Наливной бизнес

Наливной бизнес
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (136), август

Владимир Мещерский — один из тех редких людей, у которых, несмотря на отсутствие средств, хватило терпения вырастить свою мечту до полноценного бизнеса. Причем вырастить в буквальном смысле. Сегодня ОДО «Гринвэй» — заметный в Гомельской области негосударственный производитель яблок.

Бывший летчик, ныне садовод

— Владимир Александрович, как в вашем случае рождался успешный садовод?

— Я сам — летчик, 17 лет отлетал в спецавиации на вертолетах. Летал по всей стране на аварийно-спасательные работы, оказание помощи населению, тушение пожаров и т. д. В общем, то, чем сейчас авиация МЧС занимается. Разумеется, часто бывал в загранкомандировках и, глядя как на Западе развивается садоводство, загорелся этой идеей. Когда вышел на пенсию, решил продолжить тему.

— Вот так с неба — и в сельское хозяйство?

— Тут надо пояснить. Это я говорю «вышел на пенсию». На самом деле как получилось: 1992 год, как раз распался Союз, и летчики стали никому не нужны. У меня был I класс, допуск ко всем видам работ во всех широтах — от Заполярья до пустынь. Тем не менее работу я потерял. Нет, ну были, конечно, варианты куда-то идти сторожем, но я решил, что побыть сторожем еще успею. Начал думать, как прожить: двое детей, жена, как-то их кормить надо. Про сады вспоминал, но для их закладки нужны деньги.

Начал заниматься логистикой, сперва в чужой компании, потом в своей. К началу 2000-х выросли до автопарка в 18 единиц: появилось уже достаточно средств на руках, чтобы вернуться к первоначальной идее — разбить сад.

— Просто пошли и купили землю?

— Не совсем. Все это время у меня был свой участок в 15 соток. Я на нем активно экспериментировал, отработал технологию, выбрал три-четыре перспективных сорта. Потом ходил по исполкомам, но везде пинали ногами: дескать, и без тебя проблем хватает. Закончилось все тем, что я пришел на прием к главе свободной экономической зоны «Гомель-Ратон» Владимиру Быку. Объяснил ситуацию, он меня услышал, пошли к председателю, и мне выделили 30 га земли со старым колхозным садом. Первый год мы потратили на вырубку. На второй, подготовив площадь, заложили новый сад. Делали плотную посадку и потом оставляли в ряду только те деревья, которые необходимо, а остальные переносили на новые места. Таким образом экономили площадь, время и затраты на обработку. Кроме того, я уже знал, что дерево, которое росло на одном месте без перекопки, обгоняет другие по плодоношению на год-полтора. Параллельно саду, чтобы были оборотные средства, мы держали телят, гусей, брали машины в лизинг. Все для развития основного бизнеса. Собственно садоводческая работа началась примерно с 2005 года. Своих денег на тот момент уже не хватало, поэтому пришлось взять 250 тыс. евро в кредит.

— Нечасто в РБ удается найти пример того, как людям удается вырастить яблоки, которые можно с успехом продавать в магазине.

— Стандартный вопрос, который мне задают, звучит так: почему я продаю тысячу тонн через торговую сеть, тогда как госструктуры продают 5 000 т на винзаводы? Может быть, я разочарую вас, но никакого секрета нет. Прежде всего, я каждый год два-три раза езжу куда-нибудь знакомиться с опытом садоводов. География поездок очень широкая: Америка, сейчас вот в Финляндии был, изучил уникальный опыт, как выращивать сад на камнях. Также ездил в Голландию и Польшу. Добывая опыт по крупицам, накапливая его в собственном сознании, я применяю его здесь и получаю результат. Я вот был в Америке на семинаре, и там говорили, что только то растение, которое выросло в радиусе 50 км от маточного дерева, даст хороший урожай. Это как у человека: где он родился, там ему хорошо. Если же родился здесь, а потом уехал жить в ту же Америку, то ностальгия будет мучать и вообще жить будет не так комфортно. То же самое и с растением.

— А вы за рубеж прицельно едете? Или больше по официальным мероприятиям?

— Вы знаете, я как-то знакомлюсь с людьми. Первая поездка в Америку была по программе ассоциации фермерских хозяйств. Познакомился с одним, другим, третьим. Потом созвонились, я сюда человека пригласил, он меня — к себе. Сейчас вот с немцами переговоры веду.

— По какому принципу вы выбираете сорта?

— Под опытные посадки у нас выделены 2 га. На них я по максимуму высаживаю весь доступный сортовой ассортимент. Далее смотрим по результатам: что-то выбраковывается, что-то культивируем дальше. Те сорта, которые зарекомендовали себя хорошо, высаживаются уже на площади в 1 га. Соответственно, на тестовую площадку взамен попадает что-то новое. Ротация происходит постоянно вот уже в течение 10 лет. В итоге я опытным путем вышел на сорта, которые конкретно на моем участке показывают наилучшие результаты.

— О каких сортах идет речь?

— Если брать белорусские, то очень хорошо зарекомендовал себя сорт «алеся». Из импортных районированных отмечу великолепный сорт «фридом». В основном я на эту пару и ориентируюсь. Есть еще десятка два сортов, которые сейчас проходят испытания.

— А начинали вы с какого сорта?

— «Джулиред», «айдаред» и «джонатан». Какие-то сорта браковал, какие-то оставались.

— Какова у вас степень механизации?

— Минимальная. В хозяйстве всего два трактора и набор навесного оборудования. Три опрыскивателя «Селагро», да и другая техника тоже их. Вообще, стараемся с ними работать. Очень отзывчивые люди. Насос сломался, а средств не хватает — выделили новый в счет будущей оплаты. Или вот я увидел в Америке платформу для сбора фруктов. Позвонил, спрашиваю: мы такую сделать можем? Да, нет проблем. Сделали. Сейчас, как свободные средства появятся, планирую у них же закупать оборудование для обработки приствольных кругов.

— У вас из 60 га 40 занято садом. Какой урожай собрали в прошлом году?

— По накладным тонн 400–450, но еще же есть рынок, розничная торговля, что-то на винзавод ушло, что-то в сок.

Есть чему учиться

— Что из западного опыта вы перенесли бы на белорусскую почву?

— У нас ассоциации заняты в основном оформлением бумаг. В Америке они аккумулируют средства успешных хозяйств и за счет этого могут оказывать помощь новичкам. Если хозяйство крепко стоит на ногах, какая ему разница, куда под 3–5 % вкладывать деньги? То есть получается не банковский кредит, а прямая поддержка с техникой и всем остальным. Более того, зная, что ты будешь выращивать, у тебя еще и урожай выкупят.

— Можете назвать каналы сбыта вашей продукции?

— Заключены договоры со всеми сетями: «Аркадой», «Алми», «Гиппо», «Еврооптом». Есть розничная продажа, рынки…

— Работаете только по Гомельской области?

— Нет, по восточной Беларуси. К нам из Полоцка люди приезжают, из Могилева.

— С чем связана ориентация на восток?

— Дело в том, что западный регион республики очень силен по яблоку. Причем это связано не только с технологией, но и с менталитетом. Вы, наверное, знаете Ивана Гриба — очень интересный человек и великий мастер своего дела. Вот у него шестеро детей и 18 внуков, и все работают на семью — все деньги в дом. То есть край богат рабочими руками. У них уже пятилетние пацаны по саду с ножницами бегают: «Деда, я тебе первый ряд обрезал, что дальше делать?».

— Фактически бесплатная рабочая сила.

— Фактически готовый специалист, который понимает, как обращаться с садом. Потом этот мальчишка вырастет и приумножит семейное богатство. Я вам так скажу, что в целом садоводческая цивилизация в Беларуси идет с запада на восток. В числе своих учителей могу упомянуть Станислава Данилевича и Михаила Сухоцкого — люди известные. Что касается хозяйств, то возьмем, например, СПК им. В. И. Кремко. Они ближе к Польше, они вызывают к себе людей, проводят семинары, мастер-классы. Бывает, что встречаются на таком мероприятии разные специалисты и чуть до драки не доходит. Поляк свою технологию отстаивает и утверждает, что глостер надо резать так, а голландец — что вот этак. Истина всегда рождается в споре. Выходим в поле, смотрим, как обрезал один и в чем отличие технологии, которую предлагает другой. Допустим, в Голландии очень высокая влажность, а в Польше она ниже — отсюда разница в подходах. Получается, что оба правы, и этот спор дает нам возможность выбрать более подходящий вариант под конкретные климатические условия.

— Сколько человек у вас работает?

— Вот уже 10 лет на предприятии работают шесть человек. Текучка отсутствует, и, кажется, лучше специалистов по обрезке и окулировке в области не существует. У меня урожайность — 30–35 т с гектара. Мало, чтобы специалист был непьющим и старательным, надо, чтобы он понимал, что именно делает.

— На ваш взгляд, в чем заключается основная проблема отечественного садоводства?

— Смотрите, Польша сейчас лидер по производству яблок в мире. Представляете, она обогнала США. Почему так получилось? Огромная государственная поддержка. Ведь для того, чтобы вырастить сад, нужно минимум 8–10 лет. Все эти годы приходится постоянно вкладывать: в зарплату, в топливо, в технику, в обработку садов, — не получая результата. Только на шестой год реально выйти на рентабельность. Поэтому господдержка не то чтобы необходима, но, определенно, будет способствовать развитию садоводства.

— Но ведь у нас также есть государственная программа…

— Госпрограмма — хорошее дело, но не всегда рационально эти деньги используются. Бывает, что садами начинают заниматься «в нагрузку». Допустим, есть у предприятия мясо-молочное направление, а на него дополнительно вешают еще и сад. Потом председатель жалуется, дескать, что я с ним буду делать: ни рабочих, ни технологии, ни желания. Когда он найдет время для яблонь, если его постоянно спрашивают за корма, за мясо, за молоко? Очевидно, что он все внимание и технику отдает туда. Кроме того, программа не предусматривает финансирование создания инфраструктуры. У меня вот на 100 % огороженный периметр, видеонаблюдение, охрана, а кто-то в чистом поле высаживает свои 100 га саженцев. Понятно, что с вероятностью 50 % он первой же зимой потеряет их все из-за зайцев или двуногих вредителей.

— Тем не менее определенная поддержка есть?

— Ну, не забывают, да. Получил вот в лизинг трактор на семь лет. Потом на первичное обустройство хозяйств дали денег: отсыпал дорогу, завершил мелиорацию двух участков, провел электричество. Я вам так скажу: в Беларуси проблема не в том, что помощи нет, а в эффективности распределения и в том, что для ее получения нужно в буквальном смысле слова пожить в инстанциях.

Во что превращается яблочный сок?

— Девиз вашей фирмы — «Яблоки круглый год». Как вы этого добиваетесь?

— Конечно, это непросто, но нам удается продавать яблоки до мая. Чтобы добиться этого, необходимо хранилище, строительство которого требует очень много средств, поэтому стараемся «с колес» продавать: когда идет урожай, в день 4–5 т реализуем. До декабря плоды просто лежат под навесом, а потом снимаем склады на несколько месяцев.

— Вы планируете оставаться в нише чистого производителя яблок?

— Нет, конечно. Необходимо развиваться. Сейчас хотим купить завод по переработке.

— Кстати, как вы считаете, если в Беларуси перерабатывать яблоки, то во что?

— Для начала нужен полный цикл. Это мне хорошо — у меня 90 % товарного яблока, но ведь есть хозяйства, где этот процент ниже. Я считаю, правильнее всего делать сок, потому что, насколько я знаю, сейчас концентраты закупаются в Израиле. Вряд ли это рационально. Поэтому оборудование полного цикла — следующий шаг в развитии нашего бизнеса. Будем делать чистый сок и миксы: яблочно-вишневый, яблочно-сливовый и т. д. Если удастся получить статус агроусадьбы, чего мы также сейчас добиваемся, возможно, наладим выпуск кальвадоса. Я считаю, что этот напиток перспективен: через 10–15 лет он будет актуален.

— В стране ежегодно выращивается огромное количество яблок. Вот вы предлагаете делать кальвадос, а обычно из них производят низкосортную «бормотуху».

— Я думаю, проблема в технологической дисциплине. Для того чтобы получить хороший кальвадос, необходимо строго выдерживать технологию брожения сидра. Девять месяцев сидр должен бродить при температуре 18 °C. Удержать его в нужном состоянии, не дать превратиться в уксус непросто. Затем, после обработки, его нужно залить в дубовые бочки, где напиток будет выдерживаться еще от трех до пяти лет. В общем, это длинные деньги. К слову, для производства нужна качественная вода, а у нас тут хорошая скважина. Также важно использовать яблоки разных сортов и разной спелости — от зеленых до перезревшего опада. Чем больше сортов, тем интереснее получается напиток. Я был во Франции, технологию изучил, так что знаю, как и что делать.

— Хорошо, вот вы оформите разрешение на агроусадьбу. Сколько может стоить ваш кальвадос?

— Недорого. Я думаю, где-то на уровне цены белорусского коньяка.

Другие материалы рубрики
Специалист по тушению пожаров
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №11 (139), ноябрь

В любой профессии есть нюансы, которые постигаются только на практике. Ветеринария не исключение. Об этих нюансах, о личном опыте применения отечественных и зарубежных препаратов, а также о проблемах с туберкулезом и маститами...

 КФХ «Игуменское»: организация и проведение опороса
Наталья Слипец, заместитель главы ФХ «Игуменское»
Опубликовано в №12(200) декабрь

Организация опороса очень сложна и ответственна. Важно не просто сохранить то, что было заложено на осеменении, но получить результат, пригодный для доращивания и откорма. У нас в опоросе закреплены...

Кнут и пряник для агрария
Всеволод Волков
Опубликовано в №3 (131), март

Дефицит специалистов — стандартная проблема для белорусского АПК. Ее причины хорошо известны и неоднократно обсуждались, в том числе, и в нашем журнале. Бороться с кадровым голодом непросто, но возможно. Один из самых...

Валерий Павлюкевич: «Надо всем очень сильно постараться, чтобы получить прибыль»
Лилия Крапивина
Опубликовано в №4 (156), апрель

Годовой удой от коровы на уровне 8,4 тыс. кг молока, реконструкция старой свинофермы под молочно-товарную, абердин-ангусы в пойме Свислочи, кафе-бар в агрогородке. Все это составляющие социально-экономического развития СПК...

Производство желатина: белорусский опыт
Елена Слав
Опубликовано в №11 (187), ноябрь

ОАО «Можелит» — Могилевский желатиновый завод — единственный производитель пищевого желатина животного происхождения не только в Беларуси, но и на всей территории Евразийского экономического союза.

«Молодово-Агро»: как вырастить правильные корма
Опубликовано в №12(200) декабрь

Над решением задачи по созданию кормовой базы для самых высокоудойных коров Беларуси работает вся агрономическая служба «Молодово-Агро». Независимо от погоды, она ежегодно решает ее на 100 %,...

Комментарии
Войти как