Хорошо забытое старое…

Хорошо забытое старое…
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №11 (139), ноябрь

Принципы построения ветеринарной вертикали, разработанные в середине XX века, успешно применяются на Шкловщине. Возрождение института участковых специалистов позволило решить в районе множество текущих проблем.

По словам главного ветеринарного врача Шкловского района Ивана Радовского, мысль о возрождении ветеринарных участков — теперь уже на хозрасчетной основе — посетила его сразу после того, как он пришел на работу в район.

— Здесь не все получалось. Зная о том, что в стрессовых ситуациях районные врачи в свое время помогли справиться с массой проблем, я решил вернуться к этой практике. На данный момент, как я считаю, участки — это выход для ветслужбы. Очевидно, что главному врачу района гораздо проще контролировать своего сотрудника, а не специалиста из хозяйства. Взять те же показатели качества продукции. Как бы то ни было, а всем известно: тот, кто платит деньги, заказывает и музыку.

Главный врач не скрывает, что эффективность работы ветслужбы во многом зависит от взаимодействия с руководителями предприятий.

— Ни один председатель на меня давления оказать не может. У меня есть определенные рычаги управления, которые я стараюсь не применять, но если вынуждают — использую. Были конфликты, и руководители шли на попятную. Я с ними не прикуриваю. Я «государев человек»: если должно быть так, как я сказал, — будет.

Ближайшая аналогия выстроенной системе — городская поликлиника. Разница только в том, что в поликлинике доктора вызывают, когда человек почувствовал себя плохо, а в районе задача ветврача — контролировать ситуацию, с тем чтобы пациент по возможности вообще не заболел. При этом зарплата специалиста напрямую зависит от качества работы.

— Для терапевта падеж скота на участке не должен превышать 7 %, а выбытие молодняка — 17 %, — объясняет Иван Радовский. — Обслужить за месяц нужно не менее 2 000 голов. Это минимум, это оклад. Если больше данной нормы — идут денежные бонусы. Если же падеж и выбытие превышают указанные пределы, то снимается по 25 % в первом и втором случае. То есть врач, на территории которого «все плохо», автоматически получает на 50 % меньше. Зато верхнего предела у зарплаты нет — работай сколько хочешь.

Сегодня в 12 хозяйствах района имеется 34 комплекса, на которых содержится 20 тыс. голов скота, но участковые ветеринары работают лишь в наиболее проблемных регионах. Полного перехода на новый (старый) принцип работы не планируется, поскольку часть хозяйств силами собственных сотрудников вполне успешно справляется с основными проблемами. Например, ОАО «Александрийское» не только одна из крупнейших сельскохозяйственных организаций Беларуси, но и одна из самых успешных. Здесь есть и свой аппарат УЗИ, и гинеколог.

— Изначально здоровье скота — проблема хозяйства, а не райветстанции, — поясняет Иван Радовский. — Хороший хозяин сам заботится о том, чтобы вовремя провести то же ректальное обследование скота. Я могу эту услугу оказать, но, естественно, не бесплатно. По факту же мне важно, чтобы эта работа делалась. А как именно решается вопрос — пусть у руководителя голова болит. Самое важное, чтобы специалист взял хозяйство и вел его постоянно. Чтобы не было этих шараханий: сегодня один, завтра другой, — а то потом не знаешь, с кого спросить.

Многие предприятия района самостоятельно работают со специалистами Горецкой и Витебской академий, имеют выход на консультантов коммерческих компаний, сами закупают оборудование, препараты и субстанции. Разумеется, есть моменты, которые на откуп специалистам хозяйств отдать невозможно: слишком большая ответственность. Речь идет, например, о противоэпизоотической работе, которой на райветстанции занимается три человека. Задача отдела — постоянный мониторинг ситуации по туберкулезу. Переключить исследователей на другую работу нельзя: молочного скота в районе много, выезды на комплексы расписаны буквально по дням. Важность мониторинга не оспаривается никем. В августе этого года даже случилось так, что на райветстанции кончился бюджетный туберкулин. Чтобы не останавливать исследования, дополнительную партию приобрели за собственные средства.

Основную задачу райветстанции главный ветврач района видит прежде всего в помощи отстающим хозяйствам. К слову, их существование также является причиной, по которой невозможен полный переход на «участковый» принцип работы.

— Должен признаться, есть проблема неплатежей. Я понимаю, что долги с хозяйств надо взыскивать, но в то же время знаю: если я уберу оттуда своих специалистов, легче мне точно не станет. Таким образом, в целом по району есть некий оптимальный уровень поступлений на наш счет, который необходим, чтобы не возникли проблемы с зарплатой. Я вижу реальные финансовые поступления и могу планировать, сколько денег к нам придет в будущем. Какой смысл брать на себя слишком много требующих оплаты функций, если знаешь, что не все хозяйства способны вовремя и в полном объеме рассчитаться? Если я наберу чересчур большой штат, то банально не смогу своевременно выдавать зарплаты, — объясняет Радовский.

Историческая справка

Централизованной ветеринарной структуры в Советском Союзе не существовало до середины 50-х годов прошлого века. Зооветучастки, которые имелись в районах, работали самостоятельно, без единого координирующего органа. Ситуация устраивала руководство страны до 1953 года, когда на июльском пленуме ЦК КПСС было принято решение о реорганизации. Постановлением союзного Совмина зооветучастки передали в ведение машинно-тракторных станций. Центральный же участок был переименован в райветлечебницу, а ее начальник стал главным ветврачом района.

Через некоторое время, когда решение о едином «лечении» машин и животных признали ошибочным, ветеринаров вывели из подчинения МТС. Взамен в стране была организована сеть участковых ветлечебниц, которые подчинялись райветлечебнице. Однако после того, как колхозы и совхозы крепко встали на ноги и смогли обеспечить специалистам достойную зарплату, участковые ветлечебницы постепенно закрылись из-за нехватки кадров. Врачи перешли в хозяйства, где и платили больше, и работа была проще. Тем не менее за время своего существования участковая структура оказания ветпомощи позволила в короткие сроки значительно поднять качество услуг.
 

Другие материалы рубрики
ОАО «Парохонское»: как решить белковую проблему на торфяниках
Александр Ращупкин
Опубликовано в №4 (180), апрель

ОАО «Парохонское» — уникальное хозяйство. На землях, 80 % которых составляют деградированные торфяники, здесь из сезона в сезон заготавливают полуторагодичный запас высококачественных кормов для крупнейшего...

Лилия Крапивина
Опубликовано в №7 (159) июль

В Беларуси товарную говядину получают как от молочного скота, так и от скота специализированных мясных пород. По оценкам специалистов, в республике хватает племенного материала для того, чтобы постоянно увеличивать поголовье мясного...

КФХ «Горизонт»: в поисках идеального лука
Александр Ращупкин
Опубликовано в №9 (161) сентябрь

КФХ «Горизонт» Мостовского района — крупный производитель лука и моркови в республике. Глава хозяйства Генрих Мысливец пользуется авторитетом не только на Гродненщине, ведь организовать и многие годы...

Вопрос «в яблочко»
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (136), август

Ежегодно в ОДО «Гринвэй» собирают до 35 т яблок с гектара. Для специализированных хозяйств результат, может, и не фантастический, но для типового отечественного сада более чем достойный. Специально для читателей...

«Мирная» оптимизация
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №12 (152), декабрь

Расположенное в пяти километрах от Барановичей ОАО «Агрокомбинат «Мир» известно в первую очередь как один из крупнейших в Беларуси производителей говядины. Однако с директором предприятия Иваном Клишевским мы...

Кнут и пряник для агрария
Всеволод Волков
Опубликовано в №3 (131), март

Дефицит специалистов — стандартная проблема для белорусского АПК. Ее причины хорошо известны и неоднократно обсуждались, в том числе, и в нашем журнале. Бороться с кадровым голодом непросто, но возможно. Один из самых...

Комментарии
Войти как