Мировая продуктовая порча

Мировая продуктовая порча
Зинаида Ильина, Светлана Кондратенко, Лилия Ёнчик
Опубликовано в №8 (148), август
Теги: рынки

Одна из наиболее ощутимых проблем современности — дефицит продуктов питания. Ее решение усложняет, с одной стороны, быстрый рост населения планеты, а с другой — невозможность бесконечно наращивать производство. В контексте продовольственной безопасности Республики Беларусь важен и такой фактор, как потери во время производства, переработки, транспортировки и хранения продуктов.

 

Где и как теряются продукты?

По оценкам FAO, ежегодно в мире пропадает или выбрасывается треть всех произведенных продуктов питания — около 1,3 млрд т.

Потери происходят на протяжении всей цепочки производства-потребления, начиная от момента сбора сельскохозяйственного сырья и заканчивая домашними хозяйствами. Согласно данным FAO в Европе и Северной Америке на одного жителя ежегодно приходится 95–115 кг пищевых отходов. Для сравнения: в странах Центральной Африки, Южной и Юго-Восточной Азии этот показатель не превышает 6–11 кг. При этом общие объемы утраченной продукции сопоставимы для развитых и развивающихся стран: 670 против 630 млн т.

Однако, несмотря на приблизительно одинаковое количество утрачиваемых продуктов, между развитыми и развивающимися странами есть одно принципиальное отличие. В Европе и США до 50 % продовольствия теряется на этапе конечного потребления. При этом развитые государства несут ответственность за порчу 67 % мясных продуктов. В развивающихся же странах продукты в основном теряются на ранних и средних стадиях продовольственной цепочки, причем около 70 % потерь образуется «возле ферм» — после сбора и во время хранения урожая.

После уборки урожая при перевозке и хранении теряется от 5 до 25 % зерна в зависимости от технического оснащения элеваторов и общей культуры организации хранения. FAO оценивает ежегодные потери зерна в 10 % от всего производства. Максимумом для некоторых менее развитых стран является 30–50 %.

В странах Таможенного союза также теряется значительная часть продуктов. По данным и. о. постоянного представителя Российской Федерации при FAO Владимира Кузнецова, среднегодовые потери зерна в России составляют около 17 %. В отдельных районах при неблагоприятных погодных условиях хозяйства могут терять по 25–40 % собранного урожая. По информации Министерства сельского хозяйства России, засуха, которая наблюдалась в 2010 году в основном в Приволжском и Центральном федеральных округах, погубила сельскохозяйственные культуры на площади более 13,3 млн га. Это 30 % от площади посевов сельскохозяйственных культур в пострадавших регионах, 17 % от общей посевной площади РФ и треть от всей посевной площади зерновых культур в стране. Специалисты отмечают, что потери зерна примерно на 60 % связаны с технологической составляющей. Хозяйства, которые использовали современные технологии, в частности минимальную обработку почвы, даже в условиях засухи показывали урожайность приблизительно вдвое выше, чем в среднем по региону. Валовый сбор российского зерна в чистом весе сильно нестабилен по годам: в 2009 году он составил 95,6 млн т; в 2010-м — 60,96; в 2011-м — 94,2; в 2012-м — 70,91; в 2013-м — 91,3 млн т.

Ситуация, аналогичная произошедшей в РФ в 2010 году, наблюдалась в 2012 году в Казахстане, когда из-за засухи погибли посевы зерновых на площади 94 тыс. га. В итоге валовый сбор зерна оказался примерно на уровне засушливого 2010-го и составил 12,9 млн т. Для сравнения: в 2013 году страна произвела 19 млн т зерна.

В целом уровень устойчивости производства зерна в государствах — участниках Таможенного союза составляет сейчас 70,3 % при минимально допустимых 75 %. При этом в Республике Беларусь значение данного индикатора находится на уровне 80,2 %, в Республике Казахстан — 70,4 %, в Российской Федерации — 71,1 %.

Таким образом, потенциальная угроза дефицита зерна в ТС — 18,4 % от потребности, или 45 млн т.

Что касается Украины, то из-за слабой материально-технической базы для переработки и хранения ежегодные потери зерновых там достигают 20 % от общего урожая. Между тем в высокоразвитых странах Европы и Америки они составляют не более 1–2 % и в основном обусловлены технически неизбежным минимумом. Причем из этого объема только 4 % потерь связаны с технологией уборочных работ и еще около 1 % — с транспортировкой. До 74 % потерь приходится на послеуборочный период, в частности на стадию переработки и хранения.

На этапе реализации и потребления основной аспект, касающийся потерь, связан с нерациональным использованием произведенного продовольствия на уровне розничной торговли, предприятий общепита и потребителей. Если бы, например, в Великобритании продовольствие использовалось более рационально, среднестатистическая семья в год могла бы сэкономить 1 090 долларов, а гостиничный бизнес — до 1,2 млрд долларов. Из-за того что размер порции часто превышает потребности посетителя, в отходы отправляется 17 % приобретенных ресторанами продуктов. Обычные посетители супермаркетов покупают больше, чем в состоянии съесть, поддаваясь на различные акции и скидочные кампании. Испорченные продукты потом, разумеется, выбрасываются. Заметим, что эта проблема касается прежде всего богатых стран. В США и Канаде годовые потери продуктов достигают 100 кг на человека, в Европе — 50 кг, в развитых странах Азии — 40 кг, в Латинской Америке — 20 кг, в Южной, Юго-Восточной Азии и в Африке к югу от Сахары — от 6 до 10 кг.

Кроме того, в промышленно развитых регионах ежегодно почти половина производимого продовольствия (примерно 300 млн т) списывается из-за завышенных стандартов качества. В первую очередь это касается фруктов и овощей неэстетичной формы. Так, в Кении из-за несоответствия стандартам каждый год выбрасывается до 40 % выращенных для британского рынка овощей и фруктов.

 

Почему с потерями сложно бороться?

Чтобы оценить масштаб ущерба, его сначала нужно измерить. Однако разработка общемировых протоколов измерения объемов продовольственных потерь требует учета большого числа переменных, разнящихся в разрезе стран и регионов. Для этого необходимы гармонизация методологии мониторинга в общемировом масштабе и готовность заинтересованных участников добросовестно делиться данными по всем участкам продовольственной цепочки.

В настоящее же время в глобальном масштабе методы сбора данных не приведены к общим стандартам, в результате чего наблюдается большое разнообразие подходов и не выработан стандартный протокол измерения продовольственных потерь и пищевых отходов.

Например, в развитых государствах исследования на данную тему ориентированы на рассмотрение социальных или этических проблем. В развивающихся странах и странах с переходной экономикой проблема потерь продовольствия и пищевых отходов изучается в аспекте продовольственной безопасности. Каждый из методов имеет определенные преимущества и недостатки. Однако качество данных сильно варьируется, что затрудняет их сравнительную оценку. Так, в развивающихся странах сведения о послеуборочных потерях в продовольственной производственно-сбытовой цепочке по большей части отсутствуют или не фиксируются.

 

Беларусь: ситуация адекватна динамике производства

Что же происходит с потерями продуктов в Беларуси? Анализ, проведенный специалистами нашего института, показал, что страна ежегодно теряет от падежа и гибели животных. В 2011 году уровень таких потерь по отношению к стоимости реализованной продукции животноводства составил 0,59 %, в 2012-м — 0,62 % и в 2013-м— 0,76 %. В денежном выражении это соответственно 82,2; 167,8 и 252,4 млрд руб.

Уровень потерь в овощеводстве остается довольно высоким, особенно на этапе хранения. Так, в 2011 году было потеряно 3,02 % собранного урожая овощей, в 2012-м — 7,16 % и в 2013-м — 5,89 %. Потери картофеля также велики — 2,25 % в 2013 году. Относительно благополучна в этом отношении ситуация с зерновыми, сахарной свеклой, семенами рапса, ягодами и другими видами продуктов (табл. 1).

Нажмите для увеличения. Таблица откроется в новом окне

Что касается мясопереработки, то на долю мясокомбинатов приходится 27–53 % от общих потерь мяса и мясопродуктов. По всей технологической цепи потери мяса и мясопродуктов в 2011 году составили 6 186 т, в 2012-м — 5 924 т, в 2013-м — 11 059 т, или 6 735, 6 233 и 6 843 случаев соответственно. Заметим, что в 2013 году потери продукции увеличились по сравнению с 2012-м примерно на 86,7 % (табл. 2).

По данным 2013 года, из общего объема потерь мяса и мясопродуктов почти 46,1 % приходится на холодильники, базы и склады. Для сравнения: из-за нарушения температурных режимов в холодильниках терялось 8,4 % мяса, во время доставки в розничные сети — 0,5 %, непосредственно в самих сетях — 0,1 %.

Нажмите для увеличения. Таблица откроется в новом окне

В современных условиях в Республике Беларусь уровень потерь и отходов незначительно влияет на состояние продовольственной безопасности ввиду следующих особенностей.

В стране достаточно высока технологичность производства, идет непрерывная техническая модернизация всех сфер агропромышленного производства и сбыта.
Для домашних хозяйств пока не характерно излишнее потребление продуктов.
Розничные торговые сети в своем развитии находятся на начальном этапе.

Проведенный специалистами института анализ показал, что уровень потерь в средней белорусской семье составляет 5–7 % от общего объема потребляемых продуктов. Такая низкая доля в основном объясняется тем, что местное население пока еще наращивает потребление и оптимизирует рацион питания. Однако в перспективе белорусов ждет заметный рост уровня отходов из-за бурного развития сетевых магазинов, гипер- и супермаркетов, стимулирующих масштабные закупки. Выявленные тенденции свидетельствуют, что увеличение отходов, вызванное импульсным масштабным приобретением продуктов питания, в будущем может осложнить задачу оптимизации и повышения качества рациона домашних хозяйств и отрицательно повлиять на продовольственную безопасность. В связи с этим актуализируются задачи сохранения продукции на всех этапах продвижения ее к потребителю. В частности:

  • в сельскохозяйственных и перерабатывающих организациях следует акцентировать внимание на соблюдении и совершенствовании технологии производства, хранения и переработки продовольствия. Экологизация сельскохозяйственного производства должна проводиться в рамках стратегии устойчивого развития сельских территорий;
  • в розничной торговле и на предприятиях общественного питания самые важные направления работы — оптимизация системы снабжения продовольствием и сырьем и сокращение технологической цепочки поставок, а также ориентация на прямые поставки сельхозпродукции потребителям с учетом рациональных, а не завышенных требований супермаркетов к стандартам качества;
  • в домашних хозяйствах необходимо постепенно формировать культуру бережливого потребления продовольствия, прививать населению навыки планирования покупок, обращать внимание на важность пересмотра рациона в сторону здоровой пищи. Это должно происходить в рамках реализации государственной политики повышения качества и экологической безопасности продовольствия.

 

Экономия на глобальном уровне

Сокращение потерь и отходов продовольствия рассматривается как эффективное направление борьбы с голодом и недоеданием. Если уменьшить потери продуктов вдвое, то, чтобы обеспечить мир продовольствием, к 2050 году существующие объемы производства достаточно будет увеличить всего на 25 %, а не на 60 %, как прогнозируется сейчас. В растениеводстве и животноводстве это позволило бы также заметно сэкономить ресурсы воды, энергии, удобрений и средств защиты.

Не следует сбрасывать со счетов и экологический аспект. И производство продовольствия, и выброшенные на помойку отходы не лучшим образом влияют на окружающую среду. Производство продуктов питания, которые не доходят до потребителей, приводит к ежегодному появлению в атмосфере до 3,3 млрд т парниковых газов, а ежегодные затраты воды оцениваются в размере 550 млрд м3. И чем дальше от начала производственной цепочки оказывается этап, на котором портится продукт, тем сильнее урон для экологии.

На уровне отдельных государств снижение объемов отходов должно стать частью общей концепции устойчивости продовольственных систем, включающих стабильное производство продовольствия, с одной стороны, и рациональное питание и потребление на основе сокращения пищевых отходов, с другой.

На уровне же домашних хозяйств есть смысл проводить кампании по разъяснению последствий роста продовольственных потерь. Один из таких инструментов — образовательно-рекламная программа FAO, ориентирующая домашние хозяйства на бережливость и социальную ответственность. Потенциальным покупателям рекомендуется не брезговать фруктами только потому, что некоторые из них имеют «неправильную» форму.

Для упреждения нового продовольственного кризиса следует апеллировать и к производителям. Сбалансированное производство позволит избежать излишков сельскохозяйственных товаров.

Другие материалы рубрики
Новый сельскохозяйственный год: главное — экономика
Алексей Жуков
Опубликовано в №3 (131), март

Экономическая эффективность, качественные травяные корма и строгое соблюдение всех технологических регламентов — это «альфа» и «омега» для белорусских аграриев на нынешний сельскохозяйственный год....

Сергей Сорока: о защите растений, экономике и новых вызовах для АПК
Александр Ращупкин
Опубликовано в №8 (172), август

Об актуальных тенденциях в сфере защиты растений мы беседуем с директором института кандидатом сельскохозяйственных наук Сергеем Сорокой.

Адаптивные технологии: кому по карману будущее?
Инна Гармель
Опубликовано в №12 (152), декабрь

Насколько отечественные земледельцы преуспели во внедрении методов адаптивного земледелия? Что препятствует широкому внедрению гибких технологий в производственную практику? Об этом наш разговор с Константином Шашко, кандидатом...

Новое в законодательстве
Опубликовано в №3 (155), март

Представляем краткий обзор новых законодательных актов, затрагивающих сферу АПК и пищевой промышлености, принятых в феврале-марте 2015 года  

Единая идентификация для Таможенного союза
Алексей Жуков
Опубликовано в №3 (143), март

Страны Таможенного союза объединяют усилия в области идентификации, регистрации и прослеживаемости животных и продукции животного происхождения. Готовится проект положения о единой системе идентификации. Очередное заседание рабочей...

«Лучший пахарь» стал международным
Александр Ращупкин
Опубликовано в №6 (182), июнь

Конкурс «Лучший пахарь» традиционно проводится в выставочные дни уже 11 лет, но международный статус он обрел только в этом году. Награждение победителей и участников прошло на главной сцене...

Комментарии
Войти как