Карп. Альтернативы нет

Карп. Альтернативы нет
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №10 (138), октябрь

Карп и в ближайшей перспективе останется базовым видом прудовой рыбы в Беларуси, несмотря на кажущееся снижение потребительского интереса к нему. Это значит, что рыбоводческим хозяйствам придется потрудиться, чтобы сохранить рентабельность своего производства и отыскать путь к сердцу покупателя. Как это можно сделать и на что нужно ориентироваться? Об этом наш разговор с заместителем директора по научной работе РУП «Институт рыбного хозяйства» Владимиром Костоусовым.

Дороги к рентабельности

— Владимир Геннадьевич, герои наших публикаций, занимающиеся рыбопроизводством, говорят о дорогих кормах и невысоком спросе как о факторах, которые ведут отрасль к убыточности. Какой видится ситуация с вашей колокольни?

— Да, действительно, основная проблема отрасли — корма. Собственно говоря, с ней связана и вторая — рост затрат. У карпа-двухлетка в структуре себестоимости 50–70 % приходится на корма, у трехлетка — 35–40 %. В состав корма, кроме зерна, входят некоторые другие компоненты, в частности соя. На мировом рынке соевый шрот в последнее время подорожал, соответственно, выросла и цена на корм. В свою очередь, это привело к росту себестоимости карпа с 13 тыс. руб. за килограмм в 2011 году до 19 тыс. в 2012-м. В этом сезоне рост себестоимости продолжился, а вот розничные цены остались на прошлогоднем уровне: 29–32 тыс. за килограмм. Выше их поднимать нельзя, поскольку реализация уже на этом уровне идет вяло: сказывается конкуренция с морской рыбой.

Таким образом, я могу согласиться с вашими предыдущими собеседниками: хозяйства действительно оказались в патовой ситуации, когда реализовать продукт по соответствующей цене нет возможности, а стоимость его производства постоянно растет. Добавьте к этому необходимость выплат по старым кредитам, затраты на кормление непроданной рыбы, транспортные расходы, покупку посадочного материала — и вы получите полный ответ на вопрос об основных причинах кризиса.

— Ситуация безвыходна?

— Почему же? Снижать себестоимость, особенно с учетом того, что покупательная способность потребителя не сильно растет, необходимо. Как это можно сделать? Можно пойти по пути рационализации. Например, самокормление: устанавливаются кормушки, рыба ест сколько хочет, но при этом минимизируются потери корма, поскольку он не лежит на дне пруда и не портит воду. Более сложный, но и более эффективный вариант — нормировать кормление по возрастам. Дело в том, что в Беларуси традиционно выпускаются только две рецептуры комбикормов: для младшей группы и для старшего, товарного возраста. Реально же необходимо иметь пять-шесть рецептур; в Европе производители по мере роста рыбы меняют тип корма чуть ли не ежемесячно. Наш институт разработал расширенный ассортимент кормов: в нем есть стартовый корм для только вылупившихся личинок, мальковый корм — для молоди весом до 3 г, сеголеточный, продукционный и, наконец, корм экономкласса для третьего года жизни, когда накопление жира в рыбе идет уже быстрее прироста белка. Что для этого нужно? Специализированное производство, которого пока нет.

Есть также чешский и немецкий подходы, в которых делается упор на экологичность и качество продукции, а это определяется тем, что рыба съест. Суть в том, что комбикорма, дескать, неизвестно из чего сделаны, там антибиотики, стимуляторы роста и т. п. Поэтому немцы рыбу на третьем году жизни выращивают на естественных зерновых. Никакой химии. Корма используется больше, но это оправданно за счет более низкой стоимости зерна. Проблема в том, что в Беларуси дешевле не получается. Комбикорм стоит 3,4–3,6 млн руб. за тонну, а тонна зерна — около 3 млн. При этом надо на единицу прироста скормить либо 3 тонны комбикорма, либо 4–5 тонн зерна.

Разумеется, есть и менее очевидные пути. Предположим, что мы не будем выращивать карпа по 10–12 ц/га и тратить дорогие комбикорма. Снизим объемы до 3–4 ц/га и оставим рыбу на естественной кормовой базе. Себестоимость гарантированно упадет, но, разумеется, сократятся и объемы производства. В этом месте рассуждения мы подходим к вопросу, а сколько нам вообще нужно рыбы? Вот сейчас 16,6 тыс. т вырастили — реализация уже хромает, а ведь в программе развития отрасли заложены 25 тыс. т к 2015 году. Кто может дать гарантии, что этот объем будет раскупаться? Ведь уже сейчас карп реализуется фактически по цене затрат, а население голосует рублем в пользу морской рыбы, которая объективно дешевле.

Чешуя морально устарела

— К слову, какие тенденции сейчас актуальны при реализации карпа? На что следует ориентироваться хозяйствам?

— Во-первых, несмотря на традиционную любовь белорусов к порционной рыбе, набирает силу тенденция к увеличению размеров, т. е. чем крупнее карп, тем больше шансов его продать. Второй момент — стремление потребителя к комфорту. У людей все меньше желания чистить покупку, а значит, становятся более востребованы зеркальные, голые и рамчатые породы. Чем это грозит хозяйствам? Дело в том, что все упомянутые малочешуйчатые формы — генетические мутанты. Их выживаемость на всех стадиях развития ниже, чем у чешуйчатых форм. Поэтому, если мы хотим иметь зеркального карпа в тех же объемах, что и чешуйчатого, нужно иметь больше посадочного материала, больше производителей и т. д. Что касается ритейла, то в Европе и США обычна ситуация, когда покупатель выбирает в магазине живую рыбу и ее тут же при нем разделывают. Есть мнение, что наши сети к пока не готовы обеспечить такой сервис. Со своей стороны, производители кроме живой рыбы обязаны предоставлять и полный ассортимент пресервов: от филе, до кулинарии. Добавлю еще, что объемы переработки следует увеличивать постепенно, потому как никто не знает объема рынка. Сейчас наши производители реализуют около 4 тыс. т переработанной продукции в год. Кто знает, сможет ли рынок «переварить» большее количество.

— «Зеркальный» тренд находит свое отражение в работе ученых?

— Рынок интересуют малочешуйные формы, но они менее устойчивы. Задача селекции — делать упор на повышение резистентности. Мы этим занимаемся. В трех последних породах белорусской селекции, которые были выведены, — изобелинской, лахвинской и тремлянской — присутствуют «зеркальные» отводки.

При этом надо понимать, что в рыбоводстве, как и во всем животноводстве, породы — лишь исходный материал. В товарном производстве почти 80 % выращиваемой рыбы — межпородные гибриды. Соответственно, гибридизация карпа — основное направление работ современного рыбоводства.

— Новый сорт сахарной свеклы можно вывести за 7–11 лет. Насколько оперативно можно получить новую породу карпа?

— Для поддержания необходимой гетерогенности нужно иметь очень большое число производителей — до 2 000 голов, чего трудно добиться в искусственных условиях. Реально же в маточных стадах обычно содержится порядка 200 голов. Поэтому любая порода со временем начинает стареть, утрачивая свои изначальные ценные качества. Требуется обновление, но рыба не свинья, и на второй год она не размножается. Поэтому, если мы хотим получать нормального половозрелого карпа, он должен проходить стадии зимовки: это необходимый физиологический процесс. То есть растить рыбу нужно минимум пять лет, а порода — это минимум семь-восемь поколений. Соответственно, 35 лет на получение. Да, сейчас методы массового отбора уходят в прошлое, появились ДНК-технологии, отбор идет по показателям крови, генотипам и т. д. Но даже в этом случае надо затратить 20–25 лет.

— На чем, кроме зеркальности, делается акцент при выведении карпа? Вот вы назвали три породы. В чем их особенности?

— Приведу простой пример: импортируемый в СССР венгерский карп на рынке был популярнее местных пород. Почему? Потому что он высокотелый, почти круглый, часто без чешуи. Специально выведенные породы, как правило, имеют преимущество перед традиционными сазанообразными. Есть, правда, одна проблема: их проще продать, но сложнее вырастить. Как я уже говорил, высоко отселектированные породы малоустойчивы в зимовке и дают больший процент отходов во время нагула. Поэтому РУП «Институт рыбного хозяйства» сейчас ориентируется на нечто среднее: по экстерьеру — высокоспинность, чешуйный покров; выход тушки не менее 64 %. Параллельно делается акцент на возможность повышения устойчивости к неблагоприятным условиям и некоторым болезням.

Например, тремлянский карп выведен специально для зоны Полесья. Особенность полесских водоемов в том, что летом содержание кислорода падает ниже предельно допустимой концентрации — рыба начинает задыхаться. Кроме того, в воде очень высокое содержание железа, которое в буквальном смысле выпадает на дне слоем ржавчины. Эта же ржавчина оседает и на жабрах рыбы. В совокупности оба фактора приводят к тому, что если мы привозим в регион какого-нибудь чешского, венгерского или немецкого карпа, то он успешно дохнет в течение недели. А тремлянский — живет.

Лахвинский карп, который выведен как универсальная порода с участием крови украинских пород (нивчанской и др.), оптимизирован для центральной зоны Беларуси. Он имеет два варианта чешуйных покровов. Сейчас мы работаем над тем, чтобы получить на его базе полноценную зеркальную породу.

Изобелинский карп — высоко отселектированная порода, ориентированная на вторую зону рыбоводства. В отличие от лахвинской и тремлянской, она выведена без участия крови сазана. Эта рыба характеризуется более низким порогом резистентности, зимой дает больший отход. Зато она очень красива и имеет прекрасный «тарелкообразный» товарный вид.

Вообще же, у нас имеется коллекционное стадо импортных пород, которое включает в себя румынских, немецких, российских, югославских карпов и чистокровного сазана. Это позволяет выводить гибриды фактически под условия конкретного рыбхоза.

Резервные растительноядные

— В свое время поднимался вопрос о необходимости нарастить производство растительноядных рыб. В чем их преимущество?

— Как известно, рыбу выращивают либо в моно, либо в поликультуре. В белорусских карповых хозяйствах везде используется последняя. Стандартный набор рыбхоза состоит из карпа как базового вида (потребитель зообентоса и комбикорма), пестрого толстолобика (потребитель зоопланктона и крупного фитопланктона), белого толстолобика (потребитель фитопланктона и бактериопланктона), карася (потребитель детрита) и щуки или сома (потребители сорной рыбы). Иногда добавляют линя, который подбирает не съеденный карпом зообентос и комбикорм, а также «процеживает» детрит, или черного амура, который питается крупными личинками насекомых и моллюсками. В общем, суть поликультуры в том, чтобы наиболее полно использовать кормовые ресурсы пруда. Поэтому, если мы хотим увеличить рыбопродуктивность без затрат кормов, следует делать ставку на добавочные виды, в том числе растительноядные.

— Как на растительноядные резервы реагирует рынок?

— Пестрого толстолобика и его гибридов в Беларуси выращивается достаточно — это можно заметить на рынке. Особенность этой рыбы в том, что она имеет большую голову, соответственно, меньше выход массы тела. Поэтому мелкие толстолобики, несмотря на то что продаются чуть ли не по 17 тыс., спросом не пользуются. Хотя по вкусовым качествам рыба вполне может с карпом поспорить. Лично я считаю, что оптимальный вес для толстолобика — 2–3 кг.

Себестоимость толстолобика низкая: корм на него не расходуется, дополнительных затрат почти нет. При этом рыба хороша для переработки. Из нее, в частности, получаются отличные копчености. Есть, правда, один нюанс: жировой состав толстолобика сформирован ненасыщенными жирными кислотами. По сути, это растительные масла, которые очень быстро окисляются. У карпа жир ближе по составу к жиру теплокровных, не такой окисляемый, поэтому рыба хранится дольше. Толстолобик — 7–10 дней, и уже окисление начинает ощутимо влиять на вкус продукта. Кроме того, питается рыба водорослями, а ведь что ешь, тем и пахнешь — понятное дело. Однако запах купируется, если после облова рыбу посадить на неделю в проточную воду.

— Какова сейчас доля добавочных видов в производстве?

— Карп в общем объеме выращиваемой рыбы занимает 76,3 %. Что касается растительноядных пород, то в прошлом году доля толстолобиков составила 11,7 %, белого амура — 5,9 %. Если сюда добавить карася — 4,4 %, щуку — 0,5 %, то получится заметный объем. Однако резервы для роста еще есть. Мы просчитали по кормовым ресурсам и выяснили, что в общем объеме можем получать 32–33 % «добавочной» рыбы.

— Возможно, есть некий фактор, препятствующий этому?

— Главная задача в том, чтобы обеспечить этот резерв посадочным материалом. И толстолобик, и амур более требовательны к теплу на стадии созревания и размножения. В Беларуси подходящие для них условия складываются только к концу июня — началу июля. Это значит, что маточные стада нужно обогревать, чтобы иметь возможность получить молодь весной, успеть ее дорастить и передать в рыбхозы. Этим успешно занимается рыбхоз «Селец», где благодаря ГРЭС есть теплая вода. Там в апреле-мае прогревают производителей, искусственно получают половые продукты, личинку и потом ее реализуют другим рыбхозам. Если условия складываются нормальные, рыбхозы за счет этой личинки полностью обеспечивают себя посадочным материалом. Ну а если, как в этом году, после сугробов сразу наступает лето, то сроки сдвигаются и ситуацию нельзя назвать нормальной.

Так вот, теоретически, если мы хотим увеличить долю растительноядных рыб, можно в том же «Сельце» доращивать посадочный материал до более поздней стадии и передавать его в рыбхозы не личинкой в полсантиметра, а уже сеголетками весом 25–30 г. Правда, для этого нужны площади. Чтобы их получить, нужно снять с хозяйства обязательства по объемам товарного производства. Это малореально. Вообще, пока рыбхозы у нас работают как полносистемные хозяйства: выращивают рыбу практически от нуля до товарной продукции, сами содержат стада под разведение… Не всегда это экономически обоснованно.

— Кстати, а что говорит наука по поводу белорусских пород растительноядных рыб?

— Селекция ведется. Говорить о породах пока преждевременно. Толстолобика мы селекционировали по чистоте, выделили амурскую и китайскую линии, которые сейчас используются в смешанных скрещиваниях. Кстати, замечу, что белый толстолобик в белорусских условиях растет медленнее пестрого, хотя в естественном ареале он продвинут севернее и нерестится в Амуре. Поэтому рыбхозы предпочитают производить либо «пестрача», либо его гибриды с белым толстолобиком. Они дают быстрорастущую рыбу хорошего качества, которая по характеристикам практически не отличается от пестрого толстолобика.

***

— Подведем итог. Можно ли утверждать, что в ближайшие годы карп будет основой белорусского рыбоводства?

— Совершенно верно. В мировом рыбоводстве используется более 100 видов, но карп остается одним из основных. Более того, эта рыба имеет самую древнюю и самую устойчивую репутацию. Для рыбоводческой отрасли карп был, есть и будет определяющим видом, точно так же как свиньи и коровы в животноводстве. Сколько бы мы ни говорили об альтернативах, карпа это не отменит хотя бы по той простой причине, что в Беларуси на него ориентирована большая часть производственных мощностей. Значит ли это, что можно почивать на лаврах? Безусловно, нет.
 

Другие материалы рубрики
Зачем топ-менеджмент белорусской мясопереработки едет в Китай?
Елена Слав, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (185), сентябрь

В середине октября 2017 года состоится визит белорусской делегации в КНР. Глава «Большого шелкового пути» Чжан И раскрыл подробности предстоящего визита и ответил на несколько актуальных вопросов о поставках...

Агробиотехнологии завтрашнего дня: сделано в Беларуси
Эмилия Коломиец
Опубликовано в №6 (158), июнь
Теги:

Микробиология — одно из ведущих направлений биологии. Продукция, получаемая на основе микробного синтеза, используется почти во всех отраслях народного хозяйства. В белорусском сельском хозяйстве это биологические...

Александр Савчиц: «Себестоимостью мы занимаемся уже не один год»
Евгений Ерошенко
Опубликовано в №4 (168), апрель

ОАО «Савушкин продукт» занимает второе место в Беларуси по объемам переработки молока и первое — по эффективности его переработки. О разумном подходе к модернизации, путях снижения себестоимости и работе на...

Евразийское овощеводство — бег с барьерами
Алексей Жуков, Евгений Ерошенко
Опубликовано в №9 (161) сентябрь

Овощеводство — прибыльный, но непростой бизнес. В этом сегменте надо оперативно реагировать на потребности рынка, обновлять сортовой состав возделываемых культур, оптимизировать затраты, постоянно улучшать товарность и...

Новое в законодательстве
Опубликовано в №4 (156), апрель

Представляем краткий обзор новых законодательных актов, затрагивающих сферу АПК и пищевой промышлености, принятых в марте-апреле 2015 года  

За пять минут до уборочной страды
Алексей Семков
Опубликовано в №7 (135), июль

Уборочная-2013 стартовала. Она проходит в чуть более сложных условиях, чем в прошлом году. Поэтому успех страды, а также валовый сбор зерна во многом будет зависеть от того, насколько своевременно и качественно аграрии...

Комментарии
Войти как