Четыре «К» Николая Гавриченко

Опубликовано в №3 (143), март

В число основных задач школы-фермы учебно-опытного хозяйства Белорусской государственной сельскохозяйственной академии входит не только подготовка специалистов для молочного скотоводства, но и воспитание кадров. По словам профессора кафедры биотехнологии и ветеринарной медицины БГСХА Николая Гавриченко, добиться от белорусских животноводов соблюдения технологической дисциплины — задача вполне решаемая.

Полигон для специалистов

— Школа-ферма — уникальное предприятие даже на европейском уровне. Зачем маленькой Беларуси настолько продвинутая учебная база?

— Есть универсальная формула успешного животноводства, которая включает в себя четыре «К»: Корова, Комфорт, Кормление и Кадры. Если у вас не будет животного с высоким генетическим потенциалом, молока вы не получите. Если такое животное есть, но ему не создали надлежащих условий: хоть мармеладом корову потчуй — молока не будет. Если есть условия, но нет качественного корма — генотип не поможет. Ну и в любом случае нужен человек, который понимает, как вести селекционную работу, который умеет ухаживать за коровой, готовить корма и выполнять все необходимые технологические операции. Таким образом, мы подходим к главной проблеме отечественного животноводства — кадрам. Вот школа-ферма и создавалась для того, чтобы эту проблему решить.

— Сколько человек уже успели пройти здесь обучение?

— Если считать студентов, то около 2 000. Кроме них, следует также учесть экскурсии. Только за прошлый год школу-ферму посетили более 3 500 «туристов». Хорошему специалисту и двух часов бывает достаточно, чтобы уточнить необходимые моменты. В Беларуси сейчас крайне важно быстро переобучить кадры. Потому что в ряде случаев приходится сталкиваться с ситуацией, когда ферма модернизирована, а кадры все еще морально устаревшие. Их хватает, но они привыкли работать по другой технологии, в другом темпе. В принципе, эти проблемы характерны для любой страны, которая внедряет у себя передовые решения.

— Здесь достаточно оборудования? Возможно, есть вещи, которых вам не хватает?

— Я думаю, что в ближайшие пять лет с учетом оборудования, которое есть на ферме, и образцов оборудования и техники, которые предоставляют для нашего выставочного зала компании-производители, никакой серьезной модернизации здесь не требуется.

— Понятно, что по «сборной солянке» из оборудования школа-ферма сильно отличается от обычного предприятия. А по технологии?

— Ну, свои нюансы есть. Вся система подстроена под учебный процесс. Конечно, это не позволяет в полном объеме соблюсти зоогигиенические и технологические регламенты производства молока. Постоянное присутствие посторонних, обучение студентов — все это негативно сказывается на продуктивности и здоровье коров и ремонтного молодняка. Значит, нужны дополнительные затраты на ветпрепараты и персонал, который обеспечивает учебный и производственный процесс. Так, например, дойка на ферме начинается с началом учебных занятий — в 8 утра, а не в 5–6, как это обычно бывает. На большом производстве, понятно, так поздно начинать дойку нет никакого смысла, потому что она будет длиться минимум три часа. Молоко при таком режиме доения теряется, но для обучения студентов на это приходится идти.

— Приходилось сталкиваться с мнением, что зачастую специалисты прекрасно разбираются в нюансах производства, но по ряду причин не занимаются непосредственным контролем.

— Это действительно так. Раньше, когда фермы были небольшими, на 200–400 животных, успешность животноводства во многом зависела от низшего звена, которое на них работало, т. е. от доярок. Коровы имели индивидуальный уход, доярки создавали им комфорт, скармливали комбикорма, доили, выявляли половую охоту и т. д. Сейчас же задачи доярки сильно упростились и за стадом во многих случаях никто не смотрит. То есть теоретически это должен делать зоотехник, но у него, как правило, хватает текущих проблем помимо того, чтобы заниматься «тонкой настройкой» производства. Вот, например, он составил рацион, а проконтролировать, чтобы при смешивании корма была точно соблюдена рецептура, уже не успевает. Потому что есть бумажная работа, масса начальников: районных, областных, министерских. К нам на учебу часто приходят специалисты, у которых я сам могу многому поучиться. Но в своих хозяйствах они не соблюдают досконально технологическую дисциплину. Не успевают контролировать.

Как можно выйти из ситуации? Я считаю, что на каждой крупной ферме должен быть специалист по управлению стадом. Эти сотрудники возьмут на себя оперативное управление фермой: будут четко понимать, где, что и в какое время должно происходить. По идее, этим сотрудником должен уже сейчас быть бригадир, но на практике оказывается, что это де-факто должность сторожа. При этом мы знаем: даже небольшое нарушение технологии может серьезно сказаться на получении телят, объемах и качестве молока. В идеале задача главного зоотехника — заниматься стратегическим развитием и координацией.

На привязи и без

— В школе-ферме, за исключением доильной установки на монорельсе, практически не представлены технологии привязного содержания. С чем это связано?

— Выбирая между привязным и беспривязным способом содержания коров, нужно объективно оценивать достоинства и недостатки каждого из них. Основное достоинство привязного способа содержания — благоприятные условия для индивидуального кормления и обслуживания каждой коровы в отдельности в соответствии с ее продуктивностью и физиологическими особенностями. Естественно, это создает предпосылки для получения от каждой коровы такого количества молока, которое соответствует данному рациону кормления. Однако это достоинство влечет за собой и основные недостатки. При привязном содержании человек вынужден ходить к корове, многократно «кланяться» ей при доении, носить с собой доильную аппаратуру, подавать корм, убирать навоз. Важно отметить, что большая часть операций, в частности дифференцированное нормирование концентратов и корнеплодов, подготовка вымени, отключение и снятие доильных аппаратов после окончания молокоотдачи, очистка стойла и т. д., при привязном содержании выполняется вручную и, несмотря на многочисленные попытки, пока не поддается механизации, а тем более автоматизации.

При беспривязном содержании доение вынесено из коровника в специально оборудованный доильный зал на стационарные установки. Доярка работает в удобной позе, у нее все под рукой. На современных доильных установках вручную выполняются только операции по сдаиванию первых струек молока и надеванию доильных стаканов. Все остальное, в том числе отключение и снятие стаканов после прекращения молокоотдачи, производится автоматически. При этом требуется строго соблюдать технологическую дисциплину. Если этого не делать, то зачастую удой на ферме при беспривязном содержании значительно снижается.

— То есть, если не можешь обеспечить технологическую дисциплину, пользуйся традиционными методами?

— Совершенно верно. Возможность получать более высокие надои автоматически подразумевает, что качество управления и ответственность персонала тоже высокие. Если на предприятии два типа содержания и работает оно с нарушением технологической дисциплины, качество молока будет выше при привязном варианте, но себестоимость его при этом тоже будет выше, что скажется на рентабельности. Поэтому рано или поздно вы вынуждены будете использовать современные технологии. Чем раньше вы придете к такому решению, тем рентабельнее будет производство молока. При этом начинать надо в первую очередь с подготовки кадров, а не со строительства новых коровников и покупки современного оборудования.

Чисто человеческие трудности

— Технологическая дисциплина — проблема, которая наиболее остро проявляется именно в доении?

— Нет, конечно. Важен каждый технологический элемент. Возьмем, например, отел. Обычна практика, когда специалисты-животноводы сразу начинают оказывать помощь корове при родах, абсолютно не соблюдая правила родовспоможения, что приводит к массовым эндометритам, выбытию животных и большим проблемам с воспроизводством стада. Если у вас в стаде более 10 % коров переболевает эндометритами, вы имеете большие проблемы с соблюдением технологии содержания животных в цехе сухостоя и родильном отделении и, естественно, теряете большое количество молока.

— Ветеринары жаловались: случается, что и трактором дергают…

— Да, к сожалению, бывает и такое. Бесплодие корове при этом гарантировано. Поэтому каждое родильное отделение должно быть обеспечено минимальным набором акушерского инструментария и лекарственных препаратов, а оказывать помощь при родах должны только специалисты и только в случае патологических родов! Помощь оказывается, только если нормально расположенный плод не выводится за два-три часа.

— Как влияет на качество молока тип доильной установки?

— В принципе, никак. Конечно, на государственном уровне сравнения по эффективности применения различных систем доения не проводилось, но, судя по школе-ферме, могу сказать, что при соблюдении технологии мы в любом случае получим качественный продукт. Однако надо признать, что зачастую хозяйства приобретают сложнейшие системы, которые не дают эффекта, потому что в технологию начинает вмешиваться человек. Скажем, вот доярка ради ускорения процесса отключила автоматический додой — и начались проблемы с маститами.

Это при том, что работа доярки за последние несколько десятилетий сильно упростилась. Ее роль при любом типе доильного зала, будь то «Параллель», «Карусель» или «Елочка», в принципе, одинакова. Нужно обработать соски, протереть их индивидуальной салфеткой, надеть доильный аппарат и закупорить соски после окончания доения. Всю остальную работу по доению берет на себя автомат. Тем не менее мы продолжаем сталкиваться с проблемой человеческого фактора.

Проще всего эту проблему решить при помощи доильного робота. Можно научить одного инженера-технолога, который будет обслуживать несколько установок. Но этот инженер должен быть реально хорошим. Не менее 30 % времени он должен проводить за компьютером. В принципе, к любой установке должны прилагаться хорошие специалисты. Не будет кадров — можно на ферму ставить хоть подлодку. Эффект от нее будет такой же, как и от самого ультрасовременного доильного зала. Точнее, никакого эффекта не будет.

— Кстати, какие нюансы есть при выборе типа доильной установки?

— Выбор зависит от многих параметров. В первую очередь нужно учитывать размер стада и продуктивность коров, а также наличие сервисной службы. Нет смысла покупать установку, которая будет работать несколько часов в сутки. Обязательно нужно учитывать и квалификацию специалистов. Чем выше грамотность персонала, тем более дорогой и эффективный тип установки может позволить себе хозяйство. Например, если продуктивность низкая или стадо небольшое, зачем покупать «Карусель»? Объясню на примере школы-фермы. На ферме продуктивность коров на уровне 6 500 л. Имеется учебная доильная установка «Карусель-елочка» на 16 мест, на которой доится 96 коров. При этом она работает только три часа в сутки, т. е. за день она может подоить стадо в восемь раз больше. К сожалению, на многих предприятиях эти нюансы не учитываются и большую часть времени установки простаивают.

— Часто приходится слышать об ошибках в проектировании новых ферм. С чем это связано?

— Дело в том, что, как правило, при строительстве современных ферм используются типовые разработки. При этом они проектируются с расчетом на то, что технология содержания, кормления и доения будет соблюдаться неукоснительно. Поэтому, например, они не предусматривают карантинные помещения. Если же мы нарушили технологию, то больные животные гарантированно будут. Значит, придется нарушить технологию еще раз, искусственно выделив под их содержание отдельную секцию. В итоге поточно-цеховая система производства молока не работает, эффективность падает, мы теряем молоко, теряем телят и т. д.

Зарплаты начинаются с регламента

— Известно, что в животноводстве довольно высока текучесть кадров. Многих отпугивает низкий уровень зарплат. Как можно решить эту проблему?

— Я наблюдал в США, как пара мексиканцев в две смены доила 2 000 коров. У них восемь часов рабочий день, и они не останавливаются ни на секунду. Зарплата — около 2 000 долларов. Если мы пересчитаем уровень нагрузки и сопоставим ее с зарплатой наших операторов машинного доения, то окажется, что и оплата труда сопоставима, а то у наших и выше будет.

В конечном счете финансовое благополучие конкретного сотрудника зависит от того, как вообще организована работа на предприятии. Работу может делать один сотрудник, а могут два или даже три. У нас же бывает так, что построили ультрасовременный комплекс — и там все еще работают четыре доярки, которые вразвалочку, не спеша передвигаются. В США у работника фермы день расписан по минутам: отдоил животных — пошел выполнять следующее задание по плану. Ему никто не говорит, что делать: все прописано в технологическом регламенте. Вообще, если работать по технологии, животноводство — это не такой сложный вид деятельности, как может показаться. Проблемы с маститами, конечностями и т. д. мы получаем, как только происходит нарушение организации труда и нарушение технологии.

Однако, что касается текучести, нельзя забывать еще об одном факторе: это несамостоятельность специалистов. Многие наши студенты уже после первой практики теряют интерес к профессии. Почему? Потому что он приходит на ферму с желанием работать и думает, мол, вот я сейчас тут горы переверну. Потом сталкивается с суровой прозой жизни: качественного корма нет, на ветпрепаратах предприятие экономит и т. д. Вот, допустим, у коровы гипофункция яичников. Один день яловости коровы сегодня обходится предприятию в 50 тыс. руб. Препарат для лечения стоит 45 тыс. руб. Их экономия в результате дает убыток от яловости на корову в 1,4–1,7 млн руб. Где логика? Где экономический расчет? Пока экономическая служба будет работать на то, чтобы «меньше тратить», а не «больше зарабатывать», принципиально ситуация не изменится.

Другие материалы рубрики
СУП «Ханчицы-Неман»: работа над ошибками
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №4 (180), апрель

В последние годы сельскохозяйственное унитарное предприятие «Ханчицы-Неман» производственных рекордов не ставило и в число образцовых предприятий области не входило. Ситуация резко изменилась, после того как в...

Аркадий Осипович: «За высший сорт молока премий не даем, только за «экстра»
Лилия Крапивина
Опубликовано в №12 (164), декабрь

Агрофирма «Лебедево», которая является филиалом РУП «Минскэнерго», — многопрофильное сельхозпредприятие в Молодечненском районе, выпускающее продукцию животноводства и растениеводства. 

Медом не испортишь
Лилия Крапивина
Опубликовано в №9 (149), сентябрь

Технология получения меда известна издревле, но и в этом многовековом промысле сейчас применяется много нового. О современных технологиях получения качественного меда, о необходимом для этого оборудовании, о лечении пчел, об их...

Бизнес с рыбной начинкой
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (137), сентябрь

Белорусская рыбная отрасль переживает не лучшие времена. По данным Национального статистического комитета, доля убыточных предприятий среди рыбоводческих и рыболовных организаций в первом полугодии 2013 года составила 57,9 %. Тем не...

Регламент концерна «Детскосельский»: корма при любых обстоятельствах
Александр Ращупкин
Опубликовано в №10 (186), октябрь

Филиалу «Вировлянский» ИП «Детскосельский Городок», входящего в состав российского концерна «Детскосельский», достались почвы тяжелые, но и в таких условиях можно получать полноценные корма.

Основы мясной экономики
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №7 (147), июль

ОАО «Василишки» еще с советских времен известно своими достижениями в свиноводстве. Сегодня, чтобы сохранить лидерские позиции, хозяйство стремится к диверсификации, в целом оставаясь верным животноводству. О том,...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ