Мясной скот: интересно, но невыгодно?

Мясной скот: интересно, но невыгодно?
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №12 (140), декабрь

При очевидном интересе к мясным породам скота далеко не все хозяйства соглашаются заводить персональное стадо герефордов или абердинов. С чем связан этот парадокс? Скрытые нюансы отечественного производства мяса прокомментировал Леонид Соколов.




 

Мясо не в тему

— Сейчас много говорится о растущей популярности мясного скотоводства в Беларуси, однако пока нет ни одного крупного хозяйства, где бы оно стало основой экономики. С чем это связано?

— Главная проблема мясного скотоводства — неотрегулированные цены для производителей. Герефорды — красивый скот, но убыточный, как ни считай.

— Доярок нет, пасется в поле, почему же убыточный?

— Вопрос в скорости оборота. Одна мясная корова — это один теленок в год. Чтобы его дорастить до 400 кг, надо около 14 месяцев. Получается, все то время, пока молочная корова нам бы давала молоко (т. е. живые деньги), мы ждем. Персонала для обслуживания мясного стада действительно требуется меньше, но не настолько, чтобы строить на этом экономику: вода в поле подвозится — значит, нужен тракторист; пастухов на стадо не меньше четырех-пяти человек нужно. Поэтому не все так просто. Итоговые затраты сдачей теленка на мясокомбинат не окупаются. С другой стороны, племпродажа выгодна, поскольку там уже рассчитывается цена мясокомбината плюс коэффициенты: на бычка — 2, на чистопородную телочку — 1,7, помесный — 1,5. В любом случае с мясным КРС на сегодняшний день трудно, а потому хозяйства всячески упираются.

— Какую долю в поставках РУП «Витебское племпредприятие» занимает сперма мясных пород?

— Небольшую. По расходу спермопродукции за все время сперма мясных быков (а это только герефорды) составила около 4 %. Пиковым был 2008 год, когда эта доля выросла до 6,5 %, затем в 2010 году — 2 %, потом — 3 %, и вот сейчас вернулись к 4 %.

— Фактически столь низкий интерес ставит крест на массовом производстве белорусской мясной говядины?

— Отдельные хозяйства и рады бы сконцентрировать усилия на мясном скотоводстве. Есть же малопродуктивные коровы, есть фермы, где остро чувствуется дефицит работников. Пока же получается, что без основы в виде молочного скотоводства — никуда. В Ленинградской области такие хозяйства есть. Тот же «Спутник» в Ладожском районе, где порядка 600 голов абердин-ангусов. Массовой реализации тоже нет: рестораны, кафе да свои работники — вот и все. Плюс племпродажа, конечно. Отличие в том, что в России хорошо развит ресторанный бизнес и ориентация на общепит выгодна. Белорусы в этом плане ограничены, потому что основные поставки идут на мясокомбинат, ну и факультативно — племпродажа. Рестораны нашим мясом особо не интересуются.

— Тем не менее число предприятий, занимающихся разведением мясного скота, увеличивается?

— Да, еще по прошлой племенной программе были созданы два племенных хозяйства: «Липовцы» и «Голубичи». По нынешней же дополнительно аттестовано ОАО «Шарковщинский агротехсервис». Таким образом, до 2015 года нужно организовать еще одно племенное хозяйство. Пока не решено, будем ли мы продолжать развитие герефордской породы или для сравнения и разнообразия завезем какую-нибудь другую. Хотя я думаю, что как наименее затратные останутся-таки герефорды.

— К слову, герефорды — основная мясная порода в Витебской области, но есть еще ангусы и лимузины…

— В целом специализация областей такова: Витебская, часть Могилевской, Минская и Гродненская покупают у нас герефордов, а Брест и Гомель ориентируются на абердин-ангусов.

— Как создается племенное хозяйство?

— Путем поглотительного скрещивания. Базовую черно-пеструю породу скрещивают с герефордами, получают молодняк, из которого отбирают лучших и снова скрещивают. Третье поколение считается чистопородным. Сейчас задача — найти хозяйство, в котором уже есть помесное стадо, например, второго поколения, доделать работу и аттестовать его как племенное.

— Почему в качестве основной породы область остановилась именно на герефордах?

— Одно из преимуществ этой породы — некрупный плод. У герефордов не бывает трудных отелов даже на начальном этапе разведения на черно-пестром скоте. Конечно, есть нюанс: после рождения теленка примерно неделю нужно потратить на то, чтобы его «поднять». Зато потом никаких проблем.

Герефорды хорошо набирают вес. Даже если теленок еще не чистый герефорд, а помесный, он использует корма гораздо продуктивнее, чем его черно-пестрые собратья. При равных условиях черно-пестрому положили, он поел, отошел, поспал, потом опять поел… А герефорд будет жевать, жевать, жевать, пока есть что.

Спорная реформа

— Было много нареканий на тему того, что племенные заводы у нас стали коммунальными предприятиями по форме собственности и перед ними сейчас ставят больше экономические, а не селекционные задачи.

— Сразу оговорюсь, что в Витебской области племенных заводов нет, но есть племенные хозяйства. В целом же по республике — да, после того как заводы перешли из республиканской собственности в коммунальную, перед ними начали ставить иные цели. Раньше, в составе «Белплемживобъединения», на первом месте стояла селекция. Теперь же председатель райисполкома говорит: надо, чтоб ты надоил столько-то молока, а твои телята меня не интересуют. Что остается делать директору предприятия? Да, по республиканской программе требуется поставить бычков на элевер, но реально он, конечно, будет молоко доить, потому что это живые деньги. Все-таки без централизованного управления племенной службой работать сложнее.

— То есть де-факто элеверы по доращиванию недополучают быков?

— Скажем так, племенные хозяйства, которые являются потенциальными поставщиками, стали менее заинтересованы в поставке. Главное — молоко. Управляемость тоже ухудшилась. То есть мы, по идее, должны по своим вопросам руководить тем же «Рудаково», но если посмотреть устав, то окажется, что РУП «Витебское племпредприятие» — такое же сельхозпредприятие, как и они. Соответственно, проблемы решаются, задание выполняется, но делать это стало заметно сложнее.

Кадры должны работать на местах

— В области, насколько нам известно, осеменением занимаются врачи-гинекологи хозяйств. Есть как хорошие примеры, так и не очень. В то же время есть варианты, когда осеменением занимаются централизованно. На ваш взгляд, какая система лучше?

— Я хорошо знаком со второй системой, поскольку в 90-х годах работал директором Витебской племстанции. Тогда штат из 50 человек обслуживал почти все хозяйства в районе. Было 12 маршрутов, по которым ежедневно отправлялись врачи. Постепенно все это стало невыгодно: цены на топливо, цены на запчасти. Пока хозяйства могли платить — эффект от таких кооперативов был. Можно было договориться о приезде гинеколога на конкретное время. Некоторые хозяйства до последнего не хотели отказываться от этих услуг.

Проблемы возникли в связи со здоровьем животных. При такой системе скот должен быть здоров. Специалист приехал, ему показали коров, он разморозил дозу, осеменил, и все. На практике же предоставляют скот, который требует лечения. Есть американская система, когда врачей на комплексе вообще нет. Их услуги стоят дорого. Тогда хозяину выгодно держать здоровый скот, и один врач может осеменить за год до 10 тыс. голов. У нас же гинекология, маститы, эндометриты, а потом возникают вопросы по качеству осеменения.

С другой стороны, сотрудники племстанции пару часов побыли и уехали, потом их сутки нет. Что успели, то сделали. Голштины те же в охоте ждать не могут: надо сразу осеменять. Да и по сравнению с черно-пестрыми коровами у них тихая охота. Значит, выгоднее, чтобы специалист присутствовал на ферме постоянно. В принципе, мы каждый год готовим не менее 50 техников-осеменаторов. Конечно, из них в профессию идет лишь пятая часть, и есть постоянный дефицит. В идеале стараемся, чтоб в каждом хозяйстве была пара знающих людей.

Опять же, мы работаем по стандартной схеме, а люди на местах находят варианты, которые позволяют повысить эффективность работы. Допустим, у нас есть один хороший техник-осеменатор. Если корова не приходит в охоту, он берет две дозы семени, вводит, и через пару дней она в охоте. То есть спермопродукция используется в качестве стимулятора. Можно было бы того же добиться с помощью медикаментов, но они дороги, да и могут на молоке отразиться. В общем, подводя итог, скажу, что в сложившихся условиях преимущество за внутрихозяйственным методом осеменения.

— Какой совет можете дать хозяйствам, чтобы производимая племпредприятием спермопродукция не использовалась зря?

— Четко соблюдать технологию. Животное должно быть здоровым, охота — своевременно выявленной. Вот и все.

От свинины до баранины

— Кроме КРС вы занимаетесь и другим скотом?

— Да, у нас есть еще Центр генетики и селекции в свиноводстве: отдельно стоящее административное здание и два помещения для животных. Там у нас хряки канадской, прибалтийской и французской селекции. Постоянно докупаем «свежую кровь». В этом году, например, приобрели 80 голов: 40 из Франции, 40 из Чехии, также французской селекции. Из пород завозим в основном йоркширскую, ландрасов и немного свиней породы дюрок. Мы везем одноразовые дозы и комплектующие: отдали — и ими сразу осеменили. Работа отлажена: спермопродукцию завозим на комплексы два раза в неделю. К самим комплексам в связи с АЧС машины, конечно, не подъезжают — договариваемся о передаче специалисту хозяйства на нейтральной территории.

— Как производство отнеслось к созданию собственного центра селекции?

— Поначалу относились с опаской: дескать, мало ли что вы нам привезете. Потом, когда пошли опоросы и первых животных отправили на откорм, появилась возможность сравнить приросты. В свиноводческих хозяйствах увеличилось количество животных I категории, сдаваемых на мясокомбинаты, снизился расход кормов, естественно, увеличились и денежные поступления.

— Каким разбавителем вы пользуетесь?

— Используем разбавитель, в котором спермопродукция сохраняет оплодотворяющие свойства семь суток плюс запас на хранение дня три. Импортный, потому что белорусские аналоги, в том числе те, которые мы делали самостоятельно, — трое суток максимум. Это неправильно, потому что должен быть запас времени. Мало ли что. Хотя в свое время, признаю, комплексы брали жодинский разбавитель с большей охотой, чем наш. Учитывая, что я сам по прежнему месту работы связан со свиноводством, могу сказать: в этой отрасли сконцентрированы наиболее грамотные специалисты в животноводстве. Их сложно обвинять в предвзятости — вопрос только в эффективности.

— Насколько часто вам предъявляют нарекания по поводу спермы?

— Редко. Я же говорю, что мы уже наработали определенный авторитет. Правда, бывают и курьезные случаи. Вроде того, что цвет не тот. Интересуемся: как сработал материал, нормально? Ну да… Так какая разница, какого он цвета? Вообще, от любой партии спермы мы всегда оставляем себе контрольные образцы, чтобы при возникновении спорных вопросов можно было создать комиссию и сравнить их.

— Витебская область — один из флагманов отечественной программы развития овцеводства. В каком направлении идут работы?

— На племпредприятии есть племферма по романовской породе овец. Стадо порядка 500 голов, 170 из которых — овцематки и ярки. По программе развития овцеводства в этом году у нас запланирована покупка 400 ярок и 30 баранов. Есть некоторые трудности. В частности, тендер проводился неоднократно, но принял участие в нем только один поставщик с Украины. Нас он устраивает, но ответа от Министерства торговли о разрешении завоза из одного источника мы пока так и не получили. Ждем разрешения, чтобы успеть освоить деньги в этом году.

В целом же выполнению программы не способствуют жесткие ветеринарные требования — не везде можно купить овец. Да и не все хотят их продавать, учитывая перфекционизм белорусов. Скажем, мы работали с Ярославской областью, где на базе холдинга «АгриВолга» активно развивается овцеводство. В 2011 году завезли оттуда 60 ярок: хороший генетический потенциал, красивые животные. В 2012-м поехали за новой партией, как обычно, отобрали овец, начали исследовать у них кровь — и обнаружили болезнь. В итоге после нашего посещения хозяйство закрыли. Теперь, после того случая, в «АгриВолге» с нами даже разговаривать не хотят: мол, белорусы, от вашей дотошности только убытки. Говорят: россияне приезжают, денег предоплатой забросили, по рукам ударили, забрали овец и уехали, а белорусы как начнут проводить исследования…

— В развитии овцеводства Беларусь ориентируется только на романовскую породу?

— Скажем так, романовская у нас сохранилась еще с советских времен. Это традиционная порода. По республиканской программе северо-восточная часть Витебской области закреплена за романовскими овцами, а в южных районах можно разводить другие породы. Сейчас частично открыта Прибалтика, значит, можно было бы пробовать работать с латвийской темноголовой овцой.

— Чем эта порода отличается от романовской?

Романовская многоплодная и приносит потомство два раза в год — может получаться до 250 ягнят на 100 маток. Латвийская размножается хуже; максимум, что мы видели, — 128 ягнят на 100 маток в год. Зато родившиеся весной темноголовые ягнята к октябрю вырастают в баранчиков весом до 70 кг, тогда как романовские — максимум до 30. Латвийские овцы вкуснее: мясо очень сочное, нежное — выгодно отличается от суховатой романовской баранины. Зато романовская порода кроме мяса дает хорошую овчину и шерсть.

— Приветствуется ли гибридизация в овцеводстве?

— Россияне в качестве основной породы держат романовскую, но часть ярок скрещивают с породой дорсет. Таким образом улучшается качество мяса и сохраняется многоплодие. Полученные гибриды скрещиваются с породой суффолк, и уже третье поколение идет на откорм. Мы сейчас также пробуем трехпородное скрещивание, но о каких-либо значимых результатах говорить пока рано.



 

Другие материалы рубрики
Кооператив. Как это работает?
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (149), сентябрь

Вслед за европейскими и американскими фермерами белорусские постепенно начинают открывать для себя плюсы объединения в кооперативы: коллективные закупки за счет больших объемов позволяют рассчитывать на скидки, а совместное...

Крупно-рогатая экономика
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №12 (152), декабрь

ОАО «Агрокомбинат «Мир» создано на базе колхозов «Рассвет» и «Октябрь» в 1973 году как крупное животноводческое хозяйство. Уже в 1974-м здесь был введен в эксплуатацию комплекс по откорму...

СПУ «Протасовщина» — 25 л молока от первотелки на раздое
Лилия Крапивина, Александр Ращупкин
Опубликовано в №9 (185), сентябрь

СПУ «Протасовщина» — небольшое сельхозпредприятие ПРУП «Гроднооблгаз» в Щучинском районе, которое еще несколько лет назад закупало телок для формирования стада на новой ферме, а сейчас само...

Александр Лапотентов: «Будущих работников воспитываем со школьной скамьи»
Лилия Крапивина
Опубликовано в №2 (154), февраль

Работники СПК «Родина» Белыничского района получают надбавки к зарплате за то, что хорошо воспитывают своих детей, а школьникам здесь выплачивают стипендии за высокие оценки. Есть в хозяйстве еще много других стимулов для...

СПК «Родина»: коровник за 420 миллионов? Легко!
Лилия Крапивина, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №7 (171), июль

В СПК «Родина» Белыничского района в короткие сроки построили животноводческие помещения облегченного типа с выгулами для молодняка и телок, и при таком содержании среднесуточные привесы животных быстро превысили...

Молочно-косметический эффект
Всеволод Волков
Опубликовано в №3 (131), март

Молочно-товарную базу сельскохозяйственного комплекса ЗАО «Витэкс» отличает компактность и высокая технологическая культура. 1 513 голов КРС сосредоточено на трех площадках, оборудованных по самым современным...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ

Баннер-растяжка (внизу)