СПК «Гирки»: простой разговор о сложном

СПК «Гирки»: простой разговор о сложном
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (173), сентябрь

Откровенный разговор особенно ценен, когда собеседник — человек, болеющий за свое дело. Руководитель СПК «Гирки» Тадеуш Мушинский не стал кривить душой и прямо рассказал об основных проблемах своего предприятия: как о текущих, так и об уже успешно решенных.

Об экономике

— Ситуация в сельском хозяйстве сложная. Мы сейчас работаем рентабельно, но тяжело. Практически получается баш на баш. Если у молока рентабельность 30–38 %, то у мяса до –4 %. Хотя, если брать чистый откорм, получается рентабельность 2–3 %. Вообще, я не за то, чтобы государство заваливало агропромышленный сектор деньгами. Я здравомыслящий человек и понимаю, что «халявы» не будет, что сегодня государство не может позволить себе дотации на гектар. Но некоторые вещи, конечно, вызывают вопросы. Например, есть фиксированные цены на зерно, молоко, мясо, но почему нам тогда по коммерческим ценам энергетики продают газ и электричество? Хотелось бы, чтобы закупочные цены были выше. Если на бирже мясо стоит 2,5 доллара, а у нас покупают по полтора, вероятно, тут есть над чем подумать. Конечно, почти у всех успешных хозяйств своя переработка. СПК им. В. И. Кремко, СПК «Обухово» процентов сорок своей продукции перерабатывают. Нам же сейчас свою переработку строить дорого, а раньше ее строительство не одобрялось: дескать, зачем вам своя переработка, если рядом есть Лидский молочно-консервный? Если бы мы были в составе холдинга, то могли бы помогать переработке, а она — нам, а сейчас у каждого свои интересы.

Вообще, оборотных средств катастрофически не хватает, а в стране при этом свободное ценообразование и все как последний день живут. Подшипник — миллион старыми деньгами стоит. Всего на запчасти мы в год почти столько же тратим, сколько на топливо, — это ненормально. Если 10 лет назад мы за три года полностью обновили парк техники, то сейчас в лучшем случае покупается один-два трактора в год, при том что парк должен минимум на 10 % в год обновляться.

О независимой экспертизе

— Белорусскому сельскому хозяйству нужны независимые лаборатории, потому что сейчас у переработки свои интересы, а у производителей свои. Когда хлебная лаборатория получает зарплату от КХП, понятно, чьи интересы она защищает. Аналогично по молоку, зерну и сахарной свекле. Пример: несмотря на то что основные средства хозяйство получает от продажи молока и мяса, неплохим подспорьем для нас стала сахарная свекла. В этом году ожидается урожай в 30 000 т — это около 20 млрд в старых деньгах, и мы ни копейки не хотим терять. Нельзя сказать, что мы не находим общий язык с переработкой, но независимые лаборатории могли бы сделать эти отношения более комфортными. Мы согласны отчислять определенную сумму через агропромышленный союз, чтобы сотрудникам этих лабораторий платили зарплату.

О сокращении затрат на топливо

— Президент совершенно прав: на 25 % затраты сократить можно. Мы еще очень далеки от нормальной работы и технологии. Производительность труда очень низкая, я это признаю. Да и по соблюдению технологической дисциплины есть вопросы.

Топливо — одна из основных статей затрат. В год мы тратим на топливо примерно 10 млрд руб. Эти деньги нужно как-то контролировать. Мы испытывали разные системы контроля топлива, но в конце концов остановились на варианте, который предлагает минская компания «Омникомм-Сервис». У них, может, и недешево, зато качественно. Оборудование позволяет все необходимые параметры отследить в режиме реального времени. То есть поставили плуг, отрегулировали, агроном промерил нужную глубину, и трактор пошел пахать. А я вижу, что делает конкретная машина, какова ее производительность, какой расход топлива, сколько литров осталось. Был даже случай, когда с обратки топлива показало три литра слива. И водитель, когда ему представили график, согласился и топливо оплатил. На всю технику пока, к сожалению, не можем аналогичное оборудование поставить: это большие деньги. Но мы пошли другим путем: опломбировали все баки и каждый день при заправке ставим специальные пломбы. Все стыковые элементы покрасили краской такого оттенка, который почти невозможно подобрать. Совокупный эффект от оборудования по контролю за расходом горючего и наших собственных мер составил 20 % в день! И это в рамках одного хозяйства, причем я считаю, что у нас более-менее порядок в учете и заправке, полный штат специалистов и т. п. А представляете, в масштабе страны сколько воруют?

Контролем топлива у меня занимается отдельный инженер. Это человек с высшим образованием, который подчиняется только мне, больше никому. Его зарплату формируем с учетом сэкономленных средств. Понятно, что если он мне в сутки 200 млн экономит, не жалко часть денег ему отдать обратно.

Об ответственности

— По топливу, кстати, меня интересует еще вопрос окрашенного топлива. Мы ежемесячно платим за краску. Но проблема в том, что никто не спрашивает у частника, откуда тот берет солярку. Нет контроля. Как-то очень лояльно к этой теме подходят: механизатор слил в канистру, завез перекупщику и за полцены отдал. Да, иногда ловят и штрафуют, но редко. А я считаю, что тут поможет только конфискация машины. В Литве если фермер заправит личный автомобиль выданным ему для сельхозработ по льготным ценам дизтопливом, он просто больше не получит солярку по льготной цене. Мы тоже должны строго к этой теме подходить.

Вообще, воровство — большая проблема, которая есть во всех хозяйствах, даже в самых успешных. Я знаю случай, когда на кошении кукурузы приноровились красть. Представляете корн-крекер, который измельчает зерно? Отпускаются вальцы, измельчение делают мельче, пропускная способность комбайна резко увеличивается, а расход топлива падает. Сэкономленную солярку сливают и продают.

В «Гирках» мы почти закрыли проблему воровства на фермах. Решали эту задачу комплексно, различными методами. На предприятии работают системы видеонаблюдения, концентрат почти везде раздается в раздатчик и перемешивается с основной массой корма. А в некоторых случаях ведь как бывает: мешок на тачку — и пошел раздавать. Понятно, что где полведра, а где и ведро при таком способе человек припрячет и потом занесет домой. А если каждый по ведру концентрата в день уносит, посчитайте, какие это убытки в масштабе предприятия. К слову, частично проблему воровства сняла эпидемия АЧС, из-за которой и нам пришлось закрыть свою свиноферму на 1 500 голов, и в ЛПХ свиней вырезали.

О люцерне

— В этом году мы будем брать пятый укос люцерны. Говорят, что пятый укос в Беларуси нельзя брать, но вот у нас выросло: дожди пошли в августе. Люцерна — это выгодно, на чем неоднократно делал акцент министр Леонид Заяц. Даже если считать не пятый, как в этом году, а обычные четыре укоса и пусть люцерна дает по минимуму, скажем, не 150, а 100 ц/га, все равно получается 400 ц/га за сезон. А средняя урожайность кукурузы на силос у нас по стране — до 300 ц/га. Разница в 25 %. Теперь возьмем обработки. Для люцерны нам нужны фосфор, калий и чуть-чуть азота. А с кукурузой: купи дорогие семена, купи калий и фосфор и сделай две полноценные подкормки азотом.

Некоторые жалуются, что с люцерной много возни: часто технику приходится использовать, жесткие сроки уборки. Это значит, что люди не умеют планировать и рассчитывать свои возможности. В любой работе должны быть жесткие сроки. Что касается люцерны, я понимаю, если б у нас под нее были отведены тысячи гектаров, но ведь всего 300. Так какая же проблема скосить вовремя 300 га? Все проблемы в голове, потому что мы всего боимся. Боимся, что займемся травами и, не дай бог, останемся без кормов. А ведь глобальное решение проблемы кормов — это клевер и люцерна. Это менее затратно, чем кукуруза, и выход больше. Конечно, и от кукурузы не стоит отказываться, ведь это высокоэнергетический корм.

Когда я был в Ленинградской области и общался с представителями концерна «Детскосельский», узнал, что они сеют смесь клевера с овсяницей, получают хорошие сенажи и завидуют белорусам: «Ах, как у вас хорошо кукуруза растет! Если бы у нас был доступ к высокоэнергетическому корму, мы бы легко доили 10 000 л».

О людях

Самая большая ценность в АПК — это люди. И самая главная проблема сегодня — удержать людей в сельском хозяйстве. Особенно молодежь. У нас сложилась неплохая команда, но им есть с чем сравнивать. Мы за 10 лет 55 квартир построили. Водители, механизаторы, животноводы до 2012 года у нас зарабатывали в среднем по 800 долларов. А сейчас — 250. Раньше я встречался с механизатором, и у него глаза горели, а теперь глаза потухшие. То есть коллектив есть, но если экономическое положение не выравняется в ближайшие год-три, то молодые начнут смотреть в другую сторону. А ведь жалко: комплексы, фермы, жилье — все здесь есть. Конечно, мы стараемся оказывать сотрудникам поддержку, выдаем к зарплате рыбу, мед. Есть преференции по сену и приусадебным участкам. Но если ситуация продлится, мы будем терять специалистов. Люди начнут уходить.

Кстати, отличительная особенность нашего хозяйства — большое поголовье скота на личных подворьях. У нас, например, держат 370 коров. Это хорошо. Я всегда считал, что если человек ухаживает за коровой дома, то он и на работе будет за ней ухаживать. А если ему дома ничего не нужно, то он и на ферме будет лодырничать.

Справка «БСХ»

В прошлом году 85 % выручки хозяйству принесла реализация молока и мяса. Всего в СПК «Гирки» сейчас 9 000 голов скота, в том числе 2 330 коров и 3 000 быков. Средние надои за 2015 год составили 6 200 кг на корову, аналогичного результата планируется добиться и в этом году. Что касается бычков, то в последние месяцы среднесуточный привес на откорме составляет примерно 920 г. Ежемесячно хозяйство сдает порядка 100 т мяса.

В ближайшем будущем в хозяйстве планируют увеличить поголовье. Необходимые резервы для этого есть. В частности, незаполненный комплекс в деревне Гудинишки, который рассчитан на 5,5 тыс. голов и на котором сейчас содержится только 3 тыс. Реконструкцию здесь собираются делать своими силами. Также в настоящее время в «Гирках» завершается установка комбикормового цеха. Планируется иметь и собственный цех по переработке рапса.

— Будем делать свой жмых. Потому что сейчас получается, что нам к весне продают жмых по той цене, по которой мы осенью продавали рапс, — объясняет необходимость собственной переработки рапса Тадеуш Мушинский.

Другие материалы рубрики
Лилия Крапивина
Опубликовано в №7 (147), июль

После прошлогодней вспышки африканской чумы свиней в Беларуси отдельные свиноводческие хозяйства сократили или уничтожили поголовье. Сейчас там, где обеспечена биологическая защита животных, постепенно начинается восстановление...

Высокие полесские технологии
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №10 (150), октябрь

В структуре холдинга «Агрокомбинат «Мачулищи» ОАО «Почапово» не самое крупное, но одно из самых высокотехнологичных предприятий. Акционерное общество специализируется на выращивании и генетическом...

Селекционеры ориентируются на мясо
Лилия Крапивина
Опубликовано в №7 (147), июль

На базе ОАО «Василишки» Щучинского района РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству» работает над созданием высокопродуктивных генотипов свиней, от которых в условиях применения...

Готовность техники начинается с условий труда
Алексей Жуков
Опубликовано в №2 (142), февраль
Теги: техника

Своевременная подготовка техники к новому сезону — один из главных факторов успеха. К середине февраля многие хозяйства Кореличского района практически закончили подготовку тракторов и сельхозмашин к посевной и взялись...

Экстра без секретов
Алексей Жуков
Опубликовано в №8 (160) август

Сегодня в Беларуси несколько перерабатывающих предприятий имеют разрешение на поставки молочной продукции в страны Евросоюза. ОАО «Савушкин продукт» пока единственное реализует это право, экспортируя не только сырьевые...

Альтернативная энергетика для мехдвора
Петр Морозов
Опубликовано в №5 (133), май

Нетрадиционная энергетика сегодня становится новым резервом для повышения эффективности сельского хозяйства. Биогаз, солнечные батареи, ветряки, геотермальные станции превратились в значительное подспорье для фермеров в разных странах...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ