Медом не испортишь

Медом не испортишь
Лилия Крапивина
Опубликовано в №9 (149), сентябрь

Технология получения меда известна издревле, но и в этом многовековом промысле сейчас применяется много нового. О современных технологиях получения качественного меда, о необходимом для этого оборудовании, о лечении пчел, об их разведении, а также об особенностях пород рассказали журналу «БСХ» пчеловоды кооператива «Наш мед» Волковысского района.

​Александр Товкач — из потомственных пчеловодов: он занимается этим делом с детства, перенял его от деда. Более того, Александра считают профессионалом в данной области, поскольку он плюс ко всему имеет и специальное образование. В свое время окончил Малоберестовицкое профтехучилище, где раньше готовили пчеловодов, а затем — зооинженерный факультет сельхозакадемии в Киеве по специальности «пчеловодство». Работал зоотехником по пчеловодству на Украине. Потом переехал на родину, где снова занялся любимым делом в Волковысском пчелообъединении. Поработал и в местном автопарке, где была подсобная пасека, а потом, когда она оказалась ненужной предприятию, выкупил ее. К тому времени у Александра уже было 50 своих пчелосемей — добавилась еще сотня. Так что теперь в пчелохозяйстве Товкача примерно 180 пчелосемей летом и 150 остаются на зиму. Это одна из самых больших пасек в районе.

Александр Товкач

Летом пчелосемьи размещаются по восьми-девяти пчелоточкам — специальным участкам в поле и лесу, где растут медоносы. Один из таких пчелоточков расположен в 25 км от Волковыска: местность почти дикая, там уже начинается Беловежская пуща. Есть и места, куда на зиму свозят ульи, которые остаются там до весны. Для перевозки у пчеловода имеются три передвижные платформы, на которых кочуют около 100 пчелосемей.

Миролюбивая «краинка»

Раньше Александр Товкач работал с карпатской породой пчел, потом полностью поменял на краинскую. «Считаю, что «краинка» более продуктивна, плодовита, миролюбива, предсказуема, она спокойнее, чем «карпатка», и не ройлива», — поясняет пчеловод свой выбор. В «краинке» значительно подавлен инстинкт роения, и, если есть взяток, объем ульев позволяет, она практически в роение не входит. Работать с пчелами этой породы можно даже без специальной защиты: они без причины жалить не будут. Так что если кто-то собирается заняться пчеловодством, то лучше брать «краинку», советует Александр Товкач. «И с медом будете, и миролюбивых пчел получите», — убежден он.

Насекомое с меткой - пчеломатка

Каждый год Александр Товкач закупает импортных племенных маток.

— Беру инструментально осемененных маток, это мое основное племя, ядро, — делится он опытом разведения. — Наблюдаю, как они переносят зиму, как развиваются. Если все нормально, значит они идут на племя, от них затем вывожу своих маток. У меня такая технология: весной, в конце мая — начале июня, полностью меняю всех маток в улье. За две-три недели, когда пчелы в предроевом, роевом состоянии, всех старых маток удаляю, к этому времени уже подходят молодые неплодные. Подсаживаю их в улей, они облетываются. На молодой матке пчелы не роятся. Если маток поменял, уже не надо думать, что уйдет рой.

В прошлом году Александр Товкач закупил трех маток в Польше и двух в Словении. Из польских оставил только одну.

— Одну уничтожил: не понравилось, как она «червит», за неделю мало расплода дала, значит, что-то у нее не то, такую на племя нельзя брать, — поясняет он. — Другая по зимостойкости мне не понравилась, а третья — именно то, что нужно.

Словенские плодные пчеломатки тоже не понравились: они оказались агрессивные, хотя и очень работоспособные. Повышенная их злобность внесла дискомфорт в работу пчеловода:

— Вот я пыльцу собираю, обычно могу пройти по пасеке без дымаря, но если я к ним подхожу, то кидаю все и бегу за дымарем. Эту злобность они будут передавать по наследству, поэтому я и выбраковал их.

Постоянное обновление позволяет иметь чистопородных маток и трутней, хороших рабочих пчел.

Медовая база

Мы побывали на так называемой производственной базе пчеловода в деревне Пекари. Там в специально выкупленном помещении старого сельского магазина разместились медогонки и другое оборудование для откачки, фасовки и переработки меда.

В комнате для откачки меда стоят две электрифицированные медогонки, стол для распечатки сот — простые приспособления, доработанные и усовершенствованные самим хозяином. По его мнению, медогонка должна быть электрифицированная: при помощи ручной сложно справиться с большим количеством меда, когда за сезон откачивается свыше 3 т. Александр Товкач использует оборудование украинского производства. В Беларуси тоже выпускают медогонки хорошего качества из нержавеющей стали, так что выбор есть, отмечает он.

Цехом готовой продукции служит другое производственное помещение. Увидев столько разнообразного меда в белых пластиковых ведрах, трудно удержаться от восторга! Хозяин же по-деловому представляет свою продукцию. К каждому ведру прикреплена табличка с указанием года и времени откачки меда. Вот он, урожай-2014: видно, где майский мед с рапса, одуванчика, садовых растений, ивы, акации, а где летний — с гречки и немного с липы и василька (липа в нынешнем году не очень радовала пчел своими медоносами).

Мифы про мед

Спрашиваем нашего собеседника, как определить качество меда, о котором ходит так много всяких мифов. Например, насколько быстро мед кристаллизуется? Если мы видим его зимой в жидком состоянии, значит ли это, что продукт разогрет и утратил полезные свойства? Чтобы ответить на эти вопросы, Александр Товкач показывает еще одно помещение своей базы, где находится несколько моделей декристаллизаторов — специальных приборов для разогрева меда. В приборе задается температура 37 °С — такая же, как и в улье; ее можно снизить до 35–36 °С. Это позволяет разогреть мед и перелить в нужную тару, причем качество его не пострадает.

— Так что, если видите зимой жидкий мед, это нормально. Ничего в этом страшного нет, если его разогрели декристаллизатором, а не на газовой плите или паровой бане, где не соблюдался температурный режим, — утверждает Александр Товкач. — Если разогревают до 80 °С, вот тогда это уже не мед: он испорченный.

Медогонка с импровизированным приводом

На фабриках по фасовке меда, где эта продукция перерабатывается в больших, промышленных объемах, ее тоже разогревают декристаллизаторами в допустимых температурных пределах.

— По трубопроводам все течет, фасуется летом и зимой. Если бы нельзя было мед греть, то давно бы эти фабрики не работали, — замечает пчеловод.

Сейчас пчеловоды-любители могут выбрать любой декристаллизатор, поскольку их ассортимент на рынке очень обширный. Есть приборы и белорусского производства, но они рассчитаны на небольшие объемы. Александр Товкач пользуется российским, хотя работал и со многими другими. Некоторые пчеловоды умеют мастерить такие приборы сами: сооружают термодатчик из ящика и лампочек или делают термошубу. Кстати, в холодильнике хранить мед не нужно.

Кристаллизация меда зависит от ряда факторов, в том числе от того, с каких растений он собран. Белорусский мед, как правило, кристаллизуется в течение двух-трех недель. Мед из белой акации долго не кристаллизуется, но такого у нас получается мало.

Говоря о свойствах меда и его качестве, Александр Товкач попытался разубедить нас еще в одном мифе, согласно которому при перегревании витаминный и микроэлементный состав продукта ухудшается и в нем образуется оксиметилфурфурол. Содержание данного вещества — один из критериев для установления сроков хранения пчелиного меда и для выявления его фальсификатов.

— Когда я сдаю пробу на анализ для сертификации меда, реакция на оксиметилфурфурол должна быть отрицательная, т. е. его там нет, — поясняет Александр Товкач. — Если мед перегреть, там уже будет оксиметилфурфурол.

Считается, что это вещество вредно для организма, но связывают его вред именно с медом. Однако если взять те же сгущенку, варенье, джем, то там оксиметилфурфурола в 20–30 раз больше, чем в меде, а мы их едим — и ничего, вкусно. «Поэтому вроде как и нельзя есть продукт химического разложения сахаров — оксиметилфурфурол, но на самом деле страхи эти очень преувеличены», — считает пчеловод.

Поле золотарника

Поле золотарника

Как обычному потребителю проверить качество меда?

— На бытовом уровне, чисто народными способами, вы практически ничего не проверите, — убежден Александр Товкач. — Раньше считали, что это можно сделать при помощи химического карандаша. Но им можно проверить только одно свойство — влажность свежеоткачанного меда: если она повышена, пятно от карандаша растечется. Но ведь бывает и сахарный «мед» с нормальной влажностью — химический карандаш покажет, что это супермед. То есть подделку такая «химическая экспертиза» не выявляет.

С другой стороны, недоумевает Александр Товкач, какой резон пчеловоду подделывать свой мед? Некоторые думают, что туда добавляют муку или крахмал. Но ведь эти продукты тоже стоят денег. В итоге крахмал только испортит мед, и никакой экономической выгоды пчеловод от этого не получит.

Что стоит делать, так это предлагать людям новые виды медопродукции. Среди них крем-мед. Не все еще доверяют такому продукту. Между тем это натуральный майский мед, взбитый миксером. При взбивании мед насыщается кислородом, из желтого становится белым, мягким и пышным и сохраняет такую консистенцию надолго.

На каждую партию меда, которая идет в торговлю, у хозяина пасеки есть лабораторный анализ. В нем по 12 показателям разложены все свойства меда. Так что продукт исследован и проверен.

Мобильная пасека

Мобильная пасека

Лечим варроатоз

Хороший мед получается от здоровых пчел, поэтому за состоянием насекомых нужно постоянно следить. Основная их болезнь — варроатоз, источником которого являются клещи. Характерный ее признак — дефективные пчелы и трутни с недоразвитыми крыльями, которых здоровые насекомые выбрасывают из ульев.

Для борьбы с варроатозом Александр Товкач применяет химический препарат «Варостоп».

— Рекомендуется его использовать по 2–4 полоски на пчелосемью, я беру по максимуму — ставлю 4 полоски между рамками, — рассказывает он. — Знаю, что мои коллеги-пчеловоды пользовались другими средствами и у них были проблемы с клещом. У меня не было. В прошлом году на зиму обработал этим препаратом ульи на восьми точках. Потом взял пробы на остаточную заклещенность — она была нулевая. Некоторые пчеловоды для большей уверенности потом обрабатывают ульи еще другим препаратом — «Бипином». Я этого не делаю, ведь пробы и без того показывают хороший результат.

При этом пчеловод подчеркнул, что для профилактики болезни полоски с «Варостопом» нужно ставить в ульи каждый год — независимо от того, есть там клещ или нет. Что же касается народных средств борьбы с болезнью, то полагаться на них по меньшей мере несерьезно, считает Александр Товкач: «Потом лечить нечего будет, пчел не останется, так что рекомендую обрабатывать все-таки химпрепаратами».

Еще одна напасть — гнилец, которым заражаются личинки насекомых, а это вызывает мертвый расплод и в дальнейшем гибель пчелиной семьи. Это заразное заболевание приносят в основном блуждающие пчелы, которые побывали в старом заброшенном улье, зараженном гнильцом. Каждый год за лето на большой пасеке заболевают три-пять семей, сетует Александр Товкач и делится способами борьбы:

— С этой болезнью расправляюсь решительным образом. От больных пчел однозначно надо избавляться, я так и делаю. Правда, все же стараюсь больную пчелосемью использовать до конца сезона. Отправляю ее на карантинный «точок», есть у меня такой. Там применяю против гнильца эффективное средство — «Бактопол». В течение месяца семья излечивается, но все равно дальше не рискую ее оставлять. Матку забираю, пчелы работают только на мед, их количество постоянно уменьшается и сходит на нет. После откачки меда улей дезинфицирую — обжигаю газовой горелкой. Этого достаточно, чтобы победить гнилец. Все рамки сжигаются.

Пчелиный павильон

Пчелиный павильон

Пчелиный павильон

Многих пчеловодов волнует следующий вопрос: как быть, если поля с медоносами обрабатываются химическими препаратами? Александр Товкач считает, что проблема эта надуманная и в целом решаемая:

— Не помню случая, чтобы у нас была массовая гибель пчел из-за обработанного рапсового поля, — говорит он. — Пчела не летит в то место, где проходит трактор, и гибнет обычно только та, которая попала прямо под струю химпрепарата. К тому же эти препараты с репеллентами, которые отпугивают всех насекомых, так что пчела на такое поле не летит.

Рапс — самый сильный медонос в этой местности, затем идут лесные малина и крушина, а также гречиха. В конце лета, когда цветущих трав становится меньше, пчелы переключаются на канадский золотарник. Некоторые считают данное растение инвазивным, опасным сорняком. Александр Товкач с этим не согласен.

— Для пчеловодов он — золотое дно, — защищает растение наш собеседник. — Вот сейчас ничего для пчел в природе нашей местности нет, вереска очень мало, к тому же это нестабильный медонос. А золотарник цветет полтора месяца, пчелы его охотно посещают. В этом году у меня до 10 кг меда на улей пчелы принесли именно с золотарника.

Во время поездки в Волковысский район мы побывали и на пасеках других пчеловодов — членов кооператива «Наш мед». Они тоже поделились опытом разведения пчел и получения меда. Например, Николай Якимчик — приверженец содержания ульев в передвижном павильоне. Своими руками он изготовил из шасси ЗИЛа платформу и установил на ней вагончик, в котором разместил 20 ульев. Оборудовал антивандальными устройствами. В жару здесь хорошо работать: открытые окна и двери обеспечивают сквозняк. Весной этот пчелиный павильон стоял на рапсовом поле, летом — на гречишном. Теперь он готовится к отправке на зимнюю стоянку.

Чтобы пчелы не блуждали у вагончика и находили свои летки, Николай Якимчик поставил рядом ствол спиленного дерева. Сделать так ему посоветовал коллега Василий Сенюта. «Мы думаем, что это ориентир для маток, которые летают по лесу. Во всяком случае, они возвращаются после спаривания на свое место и не теряются», — делится наблюдениями наш собеседник. Он тоже работает с пчелами краинской породы. Пчеломаток сам не разводит — покупает у товарищей: Александра Товкача и Виталия Антоновича — председателя кооператива. После нынешней зимовки все 40 семей сохранились. От них за сезон пчеловод собрал более 2 т меда.

На пасеках волковысских пчеловодов стоят ульи Негорельского воскоперерабатывающего и ульевого завода, а также сделанные на заказ частниками-умельцами. Все ульи деревянные: пластиковые домики из пенополистирола пчеловоды не признают, хотя и не отрицают, что в современном пчеловодстве им есть место. Срок службы деревянных ульев — 25 лет и более; пластиковые никогда столько не выдержат, не защитят они пчел и от дятла или куницы, которые любят отведать меду где-нибудь в лесу зимой. Все новое и технологичное должно органично сочетаться с традиционным, наработанным годами, тогда от этого будет большая польза, считают пчеловоды.

 

Также смотрите наш фоторепортаж с волковысских пасек

Другие материалы рубрики
Переработка молока по евростандартам: опыт Березовского комбината
Елена Слав, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №6 (182), июнь

Среди молочных предприятий Беларуси Березовский сыродельный комбинат одним из первых вышел по уровню качества на стандарты Евросоюза и добился возможности поставлять продукцию на европейский рынок. В ЕС существуют разные системы...

Как получить 9 300 кг молока? Не мешайте корове жить!
Лилия Крапивина
Опубликовано в №3 (167), март
Теги:

В СПК «Лариновка» по итогам 2015 года надоили 9 345 кг молока от коровы. Как рядовая ферма, построенная еще в 1976 году и модернизированная 12 лет назад, добивается таких результатов?

Белорусское поле экспериментов
Петр Морозов
Опубликовано в №5 (133), май

Экспериментальная база «Зазерье» Пуховичского района стала дочерним предприятием РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства» в 2006 году. За это время ученые и...

Экстра без секретов
Алексей Жуков
Опубликовано в №8 (160) август

Сегодня в Беларуси несколько перерабатывающих предприятий имеют разрешение на поставки молочной продукции в страны Евросоюза. ОАО «Савушкин продукт» пока единственное реализует это право, экспортируя не только сырьевые...

Регламент концерна «Детскосельский»: корма при любых обстоятельствах
Александр Ращупкин
Опубликовано в №10 (186), октябрь

Филиалу «Вировлянский» ИП «Детскосельский Городок», входящего в состав российского концерна «Детскосельский», достались почвы тяжелые, но и в таких условиях можно получать полноценные корма.

Рецепты конкурентоспособности для белорусской «шкварки»
Алексей Жуков
Опубликовано в №4 (132), апрель

Свиноводство Беларуси переживает непростое время. Введение нового ГОСТа на свинину и продолжающееся падение цен на российском рынке продемонстрировали, что эта отрасль в нашей стране оказалась не вполне готова к меняющимся условиям...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ