«Южная» экономическая модель

«Южная» экономическая модель
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №4 (144), апрель

Основа экономической эффективности ОАО «Агрокомбинат «Южный» — трезвый расчет на собственные силы. Отталкиваясь от базы в виде типового свинокомплекса, здесь за последнее десятилетие успешно выстроили полную производственную цепочку: от своих кормов до собственной системы реализации. О нюансах управления производством нам рассказал директор предприятия Михаил Карнадуд.

Масличные — чистая экономика

— Расскажите, как обычное производство свинины превратилось в предприятие полного цикла?

— Жизнь заставила. Основа агрокомбината «Южный» — построенный еще в советские годы свинокомплекс на 24 тыс. голов. Пахотной земли практически не было. Когда я пришел работать в 1997 году, имевшихся 250 га пашни едва-едва хватало для утилизации. Пока существовал СССР, схема, при которой одно специализированное предприятие занималось производством мяса, а другие, в том числе и расположенные за пределами республики, — производством кормов, исправно работала. Распад Союза нарушил логистические связи, в том числе и по поставкам зерна, шротов, рыбной муки и т. д. Какое-то время покупали сырье на рынке, но постепенно пришло понимание того, что такая модель нежизнеспособна: слишком высоки риски. Сегодня товар есть, завтра его нет, а животных кормить нужно постоянно. К тому же и конъюнктура цен менялась таким образом, что закупать сырье на стороне с каждым годом становилось все менее выгодно. В общем, требовалась земля. И тут, к нашей удаче, оказалось, что на некоторых местных предприятиях встал вопрос либо о ликвидации, либо об объединении с более сильным соседом. Произошло слияние сначала с одним колхозом, потом с другим — это дало необходимые площади. Ну а дальше каждая следующая проблема являлась продолжением предыдущей: получили землю — встал вопрос о переработке. Сделали переработку — пришлось решать задачу с реализацией свинины, потому что розница обеспечивает бесперебойное поступление средств. Вот так постепенно и развивались.

— Вы сразу начинали с рапса?

— Нет, стартовали с зерновых. Пока цены на белковое сырье держались на приемлемом уровне, про собственное производство масличных не думали. На рапс переключились только в последние годы в связи с ростом цен на белковое сырье. Лет пять назад тонна подсолнечникового шрота стоила 125 долларов, сейчас — 250–275. Я даже еще помню времена, когда она стоила 70. Между тем некоторые белковые составляющие заменить невозможно; если покупать — дорого, нужно выращивать самостоятельно. Задумались о том, как компенсировать рост, и по ряду параметров посчитали, что оптимальной культурой будет рапс.

— Какие именно факторы повлияли на решение? Почему не выбрали, например, подсолнечник?

— Чистая экономика. Во-первых, у нас был практически весь необходимый шлейф техники, тогда как под подсолнечник нужно было приобретать новую. Одна сушка семян подсолнечника — уже трудность, потому что оборудования, которое позволило бы проводить эту операцию с должным качеством, в моем распоряжении нет. Во-вторых, рапс — безотходная культура, его можно переработать практически на 100 %. Ну, с семенами понятно, а солому оказалось выгодно использовать для отопления производственных помещений. После объединения в нашем распоряжении оказалось большое количество производственных и бытовых объектов, в которых не было горячей воды и тепла, что не позволяло создать нормальные условия для работы и быта. Установка котлов на местных видах топлива решила проблему, а рапсовые пеллеты оказались выгоднее солярки. У нас была готовая линия по производству витаминно-травяной муки. Посмотрели: оказалось, что это же оборудование подходит для производства пеллет. Только немного переделали сушилку, и все.

В общем, получается, что в случае рапса используется все растение, в отличие от подсолнечника. Я на всякий случай уточню, что ни в коем случае не являюсь противником этой культуры. Просто конкретно в наших условиях выгоднее рапс: он более понятен и технологичен. Конечно, пришлось поработать над агротехникой. Начинали мы с урожайности озимого рапса, стыдно сказать, в 13–17 ц/га. Для сравнения: в 2012 году средний урожай по хозяйству был на уровне 44 ц/га, а некоторые опытные участки давали и намного больше.

— Вы используете импортные или белорусские сорта и гибриды?

— Наряду с импортными гибридами и белорусские сорта. В связи с этим, кстати, у меня есть пожелания белорусским ученым. Мы видим, что прогресс в отечественной селекции есть, и довольно ощутимый. Думаю, было бы хорошо сконцентрировать усилия на выведении новых гибридов, пригодных для выращивания в наших зонах и не содержащих эруковой кислоты и глюкозинолатов. Напомню, что первая негативно влияет на здоровье и рост молодых животных, а вторые придают корму горьковатый привкус. Та же Канада в качестве белковой составляющей тоже использует рапс. Там его вводят в рацион до 20 %, тогда как у нас можно не более 5–7 % (а некоторым категориям животных, таким как поросята, рапс давать вообще нельзя). Почему? Потому что канадцы используют «рапс с двумя нулями». Белорусские же сорта и гибриды пока отстают от зарубежных и по урожайности, и по содержанию белка, и по масличности.

— Агрокомбинат сейчас полностью обеспечивает себя белком?

— К сожалению, нет. Примерно 50 % приходится по-прежнему закупать на бирже. Основных причин здесь две: ограничение по вводу в рацион животных рапса и необходимость в соблюдении технологии севооборотов. Фактически для увеличения производства у нас просто не хватает земель. На рапс приходится до 12 % пахотных земель — 750 га, это максимум, который мы можем себе позволить.

— Как вы оцениваете перспективы ценообразования на белковое сырье?

— Сейчас свое сельское хозяйство бурными темпами развивают такие страны, как Китай и Россия. Поэтому в ближайшем будущем я не вижу каких-либо предпосылок для того, чтобы цены на тот же шрот начали падать. Скорее всего, они продолжат расти.

— Очевидно, что рост цен на белок отрицательно влияет на рентабельность вашего производства. Кроме рапса, есть ли еще какие-то внутренние резервы?

— Да, в связи с нехваткой белка в последнее время мы интересуемся такой культурой, как соя. Три года назад начинали со 100 га, а в этом году будем высевать уже 200. Пока не могу сказать, что культура выгодна: есть ошибки в агротехнике, да и необходимого опыта специалисты пока не наработали. Тем не менее планируем развивать это направление, потому что я вижу в сое перспективу. Да и урожайность постепенно улучшается: если в первый год мы получили всего 10 ц/га, то во второй — уже 17 ц/га. Это неплохо, но все еще недостаточно. Я думаю, надо получать не менее 20 ц/га для рентабельной работы. Перерабатывать сою также планируем на своих мощностях. В общем, посмотрим, что будет в текущем сезоне с учетом работы над ошибками.

— О каких именно ошибках идет речь?

— Первая связана с неправильным определением сроков посева и недоработкой в подготовке семян. Это по умолчанию не позволило нам получить запланированный урожай. Второй прокол чисто технический и связан с отсутствием необходимой техники. Мы убираем сою обычными зерновыми жатками, которые не позволяют это делать без потерь, пропускают слишком низко расположенные на стеблях стручки.

— Вы консультируетесь со специалистами?

— В основном ориентируемся на мнение Олега Давыденко, пионера в области разработки методов выращивания сои в умеренных широтах.

Деньги решают не все

— Вы сказали, что без кадров производство построить нельзя…

— Да, мы любим говорить, что кадры решают все, но ведь это действительно так. При любом объеме денежных средств дело можно завалить, не имея нормальных кадров.

— В таком случае ощущаете ли вы дефицит специалистов и если да, то каких?

— Механиков хороших не хватает, инженеров, энергетиков. Причем нам же нужны люди, которые разбираются в аграрной специфике. Наверное, никто не будет спорить, что сельское хозяйство — одна из самых сложных сфер, но, когда люди напрямую сталкиваются с тем, как и что работает, многие испытывают шок. Особенно это касается выходцев из узкоспециализированных отраслей. Внезапно оказывается, что наше предприятие очень энергоемкое и разноплановое: есть животноводческая отрасль, есть переработка мяса, есть холодильное оборудование, сушилки, торговое оборудование, автомашины, сельхозтехника. То есть нужен универсальный специалист с широким кругозором. У нас был соискатель, который после ознакомления с комбинатом сказал, что в жизни не думал, что здесь столько энергетических мощностей и объектов. Добавьте к этому размеры: от одного объекта до другого можно и полчаса на машине ехать. В общем, нужно работать, работать и работать, а ведь не каждый согласится. Да что там, у меня вот друг — директор завода, так я ему сам по-хорошему завидую: забор, три помещения и все специалисты в одном здании. Захотел проконтролировать — вышел в цех, посмотрел, что и как на производстве, отдал нужные распоряжения.

— Кстати, а как вы закрепляете у себя специалистов? Деньгами?

— Я вам так скажу: если человек не хочет закрепиться, ты его никакими деньгами не закрепишь.

— И все-таки?

— Среднемесячная зарплата по хозяйству за прошлый год — примерно 5 млн 600 тыс. руб. Конечно, если человек приходит на работу, он рассчитывает обеспечить себе безбедное существование. К тому же с возрастом приоритеты меняются. Молодому и одинокому хватит общежития и возможности купить повседневные товары, оплатить учебу и развлечься. Потом создается семья — и запросы резко меняются, они растут. Поэтому не все упирается в деньги, хотя, безусловно, они важны. В каждом из трех объединенных в агрокомбинат хозяйств мы строим жилье для сотрудников, создаем хорошие бытовые условия на рабочих местах, развиваем общественное питание, поощряем занятия спортом.

— Как у вас можно получить квартиру?

— Это насколько легко, настолько же и трудно, потому что вероятность зависит не от стажа. Я могу привести вам массу примеров, когда молодые специалисты, еще года не проработав, обзаводились жильем. Общий критерий один: чем выше ценность специалиста и его работы для предприятия, тем выше шанс.

Трудности переработки

— Как предприятие пережило африканскую чуму?

— Про АЧС я даже не знаю, что вам ответить. Дело в том, что у нас и 10 лет назад на комплекс невозможно было попасть иначе, как полностью переодевшись в стерильную одежду. Ну и ряд других мер существует не первый год. Есть санитарные требования, которые нужно выполнять вне зависимости от угрозы эпидемии. Поэтому никаких нюансов я здесь не вижу. Также скажу, что все требования, которые были поставлены перед нами в плане нераспространения и предупреждения распространени

— Про АЧС я даже не знаю, что вам ответить. Дело в том, что у нас и 10 лет назад на комплекс невозможно было попасть иначе, как полностью переодевшись в стерильную одежду. Ну и ряд других мер существует не первый год. Есть санитарные требования, которые нужно выполнять вне зависимости от угрозы эпидемии. Поэтому никаких нюансов я здесь не вижу. Также скажу, что все требования, которые были поставлены перед нами в плане нераспространения и предупреждения распространения АЧС,

— Про АЧС я даже не знаю, что вам ответить. Дело в том, что у нас и 10 лет назад на комплекс невозможно было попасть иначе, как полностью переодевшись в стерильную одежду. Ну и ряд других мер существует не первый год. Есть санитарные требования, которые нужно выполнять вне зависимости от угрозы эпидемии. Поэтому никаких нюансов я здесь не вижу. Также скажу, что все требования, которые были поставлены перед нами в плане нераспространения и предупреждения распространения АЧС,

— Про АЧС я даже не знаю, что вам ответить. Дело в том, что у нас и 10 лет назад на комплекс невозможно было попасть иначе, как полностью переодевшись в стерильную одежду. Ну и ряд других мер существует не первый год. Есть санитарные требования, которые нужно выполнять вне зависимости от угрозы эпидемии. Поэтому никаких нюансов я здесь не вижу. Также скажу, что все требования, которые были поставлены перед нами в плане нераспространения и предупреждения распространения АЧС, выполнены.

— Как вы относитесь к новым техрегламентам? В прошлом году, когда шла речь о принятии новых документов, у производителей были вопросы.

— Техрегламент нужно выполнять, и мы успешно работаем по новым требованиям. Другое дело, что, с моей точки зрения, документы, о которых идет речь, недостаточно проработаны. Например, раньше оценивалась толщина шпика. В новых же правилах ввели ограничение и по весу головы, в то время как толщина шпика уже определяет, в каком состоянии находится туша. При чем тут вес? В общем, я хочу сказать, что некоторые моменты нужно более плотно обсуждать с производственниками. Дать время на подготовку, если необходимо, и т. д.

— Расскажите о каналах реализации вашей продукции.

— Собственную свинину мы сегодня самостоятельно перерабатываем на 100 %. Большая часть продукции реализуется на местном рынке, на экспорт уходит лишь малая часть. Основные каналы — сеть из шести фирменных магазинов, первый из которых был открыт еще в 1998 году, десяти точек на рынках и трех столовых. В целом я могу сказать, что у нас хороший ассортимент: только колбасных изделий и полуфабрикатов — более 100 позиций.

— Каким образом выстраивается ассортиментная политика?

— Исходим из того, что всегда спросом будет пользоваться более качественный продукт. Конкуренция нам в этом плане не мешает, скорее даже подстегивает. Конкурент

Другие материалы рубрики
Вторая «жизнь» навоза
Лилия Крапивина
Опубликовано в №1 (153), январь

В филиале «Правда-Агро» Агрокомбината «Дзержинский» в качестве подстилки для дойного стада начали использовать сепарированный навоз. На такой подстилке животным тепло и комфортно, они не болеют, снижается...

Наливной бизнес
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (136), август

Владимир Мещерский — один из тех редких людей, у которых, несмотря на отсутствие средств, хватило терпения вырастить свою мечту до полноценного бизнеса. Причем вырастить в буквальном смысле. Сегодня ОДО...

Лилия Крапивина
Опубликовано в №7 (147), июль

Строгие правила обеспечения биологической защиты на свинокомплексе, репродукторе и племенной ферме ОАО «Василишки» Щучинского района действовали и раньше — еще до того, как мы узнали о реальных последствиях...

«Мирная» оптимизация
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №12 (152), декабрь

Расположенное в пяти километрах от Барановичей ОАО «Агрокомбинат «Мир» известно в первую очередь как один из крупнейших в Беларуси производителей говядины. Однако с директором предприятия Иваном Клишевским мы...

Экономическое чудо по-малоритски
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №1 (129), январь

Среди начальников районных управлений сельского хозяйства и продовольствия Вячеслав Федюкович один из самых заслуженных и опытных. На свой пост в Малоритском райисполкоме он заступил 11 лет назад. Времени даром зря не терял и...

Рапс на 100%
Алексей Жуков
Опубликовано в №4 (144), апрель

Рапс для ОАО «Агрокомбинат «Южный» является одним из важнейших ресурсов. Он не только приносит деньги, но и помогает частично решить проблему белкового сырья, сэкономить на кормах для основного производства,...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ