Специалист по тушению пожаров

Специалист по тушению пожаров
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №11 (139), ноябрь

В любой профессии есть нюансы, которые постигаются только на практике. Ветеринария не исключение. Об этих нюансах, о личном опыте применения отечественных и зарубежных препаратов, а также о проблемах с туберкулезом и маститами «БСХ» рассказал начальник Шкловской райветстанции Иван Радовский.

— Иван Евгеньевич, я правильно понимаю, что большая часть ваших рабочих неприятностей связана с КРС?

— Да, мы работает в основном с молочным скотом. Почему? Потому что в свиноводстве и птицеводстве есть четко отлаженная, единая для всех технология. С птицей и свиньями работают секторами. Есть сектор поросят: с одним животным что-то случилось — работа проводится со всеми. На свинокомплексах у нас никаких проблем. В молочном скотоводстве к такому уровню еще не пришли. Я пытаюсь последние два года — с момента, как пришел сюда работать, — вложить в уши местным специалистам, что, если заболел один теленок, надо профилактировать всех животных, но…

Импортный не значит лучший

— Какие вакцины вы сейчас используете?

— В данный момент ориентируемся на те, что предлагает Институт экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского. Когда я пришел в Шкловский район, выяснилось, что здесь не все благополучно с сальмонеллезом. Я вижу, что скот вакцинируется, но нет иммунитета. Пробовали и препараты Витебской биофабрики, и российскую ОКЗ. В свое время ОКЗ мне очень нравилась, благодаря ей я на старом месте работы, в Белыничском районе, решил проблему колибактериоза. В Шклове целый год не получалось, хотя схема вакцинации, по мнению специалистов, была эталонная.

Как-то в Витебске я присутствовал на лекции Юрия Ломако по сальмонеллезу. После мероприятия подошел, поговорили, он предложил свой аналог ОКЗ. Сработало замечательно.

— Честно говоря, ожидал от практика более критического отношения к белорусским препаратам.

— Вы поймите: я не против импортных вакцин. Они обычно прекрасного качества, работают, вопросов никаких нет, кроме одного — стоимости. Еще работая в хозяйстве, я не просто говорил председателю, дескать, хочу внедрить, а всегда считал «экономику». Просто садился и на бумаге делал расчеты, а потом с этой раскладкой шел к экономисту. Конкретно по ценам, по дозам, по объемам.

Смотрите, на сегодняшний день четыре вакцинации препаратами Института им. С. Н. Вышелесского — два раза ОКЗ и два раза «Тетравак» — обходятся в 40 тыс. В то же время «Ротавек», который колют однократно, стоит 79 тыс. При этом «Ротавек» действует только против вирусов и колибактериоза, а меня, допустим, волнует сальмонеллез. «Скоугард» — великолепная вакцина, я знаю, что многие хозяйства с ней работают, особенно по молодняку. Но одна доза стоит 59 тыс., а вакцинировать нужно дважды — итого 118 тыс.

В конечном итоге все упирается в качество. Если более дешевый препарат работает — прекрасно. Если нет — неважно, где он произведен: в Беларуси или за рубежом.

Практика лечения показала…

— Насколько я знаю, вы применяете сокращенный курс лечения эндометритов. Не могли бы поделиться подробностями?

— Мое личное мнение (которое, может, и идет вразрез с общепринятым) таково: если корове каждый день на протяжении трех недель мерить температуру, то она, скорее всего, просто сдохнет. Чтобы у коровы не было эндометрита, она должна подойти к растелу в идеальном состоянии. В частности, должны быть соблюдены все аспекты балансировки кормов.

Очевидно, что мы еще очень далеки от этого. Зная ситуацию с кормами, можно практически гарантировать, что у коровы будет нехватка витаминов и микроэлементов, а значит, сама она эндометрит перебороть не сможет. По своей практике я вижу, что эндометрит проявляется на седьмой день: шейка матки закрывается, начинаются промывания и т. д.

Так вот, когда мы выбирали оптимальную схему лечения, остановились на той, которую предлагает «Интервет». Посмотрели: дает эффект. Правда, я выбросил из нее все ненужное, на мой взгляд. Например, дуплоциллин: он стоит дорого и долго держится в молоке. Я считаю, что лучше использовать тетрациклин, который идеально убивает всю ту заразу, что находится в матке. Если же начать с коровой работать с первых суток после растела, не дожидаясь никаких симптомов, то первые три дня забрасываешь по одной палочке «Геомицина Ф» плюс «Утеротон», витамины и т. д., борглюконат внутривенно, а на 14–15-й день — внутриматочно «Метрикур». К 21-му дню у нас и корова здорова, и тетрациклин уже успел из молока выйти — проблема решена.

Когда я перешел на описанную схему, число не приходящих в охоту коров сократилось практически до нуля. А ведь здоровая корова, у которой нет эндометрита, не имеет и проблем с гипофункцией.

— Другая глобальная проблема белорусского скотоводства — маститы. Можете поделиться какими-нибудь секретами ее решения?

— С маститами очень сложно бороться. Во всех хозяйствах, которые ведут такую работу, знают, что воевать непросто. Это дело не одного дня. Победить маститы может только комплекс мер: все должно работать как часы. При этом нужно помнить, что ситуация с маститами зависит не от одного врача. Можно тщательно соблюдать все ветеринарные мероприятия: обрабатывать вымя, использовать одноразовые салфетки и т. д., но все пойдет насмарку, если работник забыл почистить сарай. Как только корова легла в грязь — идет волна мастита.

Еще один фактор, о котором почему-то все забывают, — профилактика. Мастит влияет на качество молока, а у нас, как известно, есть такая штатная единица на каждом комплексе — лаборант. Функция лаборанта — отвечать за качество молока. Как именно он этого добивается, его личное дело. Если молоко пошло не то, задача лаборанта — с вечера разобраться, чтобы утром доложить председателю, насколько серьезна проблема, и, возможно, предложить варианты решения. Это в теории. На практике же получается, что сотрудник просто сопровождает молоковоз. Вот машина загрузилась, выписали накладную, в лучшем случае проконтролировали молоко на жиры — и все…

Лаборанты уклоняются от работы со стадом, а врач ведь не занимается профилактикой — он работает с больным животным. Казалось бы, так просто: проверьте стадо на скрытые маститы и скажите, мол, доктор, эти коровы здоровы, а вон та группа подозрительна, что-то там не то. Тогда уже ветврач начинает работать. Вот это звено сейчас и выпадает.

— Есть еще один популярный вопрос: «Как правильно запустить корову?»

— Из своей практики могу сказать, что для запуска сначала применяли «Нафпензал». Потом к нам приехали рекламировать «Орбенин DС». Мы партию взяли попробовать, потом посчитали, что дорого и перешли обратно на «Нафпензал». Затем случилось несчастье: сараи стояли низко, и по весне через них пошла вода — боксы натурально заливало. Естественно, нас накрыло волной маститов. Так вот, когда я взял анализы и посмотрел, оказалось, что из 35 коров, которых я в октябре запускал с «Орбенином DС», в апреле только пара попала ко мне на лечение. Возвращаясь к вопросу о препаратах, повторюсь: должен быть грамотный подбор. Нужно пробовать и выбирать то, что реально работает. Это задача не одного дня.

— Какова ситуация с туберкулезом?

— Раз уж мы заговорили об этом, то скажу: в Шкловском районе с коровами, реагирующими на туберкулин, есть проблема. В соответствии с требованиями ЕС каждое реагирующее животное должно проходить БАК-исследование. Скот везут на мясокомбинат, где от райветстанции присутствует врач-диагност или эпизоотолог. Он отбирает лимфоузлы и делает посевы в лаборатории. Исследования длятся очень долго — минимум три месяца. Ничего не растет! Корова среагировала, но «разбор полетов» ничего не показал. Ладно, можно было бы засомневаться в качестве работы районной лаборатории, но ведь параллельно проверку проводит и область. Однако и у них ничего не растет. По факту получается, что мы просто вырезаем скот. У меня есть комплекс, на котором по такому вот подозрению на туберкулез — реакции на туберкулин — вырезали за полтора года 150 коров. Причем практика показала, что на туберкулин реагируют животные либо глубокой стельности, либо высокопродуктивные, — те, у которых иммунная система наиболее ослаблена. Вырезается лучший скот! Цвет. У коровы, которая дает 2 л молока в сутки, как правило, реакции ни на что нет.

В общем, мое мнение: надо что-то менять. Раньше в советской инструкции было прописано: если идет сильное реагирование, можно исследовать с культурами атипичных микобактерий (КАМ). С одной стороны «стреляешь» туберкулин, с другой — КАМ и смотришь, на что отреагировало больше. Если на туберкулин, все понятно. Если на КАМ — извините, животное здорово. Сейчас инструкцию переделали под европейские требования, и остался только туберкулин. Это значит, что я не могу коров «перестрелять». Я вижу, что происходит неладное, но не в состоянии ничего предпринять, не нарушив инструкцию. Это очень серьезный вопрос.

— Насколько часто вам приходится оказываться в ситуации, на которую вы не в состоянии повлиять?

— Я вам скажу, что все глобальные проблемы ветеринарии так или иначе лежат вне плоскости деятельности врача. Вот, например, стоит задача наращивать поголовье. Если на 1 января 2012 года в районе было 12 тыс. голов, то к 1 января 2014 года нужно достичь отметки в 26 тыс. Это сумасшедшая по сложности работа, и, естественно, ее успешность связана с сохранностью дойного стада. Можно ли добиться сохранности силами одной ветслужбы? Нет! Потому что, если не будет качественных кормов, самый лучший ветеринар ничего не сделает. Доктор — это же фактически пожарный, который тушит то, что уже горит.
 

Другие материалы рубрики
ООО «БелЯрШпехт» — фирменные яйца по немецкой технологии
Лилия Крапивина, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (172), август

На примере птицефабрики ООО «БелЯрШпехт», которая реализует свой товар под торговой маркой «АВС», мы познакомились с тем, как белорусские производители работают на рынке.

О первооткрывателях белорусского молочного овцеводства
Елена Слав, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №1(189), январь
Теги:

Первое и единственное в стране молочное стадо овец породы Lacаune находится в Борисовском районе Минской области. Варианты русской транскрипции —лакон, лакаун, лакаюне. Родина этих овец — горы на юго-востоке...

Альтернативное птицеводство? Утки!
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №1 (165), январь

В 2014 году в Беларуси произвели 4,9 тыс. тонн мяса утки более 70% этого объема пришлось на ОАО «Песковское». Сейчас объемы несколько уменьшились, но хозяйство остается крупнейшим в Беларуси предприятием, одной из...

На скамейке запасных. Белорусский красный скот
Алексей Жуков
Опубликовано в №7 (135), июль

Белорусский красный скот был довольно широко распространен на западе Беларуси во второй половине прошлого века. Однако сегодня поголовье дойного стада нашей страны на 99 % состоит из коров черно-пестрой и голштинской пород....

Бизнес с рыбной начинкой
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (137), сентябрь

Белорусская рыбная отрасль переживает не лучшие времена. По данным Национального статистического комитета, доля убыточных предприятий среди рыбоводческих и рыболовных организаций в первом полугодии 2013 года составила 57,9 %. Тем не...

Чипсовый картофель в вопросах и ответах
Опубликовано в №11 (163) ноябрь

Вырастить качественный продукт, который полностью соответствовал бы запросам перерабатывающих предприятий, непросто. Главный агроном ОАО «Агро-Мотоль» Валерий Стасевич согласился ответить на несколько вопросов...

Комментарии
Войти как