Пять проблем мирового пчеловодства

Пять проблем мирового пчеловодства
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №5 (133), май

Международная федерация «Апимондия» — самое крупное объединение производителей меда в мире. Организация представляет интересы 3,5 млн производителей из 115 стран. В апреле Беларусь впервые посетил глава федерации Жиль Ратиа. Во время встречи с белорусскими пчеловодами, которая состоялась в министерстве сельского хозяйства и продовольствия, речь шла в основном о глобальных проблемах мирового пчеловодства.

1. Как лечить летальность?

Главная мировая проблема — вымирание пчел. Речь идет о массовом исходе рабочих пчел из ульев. Феномен, который был впервые описан в 2006 году и в настоящее время официально подтвержден ООН. «Синдром разрушения колоний» характеризуется тем, что в один прекрасный день рабочие пчелы «сходят с ума» и массово безвозвратно покидают улей. По данным Всемирного фонда защиты пчел, количество колоний в Европе сокращается на протяжении последних 20 лет. В США масштабы бедствия еще значительнее: каждую зиму в стране вымирает до 40 % пчелосемей. С 1961 года популяция американских пчел сократилась вдвое, а плотность насекомых на 1 га поля упала на 90 %.

По словам господина Ратиа, единой причины вымирания пчел не существует. Однако на каждом континенте на поведение и смертность насекомых влияет ряд стандартных факторов, меняется лишь их соотношение и уровень взаимодействия.

Самую большую угрозу представляют последние поколения пестицидов в сочетании с технологией инкрустации семян. В XX веке производители-пчеловоды стремились обрабатывать поля до или после цветения, чтобы минимизировать вредоносное воздействие препаратов. Однако сейчас благодаря инкрустации растение получает долговременную защиту, и пыльца оказывается «отравленной» на весь срок цветения. Существовавшая ранее вероятность превратилась в гарантию. При этом последние поколения препаратов в 7 000 раз опаснее для пчел, чем печально известный ДДТ.

На втором месте в списке причин, вызывающих смертность пчел, варроатоз. Несмотря на некоторые успехи, это заболевание пока победить не удается. К тому же использование все более и более «тяжелых» препаратов для борьбы с клещами приводит к тому, что пчелы накапливают в организме действующие вещества акарицидных препаратов. Как отметил Жиль Ратиа, содержащиеся в лекарствах кумофос и флювалинат угнетающе действуют на пчел.

Свою лепту вносят и гербициды. Не оказывая заметного прямого влияния на организм медоносной пчелы, эти препараты убивают сорные растения — основной способ, которым насекомые могут разнообразить свое питание в регионах с монокультурным характером сельского хозяйства. Эта проблема особенно актуальна для США, где на сотни километров могут тянуться кукурузные поля. Как выразился Жиль Ратиа:

— Если вас кормить только калорийным и вкусным белым хлебом, это неизбежно приведет к тому, что появятся проблемы со здоровьем и иммунитетом. Пчелы в этом смысле похожи на людей, монокультурная диета для них — то же самое, что для человека белый хлеб на завтрак, обед и ужин.

Пытаясь нивелировать влияние монокультурной диеты, пчеловоды применяют подкормки, однако технологический прогресс превращает эту полезную инициативу в фарс. Если раньше в качестве подкормки использовался обычный сахарный или медовый сироп, то сейчас из-за высоких цен на сахар в ходу продукты питания промышленного производства на основе изоглюкозы — искусственного заменителя сахара, получаемого из той же кукурузы.

Применение мобильных ульев добавило к проблемам с питанием стресс от постоянных переездов. В США колония пчел за год может перемещаться 5–6 раз на общее расстояние до 20 тыс. км. Считается абсолютно нормальным перевезти насекомых, например, из Флориды в Калифорнию и обратно. С одной стороны, подобная «смена обстановки» нервирует насекомых, с другой — является дополнительным фактором, провоцирующим распространение болезней и паразитов.

— Крупные производители, — отметил Жиль Ратиа, — сейчас предпочитают работать с кластерами. В Турции не редкость пасеки, где на ограниченной территории собрано до 10 тыс. ульев. Подобной скученности в истории пчеловодства не было никогда. Не удивительно, что эпидемии распространяются молниеносно.

На развитие пчелиных пандемий влияет и практика использования более дешевых импортных пчеломаток. Закупленные европейским производителем в Китае или Чили насекомые — прекрасный мост для переноса болезней с континента на континент. При этом для профилактики и борьбы с недугами пчеловоды массово применяют антибиотики — вещества, которые, с одной стороны, не всегда приносят пользу насекомым, а с другой — способствуют отбору устойчивых к ветеринарным препаратам микроорганизмов.

Кроме упомянутых очевидных причин пчелиной смертности, глава «Апимондии» назвал и косвенные, среди которых глобальное изменение климата, а также мобильная связь. Нехарактерные для традиционных «медоносных» регионов засухи или затяжные дожди негативно влияют на жизнедеятельность пчел. Что касается влияния на насекомых микроволнового излучения, то его отрицательный эффект пока не доказан, однако вполне возможно, это произойдет в будущем. Уместно напомнить, например, что резкое сокращение популяции тараканов в белорусских городах совпало по времени с бурным ростом GSM-покрытия в стране.

Решение проблемы смертности, по мнению Ратиа, в продвинутом менеджменте колоний и соблюдении экологических стандартов. «Апимондия» выступает за запрет на установку ульев на монокультурных полях и питание насекомых искусственными продуктами, а также ограничение использования «тяжелых» ветпрепаратов. В идеале параллельно должен быть введен и запрет на широкое использование пестицидов, но понятно, что без поддержки государственных органов это малореально.

Еще один момент — локализация разведения маток. Выведение в необходимом количестве местных форм, стойких к типичным для региона недугам, в перспективе позволит сократить импорт насекомых, а также получить более однородные колонии, с которыми проще и дешевле работать.

2. Он на вкус не хуже меда

Вторая по значимости проблема, оказывающая влияние на мировой пчеловодческий бизнес, — фальсификация продукта.

Среднегодовое мировое производство «сладкого золота» не превышает 1,5 млн т, при этом на экспорт поставляется только 300 тыс. Половину этого объема «закрывают» китайские пчеловоды.

— 67 % мировых продаж — оптовые поставки, и именно здесь мы сталкиваемся с наибольшими рисками промышленной подделки, — подчеркнул Жиль Ратиа. — Особенно это касается продукта, поступающего из Китая. Объемы подделок, которые Поднебесная выбрасывает на внешний рынок, впечатляют. Однако всего через 20 лет ситуация может стать принципиально иной.

Грандиозные масштабы, которые фальсификация меда приобрела в Китае, — это основная причина низких цен на мировом рынке. Парадоксально, но, «убивая рынок», Поднебесная в среднесрочной перспективе сама рискует столкнуться с дефицитом меда. Пока китайские производители фальсификата богатеют. Однако с каждым годом, в том числе благодаря их усилиям, «сладкий бизнес» становится все менее и менее выгодным, а значит, маловероятно, что на смену нынешнему поколению пчеловодов придет адекватное количество молодежи. Если ситуация не изменится, всего через несколько десятилетий проблема медовых подделок решится сама собой — в мире просто не останется производителей натурального продукта.

— За те три года, что я являюсь президентом «Апимондии», я побывал более чем в 50 странах, и очень часто во время завтраков с главой местной ассоциации пчеловодов предоставлялась возможность попробовать их мед, — рассказал Ратиа. — Так вот в половине случаев это был просто раствор глюкозы. Соответственно каждый раз задавался вопрос: как это возможно? И мне говорили о дефиците средств на оплату анализов и адвокатов, коррупции на государственном уровне и т. д.

Глава Международной федерации производителей меда отметил, что пищевая химия достигла таких высот, когда рядовой потребитель часто не в состоянии отличить на вкус натуральный мед от искусственного. Ситуация усугубляется тем, что во многих странах с недобросовестными производителями мало борются даже в рамках существующего законодательства. Частично решить проблему могли бы независимые экспертизы продуктов, представленных на полках магазинов и супермаркетов, но все упирается в деньги: оборудование для современной лаборатории стоит более миллиона долларов, что дорого даже для Европы.

— Необходимо, чтобы в каждой стране национальный союз пчеловодов был действительно объединяющим органом, — считает Жиль Ратиа. — Сообща гораздо проще проводить экспертизы и затем выставлять коллективные претензии.

Он также отметил, что не всегда местные производители натурального меда помнят о важности поддержания обратной связи с потребителями. Ни одна пчеловодческая организация не в состоянии контролировать ситуацию на всем рынке, однако это вполне по силам обычным покупателям. Исходящие от простых потребителей сведения о фактах появления в продаже подделок могут серьезно упростить работу по очистке торговых сетей от недоброкачественной продукции.

3. Закон суров

Ужесточение законодательства в отношении пищевых продуктов — общемировой процесс. Новые ограничения изрядно портят жизнь пчеловодам.

— Двадцать лет назад основными критериями выбора меда были цвет, вкус и содержание воды, но теперь, если вы хотите продать мед в Европу, вас не будут спрашивать о том, каков продукт на вкус или на каких цветах он собран. Зато обязательно потребуют справки о содержании пестицидов, ветпрепаратов и прочей химии.

Сертификаты о соответствии меда нормам законодательства выдают независимые лаборатории. Определение качества пищевых продуктов — выгодный бизнес, а потому его представители активно лоббируют введение все новых и новых ограничений. По словам президента «Апимондии», этот процесс можно назвать «лабораторным террором»:

— Если раньше анализ партии меда обходился пчеловоду в 15 евро, то сейчас примерно в 100. Несколько лет назад от пчеловодов требовали контролировать содержание антибиотиков, в последнее время речь также идет о пыльце трансгенных растений.

Многие страны идут еще дальше. В частности, Германия ввела у себя предельные нормы содержания алкалоидов и выступает за то, чтобы они стали общемировым стандартом. При этом в настоящее время нет подтвержденных исследованиями данных о возможном вредоносном влиянии на организм человека содержащихся в меду алкалоидов.

Производители меда должны быть готовы к тому, что ужесточение — процесс бесконечный. В нем заинтересованы и лаборатории, и национальные ассоциации потребителей, и отдельные страны, которые при помощи подобных «барьеров» оберегают местный рынок. Можно с уверенностью говорить о том, что в будущем появятся новые критерии качества. Возможно, мед будут проверять на радиоактивность или, скажем, на присутствие наночастиц. Переломить эту тенденцию невозможно, однако вполне реально смягчить или вообще избежать отдельных острых моментов. Чтобы донести свой голос до принимающих окончательные решения государственных или наднациональных органов местные производители меда должны активнее участвовать в работе международных структур. «Апимондия» также выступает за создание некоего этического кодекса, который соблюдали бы производители, лаборатории и поставщики.

4. Дорого и сердито

В силу описанных факторов эффективность пчеловодческого бизнеса падает. На рентабельность влияют и фальшивки, и необходимость проведения дорогих анализов. Однако во многих случаях пчеловоды просто не «считают» свой бизнес. Грамотное планирование и обучение финансовой грамотности мелких производителей поможет существенно повысить рентабельность производства меда.

Более пристальное внимание пчеловодам стоит обращать на вопросы логистики, учитывать стоимость топлива и другие факторы. Очевидно, например, что более высокая прибыль достигается не только увеличением числа ульев, можно ведь попытаться повысить отдачу от каждой семьи. В качестве примера Ратиа привел Новую Зеландию, где среднегодовая производительность одной пчелосемьи может достигать 500 кг меда (для сравнения: в Беларуси хорошим результатом считается 70 кг). К слову, Новая Зеландия — единственная страна в мире, где в пчеловодстве полностью запрещено использовать антибиотики. Зараженные ульи (примерно 1 % в год) просто сжигаются, однако за счет высоких показателей производства и экономии на ветпрепаратах эти потери себя оправдывают.

Времена, когда пасека приносила гарантированную прибыль, уходят в прошлое. Производить мед все сложнее, а огромный объем подделок не позволяет компенсировать ценой растущие затраты. «Медовый» бизнес теряет свою привлекательность, и это выливается в последнюю, пятую проблему, констатировал Жиль Ратиа.

5. Профессия пенсионеров

— По нашим данным возрастная пирамида у пчеловодов не очень хорошая, — поделился наблюдениями Жиль Ратиа.

Во всем мире молодежь отдает предпочтение более выгодным в денежном отношении занятиям. Приток свежих кадров в пчеловодство сокращается на протяжении многих лет. Эта тенденция характерна для всего мира, и Беларусь не исключение. Популяризация профессии — важная задача для отрасли. Как считают в «Апимондии», необходимо проводить продуманные PR-кампании, создавать школы и клубы, в которых люди могли бы приобретать соответствующие навыки, вводить специализированные курсы в официальную систему образования. Еще одно направление работы — договоренности с банками о программе микрокредитования пасек-стартапов.

— Есть страны, где все это уже хорошо работает, — в заключение отметил Жиль Ратиа, — однако очевидно: тех усилий, которые предпринимаются сейчас, пока недостаточно.
 

Другие материалы рубрики
Юрий Ломако: «Импортозамещение должно проходить в разумных пределах»
Лилия Крапивина
Опубликовано в №9 (185), сентябрь

В этом году Институт экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского отмечает 95-летие. Использовав юбилей как информационный повод, мы поговорили с исполняющим обязанности директора института Юрием Ломако о...

Александр Ращупкин
Опубликовано в №7(195), июль
Теги:

Республиканское объединение «Белсемена» предлагает элитхозам объединиться и создать в стране конкурентоспособное семеноводство. Этому должны способствовать изменения в законодательстве и порядке...

Беларусь и Россия: от баланса интересов к совместным действиям
Алексей Жуков, Ольга Среднева
Опубликовано в №4 (156), апрель

Сотрудничество Беларуси и России в агропродовольственной сфере продолжает набирать обороты в рамках как Союзного государства, так и Единого экономического пространства. Такой вывод можно сделать на основании результатов совместной...

Не догонять прошлое, а создавать будущее
Николай Яковчик
Опубликовано в №5 (133), май

Белорусский АПК становится все более наукоемкой отраслью, предъявляющей высокие требования к уровню подготовки специалистов. Поэтому перед учреждениями образования, в которых обучаются и повышают квалификацию белорусские аграрии,...

Инновации в переработке молока
Алексей Жуков
Опубликовано в №2 (166), февраль
Теги:

Производство и переработка молока остается одной из основных статей отечественного продовольственного экспорта, даже несмотря на обострение ситуации на рынках. О перспективах развития молочной отрасли страны, мирового рынка и о...

Валентина Вешторт
Опубликовано в №2 (142), февраль

Свое участие в «Зеленой неделе — 2014» наша страна решила не ограничивать лишь только национальной экспозицией. В рамках международной выставки прошел Белорусский форум по вопросам агропромышленного комплекса....

Комментарии
Войти как