Бизнес с рыбной начинкой

Бизнес с рыбной начинкой
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (137), сентябрь

Белорусская рыбная отрасль переживает не лучшие времена. По данным Национального статистического комитета, доля убыточных предприятий среди рыбоводческих и рыболовных организаций в первом полугодии 2013 года составила 57,9 %. Тем не менее некоторым, несмотря на кризис рентабельности и вялый спрос на рыбу, удается балансировать на грани безубыточности. Одно из таких хозяйств — расположенное в 50 км от Минска ОАО «Рыбхоз «Волма».

Рыбхоз «Волма» не самое крупное предприятие отрасли. В год здесь производится 1 400 т товарной рыбы. Основной вид продукции — карп. Кроме него, в ассортименте имеются типичные для рыбхозов белый амур, толстолобик и щука. Наличием серьезных инвестиционных проектов ОАО похвастаться не может, редкие и ценные породы рыбы тут также не производятся, если, конечно, не считать таковыми перепродажу «для ассортимента» некоторого количества форели и 5 т европейского сома, которые были здесь выращены и проданы в прошлом году. В общем, стартовые условия более чем средние. Соответственно, и проблемы тоже «как у всех». О том, как «Волме» удается их решать, мы поговорили с директором Александром Куликовским.

Прибыль на грани фола

— Насколько нам известно, ситуация с доходностью в отрасли не самая лучшая. Александр Евгеньевич, а у вас какая рентабельность?

— Невысокая и у нас. В лучшем случае — 2–3 %.

— Какие факторы влияют на нее сильнее всего?

— Большая головная боль — комбикорм. Цена на него растет, и мы с этим ничего поделать не можем. С мая по сентябрь в хозяйстве используется около 5 тыс. т кормов стоимостью около 4 тыс. бел. руб. за килограмм. Своих оборотных средств на его закупку мало, приходится обращаться к банкам. Берем деньги под полную ставку — это 35 % годовых. В итоге получается, что суммы, которые мы выплачиваем, сопоставимы с расходами на коллектив, а работает у нас порядка 150 человек.

— Можно ли снизить затраты на корма?

— Технологические моменты, такие как качество комбикорма, технология кормления и пр., уже хорошо отработаны, и тут мало что можно сделать. Например, во времена Советского Союза нормативный кормовой коэффициент составлял 4,7. То есть нужно было скормить 4,7 кг комбикорма на каждый килограмм живого веса рыбы. Мы же сейчас укладываемся в 3–3,5 кг, но, вероятно, это предел.

— Может быть, имеет смысл работать по замкнутому циклу, как это делают многие успешные животноводческие предприятия: самим выращивать и самим производить корма?

— Для 5 000 т комбикормов необходимо около 3 000 т зерна. При средней урожайности в районе на уровне 30 ц/га это получится около 1 000 га земли. «Волма» же всего занимает около 2 000 га, из которых 1 370 приходится на водную гладь и только 300 занято пашней. Балльность этой почвы низкая: пески; но мы все-таки сеем зерно. В прошлом году собрали 500 т, в этом будет тонн на сто меньше в связи с тем, что вымерзли озимые. Этот объем, конечно, помогает в основной отрасли, потихоньку нарабатываем опыт: сеялку приобрели, трактора и т. д. Тем не менее убежден, что лучше, если каждый занимается своим делом. Тем более что есть еще масса задач по основной деятельности, которые требуют решения. Например, нужно решить проблему с водой. Когда весной был ураган «Хавьер», речка возле Смилович забилась снегом — в пруды перестала поступать вода. Пришлось экстренно брать экскаваторы, искать место и обкапывать. Аналогичные проблемы и летом, когда засуха. Хочешь или нет, а приходится проводить мелиоративные работы. Подпорный пруд, который обеспечивает рыбхоз водой, сильно зарос и заилен. Сами мы его пока в порядок привести не можем. Плотина старая, нужны средства на ремонт. На фоне всего этого, я думаю, еще достаточно долго растениеводство для нас будет больше хобби, чем серьезным бизнесом.

— А что государство? Не помогает?

— Во времена СССР вся рыба дотировалась. На каждый проданный рубль шел рубль дотации. Рассказывают, что рыбхозы тогда работали с рентабельностью 25 %. Это при том, что фактически 50 % затрат компенсировалось. Сейчас рыбопроизводителей поддерживают не по такой стройной схеме. Если в прошлом году мы получили серьезные компенсации за закупки комбикорма и проценты, то в сезоне-2013 доля господдержки уже не имеет большого значения при формировании цены на рыбу. Мы же, чтобы удержать рынок, пока сохраняем цену карпа на уровне прошлого года.

Рецепты выживания

— Есть ли вариант, при котором производство рыбы не будет балансировать на грани безубыточности, а станет однозначно прибыльным?

— Безусловно. Смотрите, мощность рыбхоза по старым советским нормам — 980 т. Мы же выращиваем 1 400 т. При этом игнорируется тот факт, что рыбопроизводство не конвейер, где чем больше производишь, тем дешевле получается каждая единица товара. У нас, как только выходим за рамки 1 000 т, себестоимость продукции растет быстрее, чем прибыль. Допустим, с одного гектара воды мы берем 10 ц. Если хотим получить 15 ц, необходимо увеличивать плотность посадки, т. е. растут затраты на мальков и корма. Получаемая рыба при этом в связи с высокой плотностью посадки в среднем имеет меньшие размеры, чем «нормативная», а значит, и более низкую рыночную стоимость.

— Скажите, а что будет, если рыбу не кормить? Пусть сама растет.

— Ну да, есть такое мнение, что можно ничего не делать, а рыба сама вырастет. Отчасти это правда, но естественная продуктивность водоемов в наших условиях не превышает 1,2 кг/га. Таким образом, если посадить малька и «забыть» про него, то на естественной кормовой базе мы получим не более 120 кг продукта. Мизер, зато практически без затрат. Если карпа кормить, то можно увеличить продуктивность водоема в восемь раз. Естественные и искусственные корма при этом соотносятся примерно как масло с хлебом. Карп ест комбикорм и закусывает червячками или там личинками насекомых, но, как только мы превышаем определенный уровень, «масла» на всех уже не хватает, а потому резко возрастают затраты на «хлеб». В худшем случае можно потратить не 3,5 и не 4,7, а 5–6 кг комбикорма на килограмм живого веса. То есть специфика производства вступает в противоречие с требованиями обеспечить темпы роста. Нарастить-то не проблема, но насколько этот рост будет рентабельным?

Добавьте к этому еще проблему реализации. По умолчанию считается, что если я произвел рыбу, то обязательно продам ее куда-нибудь. Однако это совсем не обязательно: если рынок достиг предела насыщения, продажа товара по той цене, которая окупит затраты, не гарантирована. Частично этот фактор можно нивелировать, запустив хорошую рекламную кампанию, чем мы сейчас и занимаемся, но это решает проблему только отчасти. Рыба выращивается с мая по сентябрь, а реализация начинается осенью, и до конца декабря мы должны все продать, потому что в декабре карп уходит на зимнее содержание, прекращает питаться, худеет, теряет товарность, да еще и погибнуть может.

Крылатые проблемы

— Кстати, о гибели. Насколько сильно рыбхозы страдают от птиц?

— Птицы — это не самое страшное. Худшее, что может случиться, — нарушение технологии выращивания рыбы. Если в водоеме, где находится, допустим, 100 т карпа, создается заморная ситуация, то все… Капут рыбхозу. На этом фоне птицы кажутся мелочью, что не мешает им быть серьезным раздражающим фактором. Один баклан в день съедает до 700 г рыбы, что само по себе много. Теперь представьте, что это была не одна рыба, а 10 карпиков по 70 г, — вес тот же, а потенциальные потери возросли десятикратно. Период выращивания рыбы — четыре месяца, т. е. одна птица может съесть центнер рыбы. Соответственно, стая в тысячу бакланов выедает 10 т. Впечатляет? Баклан, он как вертолет: взлетает и садится вертикально. Как только чувствует (а чувствуют они хорошо), что находится на прицеле, — тут же идет на взлет. Взрослых поэтому отстреливать очень сложно. Единственный вариант — «работать с молодежью». Пока вчерашние птенцы еще неопытны, с ними хоть как-то можно бороться.

У цапли свои особенности: она большого карпа проглотить не может, но может долбануть его клювом. Карп либо умрет потом где-нибудь тихо под водорослями, либо получит открытую рану, в которой с удовольствием поселится инфекция.

— За этот сезон много отстрелили?

— Порядка 130 бакланов и 270 серых цапель. Не могу удержаться, чтобы не сказать несколько слов в адрес потребителей, которые жалеют птиц, но при этом хотят получать качественную рыбу. За последние семь лет у нас не было ни одного случая основных инфекционных заболеваний. Остались только паразиты. Ежегодно в конце июня — начале июля мы проводим обработку от цестод. Правда, стопроцентной гарантии она не дает. Чтобы полностью избавиться от ленточных червей, нужно осушать пруды, промораживать — не всегда это получается. К тому же цапли и чайки обеспечивают постоянное перезаражение водоема гельминтами.

Панацея или дополнение к бизнесу?

— В 2011 году, когда утверждалась программа развития рыбной отрасли, вопрос разведения ценных пород рыбы рассматривался чуть ли не как панацея. Как обстоят дела реально? Вот мы видели у вас осетров и веслоноса, в частности. Эту породу постоянно демонстрируют на выставках, но я не припомню случая, чтобы ее можно было попробовать.

— Веслонос сам по себе неприхотлив при выращивании, поскольку питается, как и толстолобик, планктоном. Но произвести его в больших объемах нелегко, т. к. очень сложно получить потомство и сохранить малька. Дело в том, что веслонос плавает у самой поверхности и даже при весе в 100 г является желанной и легкой добычей для чаек и цапель. Существуют ли методы борьбы? Да! Нужно модернизировать прудовую инфраструктуру, натягивать сетки, проводить мероприятия по отпугиванию птиц. Все это стоит денег, ложится на себестоимость производства веслоноса, в итоге сказывается на розничных ценах и привлекательности породы в целом.

— А форель? Вы же ее выращиваете?

— На самом деле для формирования ассортимента мы закупаем ее у сторонних производителей в товарном 400-граммовом виде, немного подкармливаем и продаем. Однако уже принято решение строить свое форелевое хозяйство. Сейчас готовим строительный проект. Планируем закупать в Горках малька и выращивать его до 250 г — ритмично, каждый месяц по 10 т.

У лососевых на рынке однозначно есть перспектива. Польша производит огромное количество форели, и в рознице рыба стоит на уровне 10 долларов за килограмм.

— По вашему мнению, форель должна быть порционной рыбой или выгоднее производить крупным весом?

— Поскольку у нас массового сбыта форели нет, я вам точно не скажу. Вообще, в мире считается, что форель — порционная рыба, но наш потребитель пока не видит разницы. Мы продавали рыбу весом 1 кг и весом 400 г. Честно скажу, размер на объемы продаж заметного влияния не оказывает. Если будут плохо покупать — пропустим через цех переработки.

— Вы уверены в спросе?

— Ярмарки показывают, что спрос на свежую форель есть, хотя он, безусловно, уступает спросу на карпа. Карпа, напомню, продается около 15 тыс. т в год. Я считаю, что тысячу тонн форели белорусский рынок гарантированно проглотит. Вопрос в цене. Рыбу сейчас можно найти в магазинах по 100 тыс. за килограмм, что, конечно, дорого. Конкурировать с мороженым лососем — а кета, например, в отдельных сетях по 40–50 тыс. за килограмм лежит — тяжело. Думаю, оптимальная розничная цена форели сегодня — в районе 70 тыс.

— Это все равно недешево. Можно ли как-то тут «двигаться» с ценой?

— Не слишком сильно. Но некоторый запас есть, если жестко соблюдать технологию. Килограмм форели должен выращиваться на килограмме комбикорма. Если это соотношение выдерживать, то рентабельность рыбы составит около 40 тыс. руб., а розничная цена — 60 тыс. В этом случае все будут довольны. Это вдвое дороже карпа? Да, но пусть мы ее продадим в два раза меньшим объемом, чем карпа

— На ваш взгляд, какие направления следует развивать для вывода отрасли из такого вот предкризисного состояния?

— Переработку. Это один из основных факторов, который может вытянуть нас на рентабельность. Правда, на этом пути придется переломить психологию потребителя, который воспринимает карпа исключительно в живом виде. В «Волме» свой цех по производству полуфабрикатов: рыбного фарша и филе карпа, плюс около 20 видов копченостей. Правда, если с копченостями реализация более-менее наладилась, то с полуфабрикатами беда. Перебороть представление, что рыбный фарш делается не из мяса, а из «полуотходов», очень тяжело. Основная проблема, как я ее вижу, — ограниченность рекламных бюджетов. На продвижение товара не выделяется достаточного объема средств. Если же мы донесем наш продукт до потребителя, то он оценит вкусовые качества и, думаю, проблем ни с реализацией, ни с выращиванием не будет.

 

Другие материалы рубрики
Александр Лапотентов: «Будущих работников воспитываем со школьной скамьи»
Лилия Крапивина
Опубликовано в №2 (154), февраль

Работники СПК «Родина» Белыничского района получают надбавки к зарплате за то, что хорошо воспитывают своих детей, а школьникам здесь выплачивают стипендии за высокие оценки. Есть в хозяйстве еще много других стимулов для...

Кнут и пряник для агрария
Всеволод Волков
Опубликовано в №3 (131), март

Дефицит специалистов — стандартная проблема для белорусского АПК. Ее причины хорошо известны и неоднократно обсуждались, в том числе, и в нашем журнале. Бороться с кадровым голодом непросто, но возможно. Один из самых...

Лабораторная работа
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №1 (153), январь

Дает ли какие-либо преимущества лабораторный анализ кормов? Какие параметры при этом наиболее важны для специалиста? Как часто следует делать такой анализ и какова его стоимость? На эти и другие вопросы корреспонденту...

Вопрос «в яблочко»
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №8 (136), август

Ежегодно в ОДО «Гринвэй» собирают до 35 т яблок с гектара. Для специализированных хозяйств результат, может, и не фантастический, но для типового отечественного сада более чем достойный. Специально для читателей...

КФХ «Горизонт»: в поисках идеального лука
Александр Ращупкин
Опубликовано в №9 (161) сентябрь

КФХ «Горизонт» Мостовского района — крупный производитель лука и моркови в республике. Глава хозяйства Генрих Мысливец пользуется авторитетом не только на Гродненщине, ведь организовать и многие годы...

Безболезненная чистка каналов. Метод от ОАО «Парохонское»
Лилия Крапивина, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №4 (180), апрель

Расположенное на болотистых почвах неподалеку от слияния сразу трех рек ОАО «Парохонское» Пинского района полностью зависит от уровня грунтовых вод. Для хозяйства важно, чтобы воды было ровно столько, сколько нужно: не...

Комментарии
Войти как

Фотоблог БСХ