Плюс есть еще ряд показателей, которые не являются первостепенными для специалистов, но важны для нас: скорость молокоотдачи, постоянство лактации — это уже очень узкая специализация. Плюс обязательно экстерьер: вымя, рост. Кстати, в этом плане особенно хорошо видно, как улучшается породность: некоторые нетели у нас уже крупнее многих коров. Отбор ведется линейно; раньше было три линии, сейчас оставили две наиболее перспективные.

— Чем помогает лаборатория?

— Чисто практически в краткосрочной перспективе, казалось бы, выгод нет. Ни на прибыли, ни на экономике ее наличие положительно не сказывается. Однако лаборатория позволяет привлекать в хозяйство специалистов, опытных в вопросах генетики, воспроизводства. Естественно, их консультации имеют для нас большую ценность.

Совсем другое дело — долгосрочная перспектива. Современное оборудование и кадры позволяют заниматься улучшением стада на самом высоком уровне. Как руководителя хозяйства меня больше всего интересует возможность получения в большом количестве чистокровных голштинных телочек. В сегодняшних условиях такой скот не закупишь, а у нас он есть.

Учебно-практический центр биотехнологий работает в хозяйстве второй год. В 2013 году здесь произвели 150 эмбриональных пересадок, половина которых оказалась успешной. Это хороший результат даже на мировом уровне.

— Когда эта работа окажет заметный эффект на ваше стадо?

— Заметный эффект центр мог бы дать уже в следующем году. Сейчас мы подбираем быков импортной селекции по нужным нам показателям: исключаем возможность генетических заболеваний в потомстве и т. д. Плюс обследуем доноров, чтобы получить в генетическом плане молодняк более прогрессивный по удою, первичному развитию и другим параметрам. Проблема в том, что на коров-доноров сейчас не хватает средств. Хозяйство просто не тянет их закупку. В идеале нужно 50 голов, но пока в наличии только дюжина животных.

— Какой объем инвестиций необходим?

— Рассчитываем на 5 млрд руб. В год. Закупим доноров и постепенно будем обновлять стадо. Плюс нужен штат в саму лабораторию, где сейчас работает всего два человека. Эта проблема будет решаться в рамках холдинга.

— Что вам даст стадо в 50 коров-доноров?

— В среднем практика показывает, что вымывать эмбрионы можно не чаще чем раз в квартал. Поэтому в идеале можно будет в год получать до 1 000 телят-трансплантатов. Сначала в планах — укомплектовать самым лучшим поголовьем «Почапово» и получать здесь своих коров-доноров. Затем сможем обеспечить чистопородным скотом другие хозяйства. Поскольку под пересадки требуются телки-реципиенты, то, конечно, самостоятельно мы не обеспечим необходимое поголовье. Будем подключать соседей выездным методом: делать пересадки и получать чистопородный молодняк голштинов. Если не будут отставать корма, это даст огромный плюс и холдингу, и животноводству страны.

— Корова-донор не доится?

— Нет, хозяйство ее только кормит. То есть раньше она вполне себе доилась и давала 12–14 тыс., так что мы знаем, что собственная продуктивность прекрасная и животное генетически предрасположено быть производительным. А значит, и потомство, скорее всего, тоже будет производительным.

— По каким еще параметрам предполагается отбирать коров-доноров?

— Коров-доноров мы будем исследовать на генетические маркеры. Так, некоторые аллели генов способствуют проявлению продуктивных показателей у животных. В частности, речь идет о геноме белка каппа-казеина. Наличие определенных генов улучшает качественные показатели молока по белку, что сказывается на сыропригодности. Исследованиями доказано, что из 10 кг молока выход сыра может вырасти на 50 г. При промышленном производстве это баснословные деньги. Но разумеется, нужно вести селекцию именно на этот генотип.

— То есть, если говорить на обывательском уровне, вы «планируете разводить сырных кор

Другие материалы рубрики
Простые рецепты «Агрокомбината «Мачулищи»
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №10 (150), октябрь

Сегодня ОАО «Агрокомбинат «Мачулищи» входит в десятку крупнейших холдингов страны и, возможно, является одним из самых успешных. В единое мощное производство включены 24 сельхозорганизации, рыбхоз, два...

Хозяйка «Великого Двора»
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №3 (131), март

От личности руководителя напрямую зависит эффективность бизнеса. «Великий Двор» можно приводить в пример как лучшее подтверждение этого тезиса. Только средний удой от коровы по итогам 2012 года в хозяйстве составил...

Пчеловоды во главе кооперативного движения
Опубликовано в №9 (149), сентябрь
Теги:

В Беларуси начали создаваться кооперативы. Одна из первых отраслей, которая столкнулась с потребностью в объединении производителей для решения насущных проблем, — пчеловодство. Объединившись, владельцы частных пасек...

Секрет «Правда-Агро» в отсутствии секрета
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №1 (153), январь

Директор «Правда-Агро» Виталий Хотько утверждает, что никаких особых секретов экономической состоятельности у него нет. Рациональное распределение ресурсов предприятия, жесткая технологическая дисциплина, разумный стимул...

Соя любит, чтобы над ней «стояли»
Всеволод Волков
Опубликовано в №2 (130), февраль

В наступающем сезоне из имеющихся 80 га земель в хозяйстве Павла Волынца 10 га будут заняты капустой и 70 га — соей. Об особенностях возделывания этой технической культуры и причинах, по которым соя пока не...

С чего начинается пиво?
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (148), август

Производство пива — одна из самых заметных отраслей пищевой промышленности. Большая часть золотистого напитка варится на белорусском солоде, и как минимум один завод использует белорусский хмель. Наше пиво регулярно...

Комментарии
Войти как